on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Новости региона

19.09.2019, 14:12

У Херсоні розпочався проект "Коли книги оживають"

19.09.2019, 11:17

Яскравий потік свідомості Валерія Кописова

16.09.2019, 14:15

«Кронау-Fest»: у Високопіллі пройшов масштабний етно-фестиваль

> Персоналии > Визуальное искусство > Топунов Юрий > Сказание об эльфийской Принцессе

 

 Сказание об эльфийской принцессе (Лидия Ивченко)

 

Борясь со Злом, не задавать вопросов
И не надеясь от борьбы укрыться –
Здесь каждый рассуждает, как философ,
И действует, как мученик и рыцарь.

Здесь живы от надежды до надежды.
Здесь верят – от страданья до прощенья.
Здесь, кутаясь в промокшие одежды,
Спасаются рассказами и пеньем.

 


Когда я впервые ее увидел, ничто не предвещало бурного развития событий, назревавших в скором будущем. Просто шла по Главной Улице нашего Города маленькая девочка, в зеленой шубке с капюшоном , за руку с отцом, моим приятелем, и очень шустро так скакала то на одной ножке, то на другой и, в то же время, как-то внимательно поглядывала из-под капюшона на меня. Мы остановились, перебросились парой фраз и разошлись, каждый в свою сторону, но почему-то в памяти остался тот внимательный взгляд на еще детском личике, совершенно не соответствующий ее возрасту. Лишь много позже я осознал, что мой Город наделял своих птенцов свойствами и чертами, не зависящими от биологического возраста и, когда я вновь встретил ее, то стало ясно, что таил тот внимательный взгляд:


 

Мы славно жили, но пора платить долги.
Нам, как и всем. Мы жили, как умели.
Да что там! Были и у нас враги, -
Но мы об этом думать не хотели.
Мы жили, как могли. Но будем мы платить
Не так, как можем – только так, как должно...
 


 И вот тогда я вновь заглянул ей в глаза, глаза эльфийской принцессы из фантазийной страны Сказочника туманного Альбиона и обомлел: это была Лучиэнь. Про себя так я и стал ее звать, впрочем, думаю она об этом порой догадывалась. Мы виделись все чаще и при каждой встрече Лучиэнь раскрывала все больше и больше колдовские чары своей Поэзии, стремящейся в заоблачные выси, не смотря на все возрастающее притяжение Земли.

Все так же близко – ближе и не надо –
Душе моей слова, что ясны и чисты.
И отвести уже не даст спокойно взгляда
На них поставленная роспись красоты.

Слова плывут, летят, вливаясь в наши души,
И освещают путь, и греют их огни,
Когда бредем одни средь темноты и стужи.
Однажды и навек пленяют нас они.

 


 Но, однажды, глубоко задумавшись, Лучиэнь прогуливалась по искрящимся лесам в далекой стране Сказочника, напевая про себя вместе с птицами какую-то свою песенку. Она шла все дальше и дальше, не слыша призывов Города вернуться, и вышла к незнакомой поляне, поросшей неведомыми цветами, над которыми мелькали разноцветные бабочки. Уставшая, присела в тени развесистых деревьев и вдруг забылась.

Город исчез в тумане.
Сырость не даст уснуть.
Холоден, горек, странен –
Страшен привычный путь.

Взгляд беспокойный ищет
То, к чему так привык:
Двери, заборы, крыши...
Вечность, столетье, миг...

 

 
А пришла в себя, - Города не было и в помине. Пыталась отыскать, возвращаясь по своим следам, но следы заросли цветами и музыкой слов, тропинки перепутались и сплелись паутиной, разорвать которую не было никакой возможности, а на призывы никто не отзывался, даже шальное эхо. И в тот момент она наткнулась на меня, по одному лишь взгляду поняв, что я тоже покинул навсегда Город, утратив его безвозвратно.


- Как это могло случиться? - беззвучно спросила она.
- ...могло случиться, - эхом ответил ей.
- Неужели это навсегда? – настойчивыв колокольчиком звенел ее голосок.
- ...навсегда...
- Но этого не должно быть!..
- ...должно быть...
Лучиэнь снова подняла на меня свои грустные глаза и я успел рассмотреть маленькую девочку в зеленой шубке с капюшоном, которая, прыгая на одной ножке, исчезала в глубине ее зрачков.
- Значит это навсегда? – спрашивали ее глаза.
- Да, навсегда...


 

В одиннадцать наш город крепко спит.
Лишь кое-где под фонарями люди.
Стук каблучков, как перестук копыт,
Так тих и одинок, что никого не будит.

Наш город тоже одинок и тих.
И спит, наверное, часов по десять в сутки.
Он скучен для чужих и для своих, -
В межвременном застывший промежутке.

 

 
- Скажи, ведь это уже о Чужом Городе? – тихо спросила Лучиэнь, отложив книгу.
- Да, конечно о Чужом, - не задумываясь ответил я ей.

 

Юрий Топунов.
 

1. 27.02.2009 14:43
Мария

Я давно слышала о поэтессе Лидии Ивченко, но не могла найти никакой информации о ней. Спасибо автору эссе за такое необычное представление этой незаурядной девушки, если бы я даже ничего о ней не слышала, все равно бы, прочитав такие поэтические строки, обязательно бы начала искать ее стихи, а тут автор дает еще и интерактивную ссылку на сайт Лидии! Супер!

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.