on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.06.2019, 09:22

июнь-2019

Червень Червоні барви і зелені, Де червень з фарбами ходив. І літо проситься у жмені – Рясною стиглістю садів. І ластовиння на обличчя, емов метелики, сіда. А літо далі, далі кличе, Де навіть стежка – золота… Володимир Верховень  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Новости региона

19.06.2019, 09:41

Нічний кінофестиваль в центрі Херсона

10.06.2019, 14:37

«Травнева ніч» у червні

06.06.2019, 11:13

У Херсоні відбудеться прес-конференція організаторів І Херсонського Морського Фестивалю імені Джона Пола Джонса

> Персоналии > Театр > Книга Александр Андреевич > Александр Книга: портрет без ретуши

Александр Книга: портрет без ретуши


- А сколько зарабатывает Книга в месяц и за счет чего ему удается ежедневно выживать ?
- Ставка директора театра 200 гривен, плюс 20% за звание и 40% надбавка за хорошую работу. Это что касается государственной зарплаты. А в виде доплаты по контракту, это уже зависит от того, как работает директор и его коммерческая служба. Мне начисляют 2% от финансовых поступлений театра при условии выполнения плана. Иногда это совсем ничего, а иногда и несколько тысяч гривен в квартал.

- Есть ли у тебя личная концепция видения театра сегодня и завтра, и какова она?
- Так сложилось, что на сегодня я являюсь одним из авторов театральной реформы, которая сейчас происходит в украинском театре. С приходом в Министерство культуры и искусств нового министра Юрия Богуцкого работа в этом направлении активизировалась. При Министерстве создана рабочая группа из 13 директоров и художественных руководителей театров (опять число 13!-А.К.), в которую входит и ваш покорный слуга, для выработки концепции театральной реформы. В чем же ее суть? Во-первых, это постепенный переход от театра репертуарного к театру прокатному. Это значит, что театральные труппы будут состоять из нескольких категорий творческих работников: небольшая стационарная труппа (своеобразный костяк театра), приглашенные по контракту на определенное время исполнители и нанимаемые на работу в определенный спектакль или программу статисты. Таким образом, существенно сокращается стационарный штат и появляется театральная биржа, на которой можно заказать актера под определенную роль. Это значит, что отпадает необходимость хранить массу декораций и реквизита к спектаклям, которые идут один-два раза в год и содержатся для имиджа. Мы уже сегодня пришли к выводу, что содержать 20-30 спектаклей в репертуаре катастрофически сложно и невыгодно. Театр завтра - это своеобразный культурный центр, где зрителю не просто показывают определенную работу, а окружают его комплексом творческих услуг, постепенно подводя к главному - спектаклю.

- С кем из режиссеров тебе работалось легко, а с кем, мягко говоря, не очень и почему?
- Я в какой-то степени, в меру своей должности, "обслуживаю" режиссера, помогая ему создавать условия для полноценного спектакля. Но когда режиссер начинает играть в одни ворота и тянуть одеяло на себя, я начинаю возражать, иногда даже категорически. Театр - искусство коллективное; это не я сказал, но этому принципу стараюсь следовать. В театре для меня все главные: и технический работник, который должен подготовить сцену, и актер, который должен на этой сцене жить, и администратор, который должен продать билет. Поэтому если кто-либо из коллектива выделяется - это идет в ущерб самому театру. Фактор личности, безусловно, в театре существовал и существует всегда, но важно понимать, что театр - это сосуществование многих личностей, и каждый имеет свое амплуа. А работалось нормально с Бегмой, Белой Мере из Венгрии, Думинской, Пивоваровым, Яремкивым. Если ко мне, как к администратору, приходит режиссер, и у него горят глаза, я этот огонь обязательно поддержу; важно, чтобы этот огонь не остался в глазах, а перешел в дело. А есть режиссеры, которые красиво и увлеченно рассказывают, как они поставили бы тот или иной спектакль, а на деле - ноль без палочки, таких я не люблю, и они меня тоже. Они меня утомляют.

- А как себя по характеру оценивает сам Книга: добрый, мягкий, жесткий, либеральный... Чего я не назвал?
- В нашей работе часто надо идти на преодоление себя самого, нежелания окружающих, иногда даже обстоятельств, поэтому добрый и мягкий директор театра должен превращаться в твердого и злого.

- А как твои дела семейные: жена, дети?
- Да. Вопрос-то, между прочим, тринадцатый... Начну с того, жена у меня, конечно, не первая, но я и не скрываю этого и не стыжусь. Так уж в жизни сложилось и ее уже не перепишешь заново. У меня четверо детей, и все они рядом со мной. Старшая, Евгения, работает в театре, Александра учится в 10-м классе лицея при Херсонском педагогическом университете, Андрей ходит в 3-й класс и радует папу тем, что, наверное, будет математиком в отличие от папы-гуманитария. Самый младший, Ванечка, это чудо, которое должно перещеголять всех Книжек вместе взятых. Вот такая получается домашняя "библиотека"... Утро начинается с завтрака всей семьи, а потом развод (не путать армейский термин с разводом в ЗАГСе): одного папа завозит по пути в Херсон, в школу, другого в университет. Сам - на работу. Даже Ваня у нас ранняя птичка, поднимается вместе со всеми в 6.00 утра. Мой дом - моя крепость, он помогает мне "зализывать" раны, снимать усталость, в общем, нормально жить.

- А бывает ли у тебя когда-нибудь отпуск, и где ты обычно бываешь в это время?
- Полноценного отпуска практически не получается, потому что во время театрального сезона невозможно выпасть из строя. Сезон как камень, который катишь в гору и не можешь остановиться ни на минуту. Приходит лето, и коллектив уходит в отпуск, но начинаются фестивали, Черноморские и Таврийские игры, а теперь уже и своя Мельпомена Таврии, - тут уж не до отдыха. Если удается 3-4 дня посвятить детям, то стараемся уехать куда-нибудь подальше - в Крым, Лазурное, Киев. Очень любим дома ухаживать за садом, семейно готовить шашлыки, принимать гостей. А их у нас бывает много и часто. Так и отдыхаем.

- А чем ты занимаешься кроме театра?
- Сегодня я являюсь президентом Херсонского ротари-клуба, немного преподаю в университете.

- Представим ситуацию: сегодня ты уже не работаешь директором театра. Что будет завтра?
- А завтра будет все, что угодно, например, продюссирование эстрадных проектов. Или создание частного театра, фестивального центра, может даже специализированного магазина. Какого именно, не скажу, коммерческая тайна. Сегодня так много сфер, где можно приложить свои усилия, что просто удивляешься, почему люди не занимаются этим. Хотя мне даже страшно подумать, если вдруг придется оставить театр потому, что он для меня - это не просто работа. Это - образ жизни. А образ жизни менять всегда трудно и болезненно...

- Как ты сам оцениваешь нынешний репертуар и художественный уровень театра?
- Сложный вопрос... Репертуар зависит от комплектации труппы. Труппа сейчас очень молода и неустойчива, кто-то уходит, кто-то приходит. Огромная часть времени уходит не на создание произведения искусства, а на банальный воспитательный процесс - учебу. Это беда всех областных театров. В такой ситуации строить высокохудожественный репертуар сложно. Скажу одно: за постановки последних лет не стыдно, зритель голосует за них своими гривнами. Мы из года в год зарабатываем все больше, каждый год прибавляем от 20 до 50 тысяч зрителей. Например, в прошлом году было 130 тысяч зрителей в год, а в этом уже за 9 месяцев - 120, а впереди еще три "ударных" месяца. Сегодня играем по два спектакля ежедневно, на "Ромео и Джульетту" билетов практически нет. Пошел обратный процесс: актеры недовольны не тем, что мы недостаточно играем, а тем, что играем слишком много. Фестивальные маршруты этого года говорят о художественном уровне: Славянский базар, Новоград-Волынский, Кировоград, Кривой Рог, где театр не просто играл, а имел потрясающий успех. Да и на Мельпомене Таврии мы не выглядели бледно на фоне других театров, в том числе и двух столичных.

- Есть ли у тебя враги и завистники? Знаешь ли ты о них и как с ними общаешься?
- Лично у меня врагов нет, может, кто-то и считает меня своим врагом, но я об этом не знаю. А завистников хватает у каждого из нас, видно, так устроен человек: ему всегда кажется, что у соседа на огороде другие плоды, и больше, и слаще. Я лично не пытаюсь никогда претендовать на чужой огород, образ мыслей, стиль жизни. Не пытаюсь корректировать чужое поведение и не хочу, чтобы кто-то корректировал мое. Общаюсь с разными людьми и всякими, специально не отгораживаюсь ни от кого флажками, но не люблю людей подлых: общаться с ними еще могу, но в душу не пущу никогда.

- Ты считаешь себя верующим человеком и как часто ты бываешь в церкви?
- Могу сказать, что я человек верующий, наверное, это пришло с возрастом, когда появились дети и ответственность за них. Я глубоко уверен в том, что людей трудолюбивых Бог любит и помогает им. И если все у них получается, то только потому, что у них есть свой ангел-хранитель. В церкви, к сожалению, бываю не так часто, как хотелось бы, но иногда ощущаю острую потребность, и тогда иду в церковь, постою немного, подумаю, свечку поставлю... У меня есть свой духовный наставник, настоятель одной из небольших сельских церквей, - отец Василий. Он учит людей делать добро. А еще в Киеве есть небольшой храм, где находится чудотворная икона Матери Божьей, каждый раз, когда бываю в Киеве, стараюсь зайти хоть на несколько минут.

- Какую бы эпитафию ты хотел увидеть на своей могиле?
- Когда-то у кого-то вычитал хорошую эпитафию; подумал, что мне очень понравилось, но умирать пока не собираюсь, поэтому и забыл. Но иногда задумываюсь над тем, где бы я хотел быть похороненным. Кладбища мне не нравятся. Может быть, потому, что все мы там будем, большинство относится к этому месту варварски. Возможно, и правы некоторые народы, которые сжигают своих умерших и рассеивают прах, не привязывая их к какому-то конкретному месту.

- Есть ли у тебя любимые писатель, композитор, художник, исполнитель, цвет, дерево, цветы, камень, в конце концов? Это настолько шаблонный вопрос, что аж самому тошно, но читатели, как правило, этим интересуются, поэтому пойдем у них на поводу...
- Среди писателей — Джек Лондон, Чехов, Ремарк и Алданов. Композитор - Рыбников и его "Юнона и Авось". Художники - Чупрына и Платонов. Я не смеюсь, мне действительно нравятся их необычные картины. Для меня, например, Платонов, это украинский Ван Гог, у него часто неопределенный, жесткий мазок. Среди исполнителей ценю голоса Меладзе, Дворского и Хулио Игпесиаса. Зеленого, считаю, должно быть больше. Люблю дуб, который живет дольше всех. Мы с детьми посадили несколько дубков возле дома. Кстати, у нас улица называется Дубовий гай по-украински. Я каждый раз представляю: нас не будет, а они будут жить сотни лет. Люблю чернобривцы, хризантемы, розы, лилии. А камень? Тот, что не в мой огород.

- Ну, и на финал, какой твой любимый стих, афоризм или кредо?
- У Омара Хайяма есть такой рубай: "Знайся только с достойными дружбы людьми, // С подлецами не знайся, себя не срами, // Если подлый лекарства нальет тебе - вылей, // Если мудрый подаст тебе яду - прими". Это и любимый стих, и афоризм одновременно. А жизненное кредо, наверное, все-таки доброта. В делах, в отношениях, в любви. Вот в этом самом месте я выключил свой диктофон. А мой собеседник подумал немного и вдруг произнес: "Знаешь, Анатолий, ты заставил меня задуматься о многих вещах. Наверное, и я начну выражать свои мысли письменно чаще, ведь некоторые поднятые нами в разговоре темы нуждаются в развитии. Очевидно, пришло время что-то сказать и себе, и людям". По-моему, не добавить, не убавить. Без комментариев, как говорят англичане.
 

Анатолий Крат
«Чайка».- №9.- 08.10.2001.- стр 14

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.