on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Новости региона

19.09.2019, 14:12

У Херсоні розпочався проект "Коли книги оживають"

19.09.2019, 11:17

Яскравий потік свідомості Валерія Кописова

16.09.2019, 14:15

«Кронау-Fest»: у Високопіллі пройшов масштабний етно-фестиваль

> Персоналии > Визуальное искусство > Топунов Юрий > Праздники -Херсонские рассказы-

 

Праздники

-Ох, как жарко сегодня, - старик смахнул пот со лба, - давайте присядем, вон свободная лавочка в тени…
-Дедушка, а ты обещал нам рассказать о том, как в твою молодость проходили праздники в городе – было явно, что детям не интересно просто сидеть на лавочке, они старались заполнить все минуты общения с дедом с максимальной пользой.
-Если обещал, значит расскажу, – он слегка усмехнулся в усы, - вот только немного отдышусь.
Но едва они уселись, внуки начали выказывать нетерпение.
-Дедушка, ну что же ты! Мы уже слушаем, - прощебетала младшенькая и её поддержал брат.
-Да, мы уже давно слушаем…
-Ладно, - засмеялся старик, - если вы уже давно слушаете, то я вам расскажу о праздниках в нашем городе. Происходило это в те далёкие времена, когда даже вашей мамы ещё и в проекте не было, – он задумчиво погладил пальцем усы и продолжил:
 
«Боже мой, видели бы вы, как оживлялся Херсон в праздники! Ведь праздники он любил и отмечал их со всем вдохновением и размахом, на которые только был способен и, если учесть, что праздников было много и они были очень разноцветны, то не возможно понять, как они все сочетались в душах и умах моих земляков, тем более, что праздновали они всё  на полную катушку...
Наиболее массово и помпезно отмечались Красные Праздники. К ним готовились заранее: с улиц, парков и скверов вывозили мусор, подбеливались бордюры, деревья и столбы, везде, где только можно, вывешивались флаги, флажки, транспаранты. На площади Свободы устанавливалась трибуна, обитая кумачом и её начинали круглосуточно охранять наряды милиции. Школы, техникумы, училища, институты – все тренировались ходить колоннами ровно и в ногу, а, кроме того, дружно кричать «Ура!». Праздник витал в воздухе, он тормошил всякого и требовал исключительного внимания к себе.

И вот наступал Красный день. красный, во-первых, по цвету флагов и транспарантов; во-вторых, по цвету листка календаря; и в-третьих, красный издревле в русском языке был синонимом красивого. Утром мы просыпались от звуков музыки и громких голосов людей, большими группами идущих к местам сбора. Наскоро  позавтракав и нарядно одевшись, выходили из дома и сразу же окунались в праздничную суету улиц. Музыка звучала со всех сторон с разной силой громкости, что создавало очень интересный эффект объемности. Чуть ли не на всех углах стояли выездные буфеты, торговавшие и напитками, и закусками, а колонны демонстрантов, казалось, шли в противоположные стороны по боковым улицам, но знающему город, было ясно, что все они, хоть и с разных сторон, шли к тому самому истоку, откуда в час «ИКС», как по мановению волшебной палочки, сливались в единую реку, гремящую и танцующую, стремительно скатывающуюся по проспекту Ушакова, мимо трибуны на площади, к самому Днепру. Во всех дворах многоэтажек,  с обеих сторон от проспекта, на столиках, парапетах и детских грибочках, накрывались импровизированные столы с обильными выпивкой и закуской. Оживленно беседуя, смеясь и пританцовывая, люд города начинал праздновать, уже предвкушая всё то, что их ожидало впереди, на протяжении дня.

В разное время не однозначным было отношение организаторов Красных Праздников к волеизъявлению народа насчет выпивки и закуски, но любые попытки изменить эту традицию, заменив вино, к примеру, лимонадами или соками, не приводили ни к каким результатам - традиция была незыблема, народ непоколебим.

Итак, демонстрация шла по проспекту с развевающимися флагами, разноцветными шарами, портретами вождей и транспарантами, надписи на которых настолько часто произносились с трибун, печатались в газетах и журналах, писались на заборах и стенах домов, что уже совершенно не воспринимались смыслово, а были больше этаким антуражем, без которого демонстрация не воспринималась. Лозунги, звучавшие с трибуны и на которые проходящие мимо должны были отвечать дружным раскатистым «Ура-а-а!», тоже были настолько заштампованы, что в смысл их никто не вдумывался, а воспринимался просто как звук. Пройдя трибуну, колонны автоматически теряли стройность, распадались на отдельные группы, в которых шло оживлённое обсуждение,  где продолжить праздничное возлияние, а на подходе к парку имени Ленина, рассыпались совсем, смешиваясь с потоками людей, гуляющих по Суворовской, спускающихся вниз, к реке, рассасываясь поперечными улицами по ходу движения. Весь город превращался в один общий, гудящий, пьющий и жующий шалман, постепенно редеющий, поскольку многих уже ожидали накрытые столы по домам своим да чужим, в кафе и ресторанах, в общем, везде, где только возможно было их накрыть, а на газонах и парапетах, на лавочках и пеньках, ветер шелестел газетами, обертками и прочим хламом, гоняя их перед собой и закручивая по углам в маленькие вихри.»

-Ух ты, у нас так же проходят карнавалы! – внук смотрел на него огромными голубыми глазами, - только люди наряжаются в разных чертей, ведьм, рыцарей…
-Мы на прошлом карнавале нарядились лягушатами, - затараторила внучка, - тоже танцевали, бегали, прыгали. А какие еще были праздники?
-Интересный вопрос, моя милая девочка, - старик хмыкнул и покачал головой, - были и иные праздники, так сказать не официальные.


«Да, были праздники в те времена, не отмеченные красным цветом в календаре, но любимые и почитаемые моими земляками. Из них, больше всего мне помнится Пасха, праздник, называемый тогда в народе «вкусным» и, не смотря ни на какие запреты, довольно широко отмечаемый. Очевидно, расположение города, его многонациональный состав и какой-то бунтарский дух, не могли заставить горожан отвернуться от этого весеннего и светлого по сути своей христианского праздника. Причём, праздновали его, по моим наблюдениям, не только христиане, а практически все жители Херсона.

И как могло не нравиться, - подставив лицо дыханию легкого жасминного ветерка, поздним вечером с друзьями не спеша войти в храм и долго стоять среди верующих, с лицами обращенными к иконостасу и повторяющих за священником слова праздничного богослужения. Это был некий удивительный и непостижимый для нас Мир, мир смирения и кротости, мир любви и целомудренных поцелуев. Вдоволь наслушавшись песнопений и надышавшись дурманящим дымом ладана, мы выходили на свежий воздух, с наслаждением вдыхая ночные запахи весны. Сколько помню, дни празднования Пасхи всегда отличались теплой сухой погодой и чистым звездным небом, словно сам Божий Сын наблюдал за священнодейством, творящимся на Земле. А вот уже из храма начинал идти люд во главе со священниками, несшими хоругви, иконы и свечи, - это свершался крестный ход вокруг храма. Нас никогда не тянуло в эту толпу, подобную стаду овец, идущих за пастырями, а больше привлекало наблюдать, стоя в стороне, за происходящим, вглядываться в лица, похожие на лики, освещенные свечами и, порой, достойные кисти иконописца.

Крестный ход снова втягивался в раскрытый зев храма и продолжалась пасхальная служба. А мы уже брели домой, немного усталые и растерянные, так и не поняв ничего, но чувствуя, что прикоснулись к чему-то очень древнему и значительному, способному в корне изменить человеческую жизнь, наполнить ее особым, неизвестным пока нам, смыслом.

Утром, обычно, я вставал поздно и первым делом выглядывал в окно – какова погода? Ну конечно, солнце сверкало в голубом небе, по которому плыло маленькое пушистое облачко, внизу зеленела трава, цвели абрикосы, дурманящий запах цветов которых был ощутим даже через стекло, а в доме стоял пряный запах свежеиспечённых куличей, дразнящий и завораживающий. Ополоснув лицо холодной водой, я садился за стол, брал в руки целую паску, разламывал её на две части и с жадностью вдыхал ароматный запах свежеиспечёного теста. А город стучал в окно ветками цветущей абрикосы, приглашая пройтись по любимым улицам, встретиться глаза в глаза с людьми, приветствующими друг друга радостными возгласами:
-Христос воскрес!
-Воистину  воскрес!...»

-У нас тоже празднуют Пасху! Только в церковь мы ходим утром, - дети  уже повскакивали со скамейки и пританцовывали перед стариком.
-Да, я знаю, в разных местах Пасху празднуют по разному. Ладно, пошли на детскую площадку, а то вы уже засиделись.
-Айда попрыгаем на «Драконе»! – и все дружной компанией пошли по аллее, восклицая и весело смеясь.
-Вот это и есть сейчас для меня настоящий праздник, - с нежностью произнёс старик, поглядывая на резвящихся внуков.