on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.05.2019, 09:22

май-2019

Люблю я час грози весною, Коли травневий перший грім, Немовби тішачися грою, Гуркоче в небі голубім. Луна співає голосисто, От дощик бризнув, пил летить, Краплин прозорчасте намисто На сонці золотом горить. Біжать потоки з гір суворих, Пташиний не змовкає гам, І в лісі гам, і шум у горах — Усе підспівує громам… Ф. Тютчев  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Новости региона

22.05.2019, 13:44

Михайло Толстих у полоні сюрреалізму

22.05.2019, 13:30

В Херсоні покажуть фільм жахів для дітей на великому екрані

22.05.2019, 10:04

Підведені підсумки VII фестивалю «КІНОКАЛЕЙДОСКОП»

> Персоналии > Визуальное искусство > Топунов Юрий > Юлькины каникулы -Херсонские рассказы-

 

Юлькины каникулы

  (из раздела "Легенды Греческого предместья")


 -Дядя Миша, я давно хотела вас спросить: почему вы так не любите народные гуляния? Это же весело…- Юлька шла по Южному Городу, вдыхая знакомые с детства ароматы цветов, смешанные с терпким запахом полыни и с наслаждением подставляла лицо лёгкому ветерку, доносившему прохладу реки, сверкающей яркой голубизной сквозь зелень вековых акаций, заполняющих старую часть города. Она любила этот город и всегда с радостью окуналась в его провинциальную неспешность после утомительной суеты шумных Нью Йорка, Лондона, Дубаи и прочих задымленных бензиновыми выхлопами мегаполисов, куда Судьба часто забрасывала её по служебным делам или ради удовлетворения неуёмной любознательности. А Михаил, местный старожил, у которого она всегда  гостила,  будучи неизменным её спутником на прогулках по старому городу, с увлечением показывал свои очередные открытия: то обнажившуюся древнюю кладку стены, то скрытое во дворе огромное старое дерево, а то выглядывающую из-под асфальта брусчатку, которой были вымощены улицы города до того, как горе-руководителям пришла «гениальная» мысль положить поверх вечной брусчатки скоропортящийся асфальт.  Юлька с восторгом склонялась над письмами из прошлого, хотя всей этой «старине» было не более двухсот лет, что не шло ни в какие сравнения с городами, по камням которых она шагала всего лишь несколько дней назад и уже сами названия которых звучали музыкой глубокой  древности: Петра, Иерусалим,  Медина. Но здесь она родилась и выросла, поэтому, старые камни согревали  душу воспоминаниями о незабываемых днях первых открытий Мира и она, как солнечный зайчик, перескакивала с одного на другое, восторженно вскрикивая и фотографируя. Михаил же, на глазах которого прошли ее детство и юность, с отеческой нежностью наблюдал и всячески старался подлить масла в огонь Юлькиных чувств любви к родному городу, что воссоздавало этакий мостик через временную пропасть, разделяющую их поколения, так сказать, поколения отцов и детей. И Юлька буквально наслаждалась этими несколькими днями тишины и покоя, стараясь всеми клеточками своего горячего тела впитать мудрую неторопливость атмосферы города своего детства и получить подзарядку духовной энергией, чтобы продолжить жизнь в бешеных ритмах иных стран и континентов.
 
-Юленька, кстати о гуляниях, а тебя приглашают в гости, - посмотрев на неё поверх очков, с улыбкой произнёс Михаил.
-Куда ещё, - она недовольно сморщила носик, искоса взглянув на спутника.
-На Драконью усадьбу, - тот улыбнулся в усы и отвёл глаза, выдерживая паузу, - там грозят собрать городскую богему, - поэтов, художников, фотографов, - и добавил, -  ради тебя стараются …
-Да ну их! – отмахнулась, - Вы же знаете, без вас я никуда не пойду.
-Ну почему без меня, конечно же со мной, –  его глаза лукаво блеснули, - хозяйка усадьбы мне весьма симпатизирует и будет обижена невниманием к ней.
-Ой, вы меня удивляете, - в голосе Юльки звучала шутливая ирония, - есть ли в городе женщина, которая вам не симпатизирует?!
-Думаю есть, но я с ней, увы, не знаком.  А было бы интересно…
-Вот и я о том же. Ладно, ежели вместе, то я согласна!
-Ну и ладушки, значит на завтра я закажу катер, чтобы доставил нас с утра в лучшем виде, а вечером – назад. Не будем же мы оставаться там на ночь кормить комаров…
-Брррр, ещё этого не хватает! – Юлька передёрнула плечиками, вспоминая комариную вакханалию в ночных плавнях.

Утром, позавтракав, они направились на пристань, где уже поджидал небольшой катерок с подвесным мотором, быстро доставивший их к месту расположения Драконьей усадьбы.  Хозяйка, красивая креолка, стояла на причальном мостике и, хотя лодка ещё не подошла к берегу, уже встречала их радостными возгласами:
-Наконец-то!  Почему так долго?
-Да мы как позавтракали, так и приехали, - сделал вид,  что оправдывается, Михаил.
-Ну если бы такая дама была с кем-то рядышком, то ближе, нежели к обеду, мы и не выбрались бы, - ехидно шепнула на ухо Юлька.
-Молчи, маленький гадёныш, а то ещё может услышать и принять информацию к действию, - так же тихо пробормотал Михаил.
-Да уж, и заглотит вас своим чувственным ротиком по самые уши, - Юльку просто разрывал смех.
-А уж я как рада вас видеть!- хозяйка Драконьей усадьбы  восприняла их эмоциональный всплеск за выражение радости от встречи и переливы её бархатистого смеха поплыли над рекой.
-А она очень даже ничего! И куда только ваши глаза глядят? - не унималась Юлька, но катер уже ткнулся бортом и Михаил спрыгнул на причал, держа в руке конец каната.
-Вашу ручку, леди, - прервал он словоизлияния насмешницы, - осторожно, не оступись, а то бултыхнешься в воду и будешь, как мокрая курица.
-Ну вот, меня уже в курицы произвели! – деланно обиженно заныла она, - И до чего мы так дойдём в своих поэтических сравнениях?
-А вы, Юля, не обращайте на него внимание, - вклинилась в их пикировку хозяйка, - у него язык без костей! – и представилась, - меня зовут Станислава Адамовна, а о вас мне Миша много рассказывал, так что заочно я вас давно знаю.  Пойдёмте за мной, там вас все уже заждались, - и, покачивая крутыми бёдрами, направилась вглубь ивовых зарослей.
-И что же рассказывал обо мне этот язык без костей? – продолжала куражиться Юлька, наступая ему на пятки. –А походочка у неё за-а-авлекательная… -  Но Михаил ничего не отвечал, а только улыбался, хорошо зная её насмешливый нрав.
 
Но вот, ветви раздвинулись и перед ними открылась поляна, посередине которой стоял небольшой дом с крышей, сооружённой в виде огромного огнедышащего дракона, выглядевшего на фоне голубого неба весьма живописно. Перед домом, в беседке из винограда, за огромным столом сидела довольно пёстрая компания людей,  что-то негромко обсуждавших. Их появление вызвало заметное оживление. Кто-то вскочил и начал продираться через колени сидящих, чтобы поздороваться лично, а кто-то с нескрываемым любопытством рассматривал заморскую гостью, слухами о приезде которой полнился город. Михаил немного посторонился, давая друзьям возможность обняться и расцеловаться с Юлией, тем более, таких желающих было немало и они окружили её плотным кольцом, а сам в тот же миг был похищен Стасей, которая, увлекши Михаила в сторонку, обрушилась на него всем своим обаянием.

-Друзья, прошу всех за стол, - прогудел Владимир, главный организатор встречи и старинный друг Михаила, когда первые страсти улеглись. – Станислава Адамовна, прошу вас оторваться от нашего дорогого Михаила Ивановича и руководить застольем! Мы на острове и он от вас никуда не денется.
Станислава с жалобным мурчаньем кошки, у которой отняли мышонка, заняла своё место за столом, а Михаил,  присев на стуле немного в стороне, наконец-то расслабился и достал сигарету.  Было забавно наблюдать, как одновременно несколько разновозрастных  мужчин обхаживали Юльку, а она, мило улыбаясь им и вежливо кивая головой, время от времени, ловила его взгляд  и, закатив под лоб глаза, покачивала головой, дескать, как они её достали! Он-то знал сколько сердец разбивалось об эту милую улыбку,  какие мужчины добивались ее благосклонности, посвящая стихи и возлагая к её ногам свои карьеры и жизни. Вспомнилось,  Юлька со смехом рассказывала, что её пытался охмурить господин, чьё имя значится в списках Форбса  и как он был раздосадован «обломом». Поэтому, Михаил только слегка пожимал плечами, сочувственно улыбался и про себя напевал, вертящуюся в голове песенку Вили Токарева:

«Как сомы под сваями, вокруг твоей юбчонки
Крутятся и вертятся лысые мальчонки…»

Наконец  Юльке это всё надоело и она, выскользнув из липких лапок ухажёров,  подошла к безмятежно покуривающему Михаилу.
-И это называется - настоящий друг! – возмущённо произнесла она, театрально хмуря брови.
-А я думал, ты купаешься во внимании-обожании, и ловишь от этого кайф, - невинно улыбнулся тот и предложил, - но если нет, то пойдем поплаваем, может в реке ты немного остынешь…
-Скорее не остыну, а отмоюсь, - она брезгливо передёрнулась.
-Хорошо, я зайду в дом переоденусь, а ты туда только Стасю не пускай…
-А её я к вам специально в наказание пришлю, - коварно прищурилась Юлька.
-Ну, это уже будет порнография, граничащая с садизмом, - хохотнул он и скрылся за дверью. 

Когда они выплыли почти на середину реки и убедились, что их никто не слышит, Юлька начала  со смехом рассказывать, что мужики её чуть не разорвали на кусочки, особенно два фотографа-истребителя, Рома и Богдан, которые настойчиво приглашали позировать в их нетленных ню, при этом, расхваливая фототехнику, освещение и исключительные бытовые условия своих фотостудий.
-Представляете, - я дефилирую перед ними голышом! – глаза у Юльки изображали крайнюю степень возмущения, - Да дело-то не в том!  Наготы  я не стесняюсь. Просто мою нужно заслужить – что очень мало кому удавалось. Зато уж если удавалось… - в её глазах запрыгали чёртики, -  Кстати, у одного из них рядом с мастерской находится сауна. Может сходим к нему в гости? – ехидненько так спросила она
-Извини, а я тут причём?
-А я им сказала, что сама ни к кому не хожу, вы мне не разрешаете, - Юльку смех просто распирал и она скрылась под водой, пуская пузыри.
-Думаю, после такого заявления, пыл их поутих… - дождавшись  когда она вынырнет, предположил Михаил.
-А  вот и нет! Если Богдан сразу и сдулся, как проколотый шарик, то Рома самоуверенно заявил, что берёт на себя решение этого вопроса. Так что у вас с ним предстоит серьёзный мужской разговор! –  Юльку опять захлебнулась смехом и скрылась под водой.
-Ну-ну, - только и нашёл, что сказать Михаил и они поплыли к берегу, время от времени поглядывая друг на друга и пересмеиваясь.
-О чём это вы? – поинтересовалась, плескавшаяся на мелководье, Станислава.
-Дядь Миша рассказал мне классный анекдот, - мгновенно нашлась Юлька.
-И что же это за анекдот? – полюбопытствовала креолка и здесь уже пришлось проявить находчивость Михаилу.
-Стасенька, да это старый еврейский анекдот про торговца рыбой, к которому подходит проверяющий и требует документы на продаваемую рыбу, а торговец его спрашивает: «Вам что, свидетельство о смерти показать?»
-Ой, Миша, какой мрачный анекдот! И ты такие гадости ребёнку рассказываешь?! – лицо её выражало смесь возмущения и ужаса и друзья  попадали на песок уже в гомерическом хохоте.

Приближаясь к усадьбе, они заметили, что народ разбрёлся по участку, каждый найдя занятие по интересу: кто расписывал девушек, создавая сказочные или эротические образы, кто их фотографировал, а кто просто прогуливался вдоль берега, наслаждаясь изумительными видами.
-Надеюсь, мои обожатели занялись делом и мы сможем немного расслабиться и полениться, – обрадовалась Юлька и растянулась в шезлонге.
-Отдыхай пока, деточка, - усмехнулся Михаил, - скоро они все на обед начнут сходиться…
-А вы от меня пожалуйста не отходите, охраняйте так сказать… - сонно проворковала она и затихла, накрыв лицо лёгкой  косынкой, а Михаил, усевшись в шезлонг, стоящий рядом, с наслаждением закурил и погрузился в воспоминания: вот, Юлька, еще маленькая девчушка, сидит перед ним на диване, поджав ноги, и читает свои первые стихи,  поражавшие совсем не детским звучанием и глубиной образов; а вот, она уже студентка МГУ рассказывает ему о своих переводах с древнегреческого и читает стихи, навеянные мифами Эллинского Мира; и новый виток жизни, - Юлька, аспирант Оксфорда, вернулась с Сицилии, где проходила практику и делится с ним впечатлениями…
-Миша, можно тебя на минуточку? – выдернув его из полудрёмы воспоминаний, раздался голос, невесть откуда взявшегося, Ромки. Он был всего  лет на восемь- десять моложе  и  потому они с ним общались на короткой ноге.
-Ну чего тебе от меня нужно, - заворчал Михаил, естественно догадываясь о предмете разговора и выбираясь из скрипящего шезлонга, - полежать спокойно не дадут…
-Послушай, Миша, у тебя с Юлей серьёзные отношения? – спросил его в лоб Роман, лишь только они отошли метров на десять.
-Конечно серьёзные, она же мой хороший друг. Разве может быть что-то серьёзней?
-Я не об этом, а о ваших отношениях, - Рома многозначительно посмотрел на него, требуя незамедлительного ответа.
-Наши отношения вполне серьёзны, я её уважаю и люблю, - растягивая слова, произнёс Михаил и уже с некоторым раздражением посмотрел на фотографа.
-Прости, а как же к этому относится твоя жена? – уловив только слово «люблю», поинтересовался тот.
-А как к этому может относится моя жена? –с некоторым удивлением пожал плечами, - Наташа тоже любит Юлю и у них тоже серьёзные отношения…
-Так у вас шведская семья?! – вытянулось лицо у Ромки
-Ты что, нас с Наташкой за педофилов имеешь?! – до Михаила наконец дошло направление Ромкиных мыслей  - у тебя что,  одна траханина на уме?! Чтоб я тебя больше возле Юльки  не видел, мачо хренов! – и он так посмотрел на фотографа, что того как волной смыло.
-Ну что, дядь Миш, вы были убедительны? – сквозь дрёму пробормотала Юлька, услышав, как он кряхтя умащивается в шезлонге.
-Вполне! – в голосе звучали ещё не смягчённые стальные нотки, и девушка, приоткрыв глаза, внимательно посмотрела на него.
-Вот почему с вами я чувствую себя так спокойно, - улыбнулась она и, блаженно потянувшись, опять задремала.

Казалось бы уже всё произошло, что могло произойти и дальнейшее течение дня не обещало потрясений, но когда шумная компания опять собралась за столом, из зарослей на поляне показался солидный мужчина в одних плавках, но с чёрным щегольским кейсом в руках.
-А это к нам  пожаловал Семён Семёнович! – представил его Владимир. – Он кузнец, - помолчал, интригуя, - кузнец, так сказать, нашего счастья…- и все с интересом уставились на пришельца.
-Друзья! – без предисловий и приветствий сходу начал Семён Семёнович. – Мной создана уникальная коллекция  кованной металлической пластики в неподражаемом зверином стиле скифско-сарматского направления. Должен отметить, что все произведения имеют сугубо  ритуальное назначение и я сейчас представлю вам образцы изделий и расскажу об их необычайных сакральных свойствах. 
-Каких-каких?... – аж подпрыгнула в шезлонге Юлька.
-Сакральных, - строго посмотрел на неё кузнец, - и я попросил бы меня не перебивать! – он положил на стол кейс и, открыв его, извлек несколько предметов.
Михаил уже  встречался  с этим щаманствующим  кузнецом, черпающем свои познания из бульварных газет и дешёвых брошюрок типа «А знаете ли вы?»,  и был знаком с его историческими реминисценциями, смешенными с убогой фантазией домотканого философа и неуёмным желанием славы и богатства. Он взглянул на Юльку, гадая, на долго ли хватит её терпения и вежливости слушать весь этот бред. А Семён Семёнович важно продолжал:
 – Это обереги, характерные для культуры левобережных скифских народов, так сказать, предков современных украинцев, применяемые ими в целях охраны жилища от злых духов. – он значительно помолчал, обводя присутствующих долгим взглядом, отчего
 всех начало слегка подташнивать. 
-Дядь Миш, он это серьёзно? – громко прошипела Юлька.
-Думаю, да! -  сочувственно улыбнулся Михаил,– Мне крайне жаль это констатировать, но серьёзнее некуда!
-Извините, уважаемый! Вы бы вначале внимательно прочитали хотя бы один учебник по археологии или истории, чтобы подвести научную базу под свои бессмертные произведения, - Юлькина ирония наткнулась на злобное рычание.
-Ваши учёные пишут сплошную чушь! Они не учитывают трансцендентную суть тотемных значений изделий древних народов, населявших территорию современной Украины.
-Хотелось бы добавить  в вашу научную копилку, - вежливо-ледяным голосом произнесла Юлька, -  в одной бульварной газетёнке, в которую у соседа по купе была завёрнута курица, ссылаясь на достоверный источник, утверждалось, что Чингиз-хан по происхождению – украинец…
-Я тоже это читал! И не удивительно, украинские корни просматриваются во всех исторических аспектах нашей послепотопной цивилизации,  - нравоучительно заметил кузнец. – А вас это удивляет?
-Да нет, не удивляет, - в её голосе звучала уже едкая ирония, - а восторгает!
-Впрочем, - Семён Семёнович перешёл на тон строгого учителя, - если вам это не интересно, то можете покинуть аудиторию…
-А это уже диагноз! – не выдержал, до этого спокойно наблюдавший за дискуссией Михаил. - Всё, достаточно на сегодня мракобесия! Пока я не начистил ему рыло, пошли, солнышко, купаться! –    поднявшись сам, он  выдернул из шезлонга Юльку и под завистливые взгляды, обречённо сидящей за столом богемы, они радостно побежали к реке.

-И как же вы провели день? – спросила их Наталья, как только они переступили порог дома.
-Чудесно, милая, - Михаил нежно поцеловал супругу, - только немного утомило общение.
-Великолепно, тёть Нат, я классно выспалась на свежем воздухе, - Юлька обняла её и, как котёнок,  потёрлась о щёку, - правда, немного мешали назойливые мухи, но дядя Миша их успешно отгонял… Зато я теперь поняла, почему он так не любит места коллективного отдыха и народные гуляния…
И они дружно засмеялись.

1. 14.06.2018 19:29
Татьяна
Ваше ироничное отношение к тусовкам творческих людей весьма забавно. Такое ощущение, что Вы к ним не принадлежите, так сказать, сторонний наблюдатель. А как же тогда Ваши поэзия, проза, холсты? Странный Вы человек, Юрий Викторович! Какой-то нездешний...

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.