on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.10.2019, 14:32

Жовтень - 2019

Пусть пасмурный октябрь осенней дышит стужей, Пусть сеет мелкий дождь или порою град В окошки звякает, рябит и пенит лужи, Пусть сосны черные, качаяся, шумят, И даже без борьбы, покорно, незаметно, Сдает угрюмый день, больной и бесприветный, Природу грустную ночной холодной мгле,— Я одиночества не знаю на земле. Забившись на диван, сижу; воспоминанья Встают передо мной; слагаются из них В волшебном очерке чудесные созданья И люди движутся, и глубже каждый миг Я вижу души их, достоинства их мерю, И так уж наконец в присутствие их верю, Что даже кажется, их видит черный кот, Который, поместясь на стол, под образами, Подымет морду вдруг и желтыми глазами По темной комнате, мурлыча, поведет...  Аполлон Майков  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Новости региона

08.10.2019, 10:24

Закінчився XIV Міжнародний фестиваль аматорського кіно «Кінокімерія-2019»

03.10.2019, 10:10

У «Gameplay: Фантастичні хроніки» грала херсонська молодь

03.10.2019, 09:49

Студенти училища культури пройшли «Шляхом сови»

> Персоналии > Визуальное искусство > Топунов Юрий > Харе Ленин - фантасмагория

Харе Ленин

Вместо предисловия.

Все герои рассказа являются выдумкой автора. Если кто-то узнает себя или своих знакомых,ответственно заявляю, это не более, чем забавное совпадение, за что заренее дико извиняюсь :-)) :-)) :-)) И последнее, автор ни в коем случае не посягает на чьи-то сакральные символы, а всего лишь повествует о сне, посетившем его приятеля, который пересказан почти дословно. И что только не присниться в знойную летнюю ночь!


                                ***
Изяслав проснулся в дурном настроении. Он свесил ноги с кровати и посмотрел на свои загорелые ступни так, будто видел их впервые. Пошевелив пальцами и убедившись в реальности текущего времени, перевел взгляд на лицо жены, свернувшейся клубочком и сладко посапывающей. Обычно это его успокаивало, но сейчас захотелось настучать тапком по круглому заду, прикрытому тонким одеялом.
-Зыоойя! - прохрипел он и обнаружил, что вместо нежного имени жены из горла доносятся шипящие звуки, переходящие в гласной «о» на фальцет. Он прокашлялся и повторил попытку, - Зыоойяя!!! - выдавил из себя и похлопал ладонью её по попе.
-Изя, отстань… - сонно промурлыкала женщина и поджала ноги почти под самый подбородок, - Я сплю…
-Зоя, - наконец он внятно выговорил имя, - к чему сняться покойники? - и не дожидаясь ответа сделал заключение, - Наверное, к дождю.
-О каком дожде ты говоришь! - Зоя открыла глаза, - Я же собралась на дачу, - она перекатилась по кровати и прошлепала босяком к окну, - Смотри, солнышко! - повернула к нему личико и заспанно улыбнулась. - Извини, а что ты говорил?
-Да понимаешь, - Изя почесал затылок, - мне сон дурной приснился. Вот я и думаю, к чему бы это.
-А что тебе приснилось? - она стояла напротив окна и её стройная фигурка просвечивалась сквозь тонкую ткань ночнушки.
-Да смур какой-то, - ему хотелось закончить этот разговор, но не тут-то было, Зоя уже проснулась и её глазки буравили мужа насквозь.
-Рассказывай, что тебе приснилось? - настойчивый тон жены не оставлял пути к отступлению.
-Мне снился Ленин, - он виновато взглянул на жену.
-Ух ты! - выпалила она и глаза её расширились, - Рассказывай, как ОН тебе приснился?  Изя понял, Зоя не отвяжется  и решил, что лучше всё ей рассказать.
   

                                ***
Итак, приснилось, что я приехал к нему в Горки.  Не помню, как попал туда, но было видно, что Ильич ждал меня и долго тряс в пожатии руку,  увлекая вглубь кабинета и все приговаривая: «Добро пожаловать, дорогой товарищ Изя...».
Когда мы оказались в полутьме, занавешенной шторами комнаты, он неожиданно упал в глубокое кресло и, откинув голову, потерял сознание.
-Владимир Ильич, - закричал я и начал трясти за плечи, отчего голова его болталась из стороны в сторону, как у тряпичной куклы. Впрочем, он неожиданно пришел в себя и, как ни в чём не бывало, произнёс:
-Изя, как я рад, что ты навестил меня! Теперь, всенепременно, мои труды не пропадут даром!
Я смотрел на него, узнавая и не узнавая. Передо мной сидел Ленин, но не тот, которого мы знаем по картинам и фотографиям, а Ленин-мумия из мавзолея, которого мне довелось видеть в юности. Тогда, выстояв в длинной очереди под кремлёвской стеной, а потом ещё на Красной площади, мы наконец-то попали в мавзолей и оказались пред лицом вождя пролетариата. Прежде всего, меня поразило громоздкое тело, лежащего в гробу, увенчанное маленькой лысой головкой. Может быть тело и не было сильно большим, но по сравнению с головой казалось таковым, а эта диспропорция бросалась в глаза и казалась удивительной.  Именно таким предстал передо мной Ильич во сне.
-Владимир Ильич, - удивился я его словам, - чем я могу помочь, я же простой парень из уездного города N! Да и большого желания ввязываться в ваши грандиозные планы у меня нет.
-Как ты можешь так думать, - Ленин был категоричен, - а план ГОЭЛРО?! Неужели ты не хочешь осветить всю Россию?! Посмотри, в каких потёмках живёт страна!
-Согласен, Россия живёт во тьме, но самое главное - это тьма незнания.
-О каких знаниях ты говоришь! - взвился вождь, - Они ведь и читать не могут из-за отсутствия электричества! Как только мы зажгем лампочки Ильича во всех глухих уголках страны, в душах людей засверкают огоньки знаний!
От осознания своих грандиозности планов, Ильич лишился сознания, а я опять начал трясти его, стараясь вернуть к действительности.
-Ильич, - орал я как сумасшедший, - очнитесь, вы же должны меня хоть чему-то научить! Ну нельзя же так бросать меня на произвол судьбы, ведь я даже не знаю, что делать с этим чёртовым ГОЭЛРО!
-А ничего не нужно делать, - неожиданно очнулся он и заговорил чётко и ясно, будто и не был мгновения назад без сознания, - нужно ездить по стране и оглашать эти планы, как моё завещание.
-И кто меня будет слушать?  На мои выступления не придут даже беспризорники!
-Не страшно, всё равно нужно говорить!  Чем больше ты будешь говорить, тем больше  массам будет казаться, что всё это осуществляется на самом деле!

Его голова снова откинулась назад и мне показалось, она вот-вот отвалится. Но в тот самый момент я сообразил, ничего страшного не произойдёт, - ведь его мозги  в банке с формалином валяются в каком-то институте. Но тогда, как он думает? Меня поразила эта мысль и я внимательно посмотрел на Ильича. К своему великому удивлению заметил, что он искоса с хитринкой наблюдает за мной и мне стало страшно.
-Владимир Ильич, а вы не боитесь, что нас подслушивают? - я начал крутить головой по сторонам, пытаясь увидеть «жучки».
-А кто нас может подслушивать в моём кабинете?! - глаза его начали вываливаться из орбит, - Кто посмел подслушивать меня?! - вождь ревел медведем.
-Сталин, - почти шёпотом вымолвил я, припав к уху.
-Сталин? Коба?! - Ленина начал давить смех, - Да он вообще придурок, у него мозгов меньше, чем даже в моей обезмозженной голове!
-Вы ошибаетесь, - попробовал образумить Ильича, - у него везде есть уши… Например, Берия.
-А это ещё кто такой? Нет большевика с такой фамилией, - он покачал головой, - Но если он тебе встретится, то его следует незамедлительно расстрелять! - и вдруг истерично завопил, - Всех расстрелять! И Кобу тоже… Короче, товарищ Изя, передай Феликсу Эдмундовичу, чтобы всех их поставил к стенке! И чем больше, тем лучше! И… - он строго посмотрел на меня.
-Владимир Ильич,  вы еще что-то хотели мне сказать?
-Наклонись, - поманил он пальцем, - когда всех перестреляешь... застрелись сам! - и растаял в воздухе, как и не бывало.
Я бросился искать по комнатам, но его нигде не было. А когда вбежал в спальню, то увидел там Надежду Константиновну в постели с Инессой Арманд.
-Изяслав, - воскликнула Крупская, - иди к нам, мы никак не можем испытать оргазм!
-Извините, - засмущался я, - мне крайне неудобно, что я прервал ваши занятия, но я не могу изменить своей жене…
-Изя, это не измена, - подала голос Инесса, - это служение Революции!
-Нет, - в ужасе закричал я, - спать со старыми бабами это извращение в квадрате! Даже в кубе! А служение Революции - святое! - и хотел выскочить из комнаты, но двери оказались запертыми. - Откройте двери! Отдайте ключ!
-Подойди и возьми, - демонически засмеялась Инесса, а Крупская ловко выпрыгнула из кровати и медленно стала приближаться ко мне.
-Не подходите, - я буквально влип в стенку, - я буду кричать!
-Кричи, - произнесла Надежда Константиновна задушевно, - все равно никто тебя не услышит…
-А вот здесь вы ошибаетесь, - поверг всех в ужас хрипловатый мужской голос с явным грузинским акцентом, - товарищ Крупская, отпустите молодого человека, пусть возвращается к своей жене! А вас, стервы, мы сейчас доведём до оргазма…
Последнее, что я увидел:  из-за шторы показался невысокий усатый мужчина в сапогах и, мягко ступая, направился к кровати, где возлежала Инесса…


                               ***
-И что было дальше? - у Зои перехватило дыхание, она восторженно смотрела на мужа.
-А ничего! Я проснулся в холодном поту и позвал тебя, чтобы спросить, к чему этот сон?
-Изя, это же вещий сон! - жена начала обретать дар речи, - Представляешь, тебе сам Ленин руку пожал и напутствовал!
-Ну и что? - Изя растерянно смотрел на жену, - Это же во сне…
-Нет ничего случайного, - она нахмурилась, - раз тебе это приснилось, значит ты избранный и теперь твоя жизнь уже тебе не принадлежит.
-А кому она принадлежит? - испуг сквозил в его голосе.
-Народу! - торжественно произнесла Зоя и показалось, что послышался звон фанфар.
-Да иди ты!
-Изячка, - жена смотрела не него, как на икону, - это знак твоей избранности! Подожди, - она схватила мобилку и начала лихорадочно набирать номер, - Василий, ты не спишь? Ничего, просыпайся и беги к нам! Это не телефонный разговор! Всё, мы тебя ждём… - она набрала следующий номер, - Вольдемар, тут такое творится! Ты даже представить себе не можешь! Больше ничего я тебе сейчас не скажу, только при встрече. Мы уже ждём…
-Зоя, что ты делаешь? - Изя  впал в растерянность, - Я же еще даже не завтракал, а ты уже сбор трубишь!
-Чепуха, милый, завтрак подождёт! Люди должны знать о случившемся.
-Да ничего не случилось…
-Ты не понимаешь, тебе дан Знак и отныне ты будешь нести этот тяжкий жребий избранности.
-Какой жребий? Какая избранность? Что ты мелешь?!
-Всё, Изя,  молчи! Говорить теперь буду я! - она была неумолима. - Ой, уже звонят в дверь, пойду открою.


                                    ***
Когда жена вышла, Изяслав немного расслабился, поскольку, в её присутствии, он всегда ощущал некоторую скованность. Нельзя сказать, что он боялся Зою. Отнюдь, она не внушала страха - маленькая, хрупкая женщина, больше смахивающая на девочку, с миловидным лицом и светлыми лучистыми глазами. Но она его, как бы это точнее сказать, напрягала. Наверное, это тянулось еще со времён их первых свиданий, когда он встречался с ней больше из деликатности, не желая обидеть,  но потом понемногу привык и почему-то женился на ней. Почему? Он до сих пор не может объяснить даже себе, зачем он это сделал, ведь ему было так покойно одному. Но факт остаётся фактом и они уже много лет делят ложе, ведут совместное хозяйство и даже что-то обсуждают. И сейчас, он не мог объяснить, зачем рассказал Зое сон. Ну дернул же его чёрт за язык! Нет чтобы, проснувшись, тихо пойти на кухню и, усевшись на табуретке у окна, почитать «Лисы в винограднике» Фейхтвангера, грызя сухарики и почёсывая ступни о перекладину кухонного стола. А он, дурак, всё рассказал  и вот результат,  - по-детски болтая ногами, в одних трусах сидел на кровати в ожидании катастрофы.


                                ***
В известном романе Михаила Булгакова всё началось после того, как прозвучал крик Бегемота «Бал!!!» и стены квартиры раздвинулись, а из камина начали выпадать гробы. В нашем случае было достаточно несколько Зойкиных звонков и пары СМС-ок, чтобы их маленькая квартирка начала наполняться странным народцем, что повергло Изяслава в полное оцепенение.
Первым на призыв Зойки прибыл её давний друг и единомышленник, Василий Горбачёв. Он с восторгом уставился на «виновника торжества» и даже пожал ему руку, которая еще хранила призрачный след касания вождя пролетариата. После чего, он, подобно врачу скорой помощи, устроился на стуле у кровати, на которой восседал Изя.
-Изя, дорогой, - серьезность звучала в его голосе, - мы все должны чувствовать ответственность перед нашей страной и народом за всё, что происходит, о чём и напомнил тебе в личной беседе Владимир Ильич Ленин. Как ты можешь пребывать в стороне от бурлящих вокруг событий?! Оглянись, народ погряз в невежестве, а власть предержащие не могут оторваться от корыта под наименованием Национальный доход, - Василий поднял указательный палец, призывая к полному вниманию, - Именно тебя он объявил своим наследником и ты должен что-то сделать, для того, чтобы как-то сдвинуть маховик истории и поставить страну на рельсы, так сказать, преобразовательных реформ.
Василий  продолжал ораторствовать, но Изя уже ничего не слышал, потеряв нить глубокомысленных рассуждений. Впрочем, и тот сыпал набором бессвязных громких фраз, характерных для риторики оппозиционных политиков, призывающих зачем-то и  куда-то, где все будет тип-топ.
Следующим в дверь спальни  проскользнул известный в некоторых кругах поэт и любимец женщин, Вольдемар. Он в упор рассматривал избранного великим вождём, Изю, через толстые стекла очков, протирая их потными пальцами, как бы не веря в реальность происходящего.
-Это исторический момент! - выдавил из себя и уселся в кресло, не отводя взгляда от Изи. - Мне пришли в голову строки, - и он с выражением начал читать только сочинённое стихотворение:

В мавзолей ведут ступени,
там лежит бессмертный Ленин.
Только он слегка встревожен,
потому что обезмозжен.
Впрочем, это всё пустяк, -
отовсюду лезет враг,
за спиною ж наш народ
в коммунизм стремглав идёт.
Тучи чёрные вокруг,
в сердце нашем вождь и друг!
 
Постепенно комната наполнялась людьми. Вот скромно вошли три кришнаитки, которые уселись у стены и начали тихонько напевать: «Харе Ленин, харе Ленин, - Ленин, Ленин, харе, харе...». Как степной орёл, в спальню ворвался чубатый казак Богдан и, выдохнув перегаром, рявкнул: «Слава Украине!», но оглядел собравшихся бегающими глазками и, не почувствовав поддержки, тут же направился на кухню в надежде, что здесь с утра наливают. И все-таки, самым впечатляющим было пришествие Хельги Штольц со свитой, которая состояла из сонма её тонкошеих обожателей и нескольких дежурных фотографов, фиксирующих чуть ли не каждое телодвижение экзальтированной дамы. Эта легендарная особа всегда появлялась там, где можно было хоть немного засветиться и пропиариться.
-Зоя, рассказывай, как всё было, - Хельга, как всегда, брала быка за рога. Она, серёзно выслушав подробный отчёт о происшедшем, начала распоряжаться, - Ребята, ставим вокруг кровати аппаратуру, освещение сделайте помягче, картинка должна быть немного в тумане, так сказать, флёр истории, - и обращаясь к Изяславу, - Изянька, быстренько раздевайся!
-Еще чего, - он вцепился обеими руками в трусы, показывая, что эту свою последнюю  «крепость» ни за что не сдаст.
-Ладно, - махнула рукой Хельга, - отфотошопим! Ребята, вы готовы? - фотографы закивали головами. Тогда она царственно сбросила с себя одежды и начала извиваться вокруг Изи, изображая вакханку с картины средневекового мастера второго эшелона. Её обвисшие груди трепыхались маленькими мешочками, а голубые на выкате глаза окатывали холодом. Вспышки слепили, щелкали затворы фотокамер, от света осветительных ламп было жарко и липкий пот начал струйками стекать по спине.
-Можно я пойду? - робко попросился Изя, - Я хочу в туалет…
-Потерпи еще немного, - Хельга была неумолима, - сейчас мы отснимем еще сцену с Крупской и Арманд и тогда я тебя отпущу… Зоя, иди сюда, - позвала она, - раздевайся!
-Я не могу при людях, - Зоя, от природы очень скромная, чуть не плакала, - А можно я в ночнушке останусь?
-Да что вы за народ такой! - взвилась фрау Штольц, - Здесь на глазах творится история, а вы за свои трусы цепляетесь, словно они гвоздями прибиты! Раздевайся, я тебе сказала! - и она одним привычным движением сорвала ночную рубашку, отчего Зойка вскрикнула и, попытавшись прикрыть руками всё, что только возможно, юркнула в кровать, где затаилась под одеялом. - Снимайте! - рявкнула Хельга и начала имитировать лесбийские ласки, сладострастно поглядывая на фотографов, у которых от эрекции вздулись штаны.
Воспользовавшись свободой, свалившейся на него как с неба, Изя что было духу рванул на выход и, оставив в руках кришнаиток, пытавшихся  задержать, клочья своих трусов влетел в ванную и щёлкнул засовом.

                                   ***

Он долго стоял под ледяным душем, ощущая как с тела вместе с потом смывается мерзость происходящего и выключил воду, когда уже начал дрожать от холода. Вытираясь насухо полотенцем, Изя наполнялся блаженством чистоты и облегчения. Порывшись в корзине с приготовленным для стирки бельём, он выудил оттуда трусы, джинсы и футболку. Самое забавное, обычно брезгливо относившийся к несвежему белью, Изя оделся и ощущение чистоты не покинуло его. Он выглянул из ванной. В коридоре никого не было, только из комнаты доносился гул голосов. На цыпочках прошёл в прихожую, вставил ноги в босоножки и, прихватив  рюкзачок, тихо прикрыл за собой входную дверь. Уже отойдя на приличное расстояние от дома, Изя оглянулся и облегченно вздохнул, - никто не заметил  отсутствия «избранного». Тогда он надел на голову наушники, нашел в меню смартфона концерт Стинга и лёгкой танцующей походкой пошел по улицам старого города, покачивая головой в такт музыки. Новый день наступил и он обещал быть прекрасным.

2. 04.08.2017 22:29
Оксана
Юрий Викторович, ну Вы и выдали! Мы с мужем катались от смеха! Так мастерски пройтись буквально по всем и, в то же время, не опуститься до натурализма, чем сейчас многие грешат, это великое мастерство. Спасибо Вам!
1. 19.07.2017 23:32
Виктор
Блестящая сатира, в лучших традициях классики! Спасибо.

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.