on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новости региона

22.08.2019, 11:45

Чемпіонат Світу з повітряних зміїв-2020 буде проведено в Україні

22.08.2019, 09:49

Урочисті заходи у Херсоні до Дня Державного Прапора і Дня Незалежності

15.08.2019, 14:05

В Україні запустився безкоштовний онлайн-курс для митців

> Персоналии > Визуальное искусство > Топунов Юрий > Сны Таврики (из книги Великая мистерия Таврики)©

 

Сны Таврики
 

Чуфут – Кале

В слепящем зное катит Солнце
По белым колеям дорог,
Лишь старый иудейский Бог
Глядит в закрытое оконце.
Он не решается войти
В храм, что оставлен даже нищим,
А ветр гудит, как над кладбищем
И пылью порошит пути.

Твои ступни касаются слегка
Камней белесых, словно облака,
Следов не счесть людских,
Не счесть следов колес
И скакунов лихих,
Горячечных в разнос;
Ты трогаешь рукой
Холодность очага
И вмиг с твоей душой
Венчается тоска,
Тоска, древней, чем пыль,
Древней небес и скал,
Чей тлеющий фитиль
Чертит в глазах овал,
Чей коготь у виска,
Чья лапа на плече –
Такая зверь – тоска
Вмещается в тебе.

В слепящем зное катит Солнце
По белым колеям дорог,
И старый иудейский Бог
Глядит сквозь пыльное оконце.
Касаясь губ твоих и глаз
Шершавой ласковой рукою,
Он поднимает над тобою
Души сверкающий алмаз...

 

Закат над Эски-Керменом

Дрожащим маревом вглубь леса полз закат,
А солнце краешком цеплялось за травинки,
В его огне горели паутинки
И трель сверчков сменила звон цикад.

Судьба решалась дня,
И не на жизнь, а на смерть,
Лениво лес глядел
На эту маету.
-Мой Бог, услышь меня! -
Кричал безумный пастырь,
А кто-то тихо пел,
Нырнув в свою мечту.

И проявлялись сны на чистых гранях мыслей
О вкусе родников и ласке быстрых вод,
И надо всей Землей светился небосвод,
Сплетая из ветвей узоры, знаки, числа.

Растаяли в тенях
Цветы дневных видений,
И ветра теплый лик,
И запах пряных трав.
-Мой Бог, услышь меня! –
Как в небеса ступени,
Звучал надрывный крик,
Земное все поправ...

 

Сон ящерицы Шулдана

Что скажешь маленькая ящерица,
Неслышно скользящая меж камней?
Что таится в твоем сонном взгляде?
Какие картины проплывают
В твоем дремлющем мозгу?

Под камнем белым тень,
как наважденье,
Который день,
который день;
И сонный мир
грустит о пробужденье,
Но всюду лень,
повсюду лень.
И тихий шорох
греческого свитка –
Благая Весть,
Благая Весть...
И на лице
безумная улыбка,
Во взгляде лесть,
во взгляде лесть.
Но в танце Солнца
засверкали искры
И вдруг возник,
и вдруг возник,
Из скал бегущий
бесконечно чистый
Живой родник,
живой родник.
И это радость,
расстегнувши латы,
К нему припасть,
к нему припасть
И ощутить
дыханье горной мяты
И Неба власть,
над Миром власть.
На белых камнях маленькая ящерица.
Глаза ее подернуты сонной дымкой
И кажется, что уже много веков
Она, не сходя с этого места,
Смотрит сны...

 

Шулдан

Под звуки ветра там тихонечко поют
И в ухо шепчут трепетно-невнятно,
А тени кружат, кружат на краю,
А тени кружат, кружат на краю
Бесстрашно и легко
На фоне облаков,
Танцующих с Луной в венке из мяты.

Душистость трав струит из чащи лес,
Дурманя разум, окрыляя душу,
И тени вьются, вьются до небес,
И тени вьются, вьются до небес,
Врываяся во сны
Танцующей сосны,
Соединяя небо, воду, сушу.

Там, над скалой летят спокойно лета
И ворон хрипло разговор ведет,
А сквозь листву струится лучик света,
А сквозь листву струится лучик света,
Родник, сверкая,
В дымке тает
И жизни длится бесконечный лёт.

 

Калейдоскоп

Мы сбрасываем путы у вершины,
Лишь открывая счет своим векам,
Внизу оставив райские долины,
Но высота сутулит наши спины
И придает пушистость облакам.

Развалины старинной цитадели,
В скале темнеют брошенные кельи,
Огонь давно угас,
Поблек иконостас,
Звучит лишь эхо Пановой свирели.

Зовут забыться идолы и боги,
Встречаясь на развилинах Пути,
Лианами цепляются за ноги,
Рычащим псом ложатся на пороге
И кажется, ни шагу не пройти.

Крапивы заросли, осколки водовода,
Остатками ушедшего народа,
Следы копыт и ног,
Кустов колючий стог
И зов Луны на чаше небосвода.

Травой забвенья тропы порастают,
В развалинах один болиголов,
Он к небу руки с ядом простирает,
Но только ветер стеблями играет
И в страхе мчится прочь, поверх голов.

Вьюнком поросшие кладбищенские плиты,
Звезда Давида, фраза на иврите...
Поверь, еще вчера
Звучал здесь до утра
Хор плакальщиц, дарующий забытье.

 

Мангупская тропа

Плетется сеть лиан между стволов
И птичий щебет, россыпью звенящий,
Струится вдоль тропы поверх голов
И прошлое связует с настоящим.

Надгробных камней бархатистый мох,
Вязь слов незримо проникает в сердце
И под ногами в мир иной порог,
За ним ты сможешь наконец согреться.

Пьянит Мангуп извилистой тропой;
Между кустов и зарослей крапивы
Стоит развалин молчаливый строй,
Лопочет лес дрожащею листвой,
Белеют камни сказочно красивы.

Зеленым маревом жужжанья в недрах крон
Наполнен воздух, терпко-мятно-влажный,
А по ущелью льется тихий звон,
Прозрачно-чистый, грустный и протяжный.

Родник бока щекочет валунов
И лижет корни трепетной лещины,
Журчаньем увлекая в царство снов,
Чтобы не дать добраться до вершины.

Пьянит Мангуп извилистой тропой;
Между кустов и зарослей крапивы
Стоит развалин молчаливый строй,
Лопочет лес дрожащею листвой,
Белеют камни сказочно красивы.

 

Крымская сюита

Блеск жемчужной воды на щеках,
Зеленеющих заводей лёд,
Оседлавшая камни река,
Бесконечный свершает полет.

А ущелье бормочет стихи,
В забытьи закрывая глаза,
Небеса глубоки и тихи
И на них то роса, то слеза.

В кровь разорван кизильника шелк,
Тени синие прячут лицо,
Лишь терновник колючий, как волк,
Притаился, свернувшись в кольцо.

У подножья раскинув ковер,
Лес от воздуха чистого пьян,
В окружении сказочных гор
И обрывов кабаньих полян.

Распластавшись в лазурных лучах,
Пробивающих заросли туч,
Семь орлов на воздушных струях
Проплывают над склонами круч

И над вечной землей, как во сне,
Под ворчанье картавых ворон,
Все кружат и кружат в вышине
С незапамятно давних времен...

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.