on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новости региона

15.08.2019, 14:05

В Україні запустився безкоштовний онлайн-курс для митців

14.08.2019, 10:32

У Херсоні відбудеться Флешмоб жіночності-2019

14.08.2019, 10:21

Херсонців запрошують відсвяткувати День Незалежності

> Персоналии > Визуальное искусство > Топунов Юрий > Картины перемен (Венок сонетов)©

  

Картины перемен

Венок сонетов

«Вначале сотворил Бог небо и землю.
Земля же была безлюдна и пуста,
и тьма над бездною; и Дух Божий
носился над водою.
И сказал Бог: да будет свет..»
( Бытие. Глава 1 ) 

1.
Виски томит неясная печаль,
Забытая беспечными богами,
Лежащая незримо между нами,
Как на веранде брошенная шаль.

Тропинками дурманящих лесов
Глаза бредут в надежде безответной,
Склоняясь над ромашкой незаметной,
И открывая солнечный засов.

Но и в туманной густолистой сени
Печаль плывет меж веток и стволов,
Туда, где затаил болиголов
Порыв к существованья перемене.

И, посягнув на суть первооснов,
Змеей вплетается, рисуя полутени.

 

2.
Змеей вплетается, рисуя полутени,
Вьюнок на фоне мха седых камней,
Где затаился маленький ручей,
Предвестник и глашатай перемены.

Случайный луч блуждает и скользит,
Пробившись сквозь мерцающее небо
От колесницы быстрокрылой Феба,
Стремящейся в сверкающий зенит.

И судоргой Икар забился в крене,
Остатков крыльев пальцы распустив;
Но огненный безжалостный порыв
Его навеки скрыл в пушистой пене.

И в этот миг ручей, глаза закрыв,
Кого-то молит, преклонив колени.

 

3.
Кого-то молит, преклонив колени,
Куст дикой розы, сыпя лепестки
На зелень трав, на камни и пески,
И храма полустертые ступени.

А в воздухе полыни терпкий дух,
Безвременья и древности ваятель,
И храмов опустевших настоятель,
Нам тишиною услаждает слух.

Дрожит в безмолвье тонкая вуаль
Слезы небесной на границе зрака,
И тонет луч в глубинах тихих Мрака,
Где тает даже кованная сталь.

И ставит все, чем обладает, на кон,
И лёгкой дымкой убегает вдаль.

 

4.
И лёгкой дымкой убегает вдаль
Ночной туман под ясноглазым небом,
Проплыв над бесконечным полем хлеба,
Он исчезает, превращаясь в марь.

Поет свирель беспечно ветру в такт,
Покачивая чувства в колыбели;
В горнилах душ заваривает зелье,
Краснеющий между хлебами, мак.

И в сердце тишины воткнувши нож,
Из-за зубастой кромки тополиной
Вдруг вывалил изгиб спины звериной
Вал облаков, со стадом чем-то схож

И выпуская стрелы в простор синий,
Раскаты грома предвещают дождь.

 

5.
Раскаты грома предвещают дождь
И в небо устремляются молитвы;
Как воины перед началом битвы,
Колосья в небо устремила рожь.

Вселенной закипает круговерть,
Прозрачность уступает завихренью
И, подчиняясь вечному движенью,
На поле боя выступает Смерть.

Оскалив перламутровые зубы,
Улыбки свив змеиное кольцо,
Она склонила бледное лицо
С елейною улыбкою Иуды.

И, как волчата к роскоши сосцов,
Деревья в мареве сухие тянут губы.

 

6.
Деревья в мареве сухие тянут губы,
Забыв росы прохладный перезвон,
И ужас притаился между крон
Под крыльями кружащейся Гаруды.

Кузнечики два счастья на троих
Куют из лепестков святых мгновений;
И даже Смерть склонилась на колени,
Слезу восторга уронив на них.

Предчувствуя с дождем грядущим убыль,
Картинно развалившись в свете дня,
Ворчат, грохочут, вспышками маня,
Строй серых туч – домов небесных срубы,

И вскачь пустив крылатого коня,
На горизонте небо скалит зубы.

 

7.
На горизонте небо скалит зубы,
Заглядывая в чашечки цветов;
На фоне нежно-белых лепестков
Его движенья безудержно грубы.

В тени на Мир белесый пялит глаз
Дурман, осоловевший в ожиданьи
Чего-то, что привиделось в мечтаньи,
Того, чего не видел отродясь.

В небесном стане появился вождь:
Наваливаясь, серые громады
Все поглощают. Грохот канонады
Клонит к земле воинственную рожь.

И лес стоит в предчувствии осады,
От ветерка не сдерживая дрожь.

 

8.
От ветерка не сдерживая дрожь,
Осина ветви трепетно взметнула
В изменчивость небес. И свежестью подуло
Из далека, где разразился дождь.

И прислонясь к осиновой груди,
Сатир глаза закрыл в самозабвеньи;
Подыгрывая лиственному пенью,
На тростниковой дудочке гудит.

Переваливши пенистый порог,
Разлив прозрачность желто-голубую,
Свисающих ветвей листву целуя,
Смирив свой норов у скалистых ног,

По отмелям пустивши стрелы-струи,
Вода лениво трется о песок.

 

9.
Вода лениво трется о песок
Прозрачных заводей, меж валунов и веток,
Не оставляя ни следов, ни меток,
Стремится в никуда ее поток.

Но с небом связь ее отражена
В голубизне стремительного гона,
Как у подножья царственного трона,
Свивает кольца, ластится она.

И преломляют свет ее эмали,
Финифть и золото, янтарь и бирюза,
Слезами умиленья на глазах,
И дымкой припорошенный хрусталик.

Не смея повернуть лицо назад,
Подергивая гладь, косит зрачок на дали.

 

10.
Подергивая гладь, косит зрачок на дали,
Беспечных трав зеленый хоровод.
И в ожиданьи ласк небесных вод,
Как перед действом в полутемном зале,

Притихло все. Разверзнулась пучина...
И каждый звук, значенье обретя,
Нашел в пространстве, если не себя,
То, в крайнем случае, свою первопричину.

И даже птицы в ветках замолчали,
Почуяв значимость звенящей тишины,
Перед величием которой все равны.
И как бы мы ее не величали,

Она как звук от девственной струны,
Но в глубине своей таит печали.

 

11.
Но в глубине своей таит печали
Цветок, раскрывший радостно на мир
Свой нежный лик. И как бы не был сир
Его убор, совсем иные дали

Ему открыты, нежели чем нам.
Мгновенье радости сменяется испугом
В тот час, когда над задремавшим лугом
Последний лепесток падет к ногам.

И никакой не сбудется зарок, -
Суров Закон и царственно диктует,
Во всей Вселенной Он лишь торжествует,
Перстом незримым подводя итог.

И в чары погружен, сизарь воркует,
Развеять их не может даже Бог.

 

12.
Развеять их не может даже Бог,
Туманов, что окутывают сушу
И лоно вод, и трепетную душу,
И бесами кружатся возле ног.

Глаза раскрыть желанья нет и мочи,
И хриплый голос ворона звучит,
Но Солнца первозданные лучи
Плывут сквозь тьму необозримой ночи.

Подобно свету свеч в старинной зале,
Где полутень скрывает вечный мрак
Лишь отраженье света, как маяк,
Обозначает контуры печали,

А темнота и друг ее, и враг...
Так, видимо, случилося в начале.

 

13.
Так, видимо, случилося в начале,
Когда из вод поднялись берега
Скалистых гор и тучные луга
Над бурною пучиною восстали.

Конец Начала, апогей Творенья,
Симфония, кантата – все слилось;
Никчемны чувства. Суета и злость
Растаяли в безмерности мгновенья.

И устремились взгляды на Восток,
Приветствуя парящее светило,
И пряный дым, струящий из кадила,
Разбередил в сознании Порок:

Гордыни распустив над Миром крыла,
Мрак Бездны в водах затаится смог.

 

14.
Мрак Бездны в водах затаится смог,
Коварно сети по Земле расставив,
Беспечность Доброты во век прославив,
В водовороты закрутив поток.

Бросая в заводи кристальные обломки
То бурных чувств, то тянущей тоски,
Объял водою все материки,
Рыча и пенясь у прибрежной кромки.

И зацветает горечью миндаль,
Соединяя Смерть и Жизнь въедино.
Мы не приемлем чистоты жасмина,
Стремясь всегда в неведомую Даль.

Воспоминанья нам сгибают спины,
Виски томит неясная печаль.

 

15.
Виски томит неясная печаль,
Змеей вплетается, рисуя полутени;
Кого-то молит, преклонив колени,
И легкой дымкой убегает вдаль.

Раскаты грома предвещают дождь,
Деревья в мареве сухие тянут губы,
На горизонте небо скалит зубы,
От ветерка не сдерживая дрожь.

Вода лениво трется о песок,
Подергивая гладь, косит зрачок на дали,
Но в глубине своей таит печали,
Развеять их не может даже Бог.

Так, видимо, случилося вначале, -
Мрак Бездны в водах затаиться смог.

 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.