on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.05.2019, 09:22

май-2019

Люблю я час грози весною, Коли травневий перший грім, Немовби тішачися грою, Гуркоче в небі голубім. Луна співає голосисто, От дощик бризнув, пил летить, Краплин прозорчасте намисто На сонці золотом горить. Біжать потоки з гір суворих, Пташиний не змовкає гам, І в лісі гам, і шум у горах — Усе підспівує громам… Ф. Тютчев  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Новости региона

22.05.2019, 13:44

Михайло Толстих у полоні сюрреалізму

22.05.2019, 13:30

В Херсоні покажуть фільм жахів для дітей на великому екрані

22.05.2019, 10:04

Підведені підсумки VII фестивалю «КІНОКАЛЕЙДОСКОП»

> Персоналии > Визуальное искусство > Топунов Юрий > Перекресток (Стихи для голоса с гитарой)©

 

 

 
 
ПЕРЕКРЕСТОК

На перекрестке

Ветер, ветер
шевелит
Неподвижность глаз,
В свои сети,как магнит,
Завлекая нас.
Разбиваясь о скалу,
Превращается в золу
Память о былых веках,
Промелькнувших в одночас.

Небо, небо
на заре,
Флейты нежный звук.
Боже, мне бы в той игре
Быть хоть тенью рук.
Этот чудный перебор
Снов о песнях древних гор
Меж камней легко скользит,
Улетая на простор.

Горы, горы
вновь и вновь
шорохи и свет.
И сквозь поры течет кровь
Много тысяч лет.
Расплескавшись по кустам
Каплями и тут, и там
Дальше, дальше всё течет,
Радугой меняя цвет.
Лица, лица
чередой
Уплывают вдаль,
То царица, то герой –
Вечная печаль.
Все смешалось, все плывет:
Река Времени не ждет,
Увлекая за собою,
Превращая царства в марь.

Ветер, небо, горы, лица...


Скифы

Скрип колес задымлённых повозок,
Запах пота и ржанье коней.
Бесконечных мелькание дней
И закат, затерявшийся в росах.
Тонут зори в ночной глубине,
Отражаясь на лицах и стрелах;
Ремешком стянут лоб загорелый
И глаза полыхают в огне.

Расстелился над степью туман,
Покрывая цветы и дороги,
И прядет нервно ухом тарпан,
Подбирая испуганно ноги.

Дым костров заползает в овраги,
В кураях заплутавшись навек;
Не замедливши Времени бег,
Проплывают персидские стяги.
Но летит над бездонной Землей
Песня вольного ветра степного,
Возглашая всем снова и снова:
Мать Земля, прах врагов упокой...

Расстелился над степью туман,
Скрыв от глаза людского ожеги,
Тает в розовом мареве стан,
Засыпают уставшие боги.


Боги и люди

Богов торжественный оскал
Среди уснувшей груды скал,
И грозный рокот тьмы небес,
И в ужасе застывший лес.
Реки рифленое стекло,
И Свет и Тьма, Добро и Зло,
Ветвей танцующий узор,
Луны пылающий костер.

Развалин древних тихий стон
Доносит ветер из окон,
В котроых звезд хрустальных пыль
Хранит веков ушедших быль.
И тени вьются и дрожат,
И тонет в дымке светлый взгляд
Прекрасных глаз и птицы рук
Взлетают, не сдержав испуг.

А на ногах дороги свет
И тяжесть вычеркнутых лет,
Покрытых кровью и золой
Да плит кладбищенский покой.
И вновь торжественно плывет
Людской тщеславный хоровод,
Не замечающий оскал
Богов среди уснувших скал...


Царица

Узнав о готовящемся нападении, сарматская царица Амага,
с небольшим отрядом проскакав без остановки довольно
большое по тем временам, расстояние от своей столицы
(район соврем. Аскании-Новой) до Ниаполиса Скифского
(район соврем. Симферополя), сместила скифского царя
и поставила вместо него наследника, верного ей, чем и
решила исход надвигающейся войны…

Смешавши солнце гривы с волосами,
И лишь попону кинув на коня,
Взмахнув, как птица, сильными крылами,
Ворвалася Царица в царство дня.
Из-под копыт
земля летит,
А конь хрипит
зрачком косит,
И скалит зубы,
в пене губы –
Стрелою выпущен в зенит.

И Солнце загорается в глазницах,
В колчане стрелы жаждут песню спеть,
Нарушены все зримые границы
Мечты и яви – только блещет медь.
Из-под копыт
земля летит,
А конь хрипит
зрачком косит,
И скалит зубы,
в пене губы –
Стрелою выпущен в зенит.

И степь послушно стелит под копыта
Ковер из трав, цветов и ковыля.
И годы за мгновения прожиты,
Ведь вечны только Небо и Земля.
Из-под копыт
земля летит,
А конь хрипит
зрачком косит,
И скалит зубы,
в пене губы –
Стрелою выпущен в зенит.

Но бесконечно длится эта скачка,
Чтоб Временем Пространство одолеть...
И сквозь века безумная гордячка
Навстречу ковылям будет лететь.
Из-под копыт
земля летит,
А конь хрипит
зрачком косит,
И скалит зубы,
в пене губы –
Стрелою выпущен в зенит.


Амазонки

Июльский полдень. Степи звон,
На горизонте клубы пыли.
А я, зарыв лицо в ковыле,
Смотрю один и тот же сон.

Коней крылатых дикий лёт
И бронза тел пружинно-гибких,
В глазах свирепых – синий лёд,
И лик, не знающий улыбки.

А локон, вьющийся чуть-чуть,
Плетется с гривою в полете
И стрелы на высокой ноте
Поют, целуя прямо в грудь.

И нет спасенья ниоткуда,
Коль меч не быстр, глаз не остёр,
Лишь тел мужских безмолвных груды
Готовы в жертвенный костер.

Но длится это сон покуда,
Плывя над степью миражём...
И кто-то медленно ножом
С меня снимает молча путы.

И на негнущихся ногах
Иду сквозь стан, от крови пьяный.
Исчез мгновений первых страх,
Уж затянулись мои раны.

И у костра присев, гляжу:
Исчезла с ликов злость, свирепость,
Не давит грудь доспехов крепость
И мягкость тела нахожу.

Глаза в глаза, в одно дыханье,
В один огромно-пьяный смерч;
Но в этом смерче даже смерть
И та полна очарованья.

Но знаю, - точно до рассвета
Отпущена мне жизнь в кредит,
И ждет дорога через Лету,
И память душу бередит...



Путь ариев

Мы бредем сквозь заводи эпох,
Растекаясь, как ручьи весной.
Ведает путями только Бог
Да дорога в тишине степной.

Солнца свет – надежда и оплот,
Месяц в рог трубит, закрыв глаза;
На Восток бредет, бредет народ,
Затянув потуже пояса.

Наши лица жжет слепящий зной,
Пригибая головы к груди,
А вокруг врагов несметный рой
И намного больше впереди.

Солнце – нам надежда и оплот,
Месяц в рог трубит, закрыв глаза,
Но мы знаем – есть лишь путь вперед,
И уверены, что нет пути назад.

Вот и горы к небу вознеслись,
Белые вершины в облаках
Величаво смотрят сверху вниз,
Иней оставляя в волосах.

Солнце, улыбаяся слегка,
За вершины зацепившись, ждет,
Смахивая с пиков облака,
Пылью припорошенный народ.


Стена

Старинная стена,
Вся в трещинах и ранах,
На берегу одна
Уже века стоит.
Лишь ворон – давний друг,
С ним вечность и туманы,
Да у подножья луг
Слезами рос блестит.

Старинная стена
Глазницами пустыми
На мир обращена,
Как черепа оскал.
Зеленый чахлый куст
Один на гребне стынет
Под ветром ледяным,
Беспомощен и мал.

Стена ушедших снов
Одна на целом свете;
И лепестки цветов
Кружат над ней, как дым.
А на лугу галдят,
Смеются звонко дети,
И сердце от тоски
Кривляется, как мим...


***
Когда мы стоим у порога,
То ярче становится свет.
И больше не просим у Бога
Ни жизни, ни славы
И в душу не льется отрава
От прожитых лет.
Когда мы стоим у порога,
То «да» превращается в «нет».

Когда мы подходим к границе
Меж завтра, вчера и сейчас,
Стираются в памяти лица
И будто в тумане
Вдруг солнце проглянет,
Но только уже не для нас,
Когда мы подходим к границе,
Когда наступает наш час.

Когда уже ставится точка
На белой канве Бытия,
В душе обрывается строчка
И звуки стихают,
И в Вечности тают,
А с ними летит наше Я,
Когда уже ставится точка
На самом краю Бытия.

 
 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.