on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Новости региона

16.09.2019, 14:15

«Кронау-Fest»: у Високопіллі пройшов масштабний етно-фестиваль

12.09.2019, 11:57

Як Херсон святкуватиме свій День народження

11.09.2019, 11:43

У ККЗ "Ювілейний" проходить показ фільму "Заборонений"

> Персоналии > Театр > Мельник Александр > Александр Мельник: кино — как вирус

Александр Мельник: кино — как вирус

В начале сезона актера Александра Мельника было просто не узнать: вместо шикарной шевелюры - бритая голова…

- Саша, а где же волосы?
- Да то я в кино снимался…
Как оказалось, даже не в одном. В мае была эпизодическая роль в сериале «Возвращение Мухтара-2» (7-й сезон, 49 серия «Вот такая суббота»), в сентябре - еще одна небольшая роль в четырехсерийном фильме с рабочим названием «Провокатор». И если серию «Мухтара» с участием Александра давно уже можно посмотреть, то «Провокатора» мы увидим значительно позже - только следующей осенью, когда начнется новый телевизионный сезон. Хотя закончат работу над картиной гораздо раньше…
Так что неудивительно, что темой разговора стало именно кино - впечатления любимого актера от нового вида деятельности.

- Александр, как удалось «прорваться» в кинематограф?
- Первый раз, в народный сериал «Мухтар», попал с помощью друзей - они отправили куда-то мое портфолио и резюме. Потом был звонок: «Вы можете приехать?» - «Могу». И я поехал. Играл алкоголика и тунеядца, у меня было три эпизода, но в серию вошли только два. Потом друзья-однокурсники мне дали электронные адреса кастинг-директоров, я отсылал резюме и практически весь отпуск проездил по кастингам. Причем на кастинге забываешь, что ты актер - чувствуешь себя абитуриентом перед экзаменом. Результат шести или семи кастингов - попал на съемку одного фильма «Провокатор», который москвичи снимали в Одессе.

Здесь у меня слов практически не было - только в конце. И то режиссер поставил условие: «Пострижешься налысо - возьмем, не пострижешься - не возьмем». Я сказал: «Да волосы не зубы, вырастут». И не задумываясь поехал в Одессу. А там еще попросили найти актера, который смог бы сыграть цыгана, и я предложил нашего народного артиста Анатолия Степановича Толока. Сначала он не хотел, но все же приехал, а когда его увидели, сразу сказали: «Больше мы никого даже и прослушивать не будем». И у Анатолия Степановича там довольно солидная, по сравнению с моей, роль.

- Понравилось сниматься?
- Это как вирус. Хочется еще.

- Результатами довольны?
- Я человек самокритичный. Эту серию «Мухтара» посмотрел - мне не понравилось…

- А как с финансами? Говорят, что если один съемочный день российской звезды стоит 2 тысячи долларов, то наших актеров «оценивают» максимум в 200-300…
- Это так и есть. В Украине снимают в основном москвичи и питерцы. Проблема то ли страны, то ли кинематографа украинского в том, что мы не вкладываем деньги ни во что, поэтому наш актер стоит намного дешевле. Например, в «Мухтаре» нашим платят 800-1000 гривен. В принципе, копейки… Но если ты хочешь туда попасть, не смотришь на деньги. Это уже потом, если ты войдешь в эту систему кинематографа, как мои друзья-одесситы, то важно не опускать планку и пытаться добиться уважения россиян к украинцам. У нас же есть актеры покруче московских знаменитостей.

- Работа в кино отличается от театра?
- Там все абсолютно по-другому, нужно в 100 раз быстрее соображать, схватывать на лету и понимать, что от тебя требует режиссер - репетиция-то идет совсем-совсем ничего. Еще - на тебе крепят микрофон, ты как обычно разговариваешь, и тебя хорошо слышно.

- И озвучки не будет?
- Мне кажется, вряд ли. В «Мухтаре», например, меня не переозвучивали. Хотя, может быть, что-то и не понравится. Порой тяжело было в том плане, что ты можешь войти в кадр часа через три-четыре после того, как тебя привезли на съемочную площадку. Говорят: «Сейчас ваш эпизод». И вдруг откуда ни возьмись - бешеный заряд энергии. Это ты в театре знаешь, как партнер будет реагировать. Там же, абсолютно не зная человека, включаешься даже не на 100, а на 300 процентов. И ты кайфуешь от творческой неожиданности. Неизвестно, что будет и как. Забыл текст - дубль второй. Забыл еще раз - дубль третий. Хотя, даже если ты и не забыл, кино снимается с разных ракурсов. Восемь строчек текста могут снимать минут 40.

- Не надоедает?
- Самое интересное, что не надоедает, и ты за эти несколько дублей успеваешь придумать и сыграть по-разному. И я так понимаю, когда делают фильм, выбирают тот дубль, который был лучшим.

- Съемочный день длится долго?
- По-разному. Мог начаться в 9-10 утра и закончиться поздно. Одну из сцен снимали в одесском порту вообще ночью. В тот день мы два часа прождали машину на улице, потом приехали на одну точку (мы там были не нужны, но нас привезли), там все свернулись, собрались, мы поехали в порт, пока достали камеры, все развернули, установили свет, звук… На саму съемочную площадку мы попали около часа ночи. Это был сентябрь, я и Женя Юхновец (актер одесского театра им. Василько) стоим в джинсах и майках. И все понимают, что нам холодно…

- Ну хоть ускорялись?
- Нет. Просто в паузах между съемками на нас надевали курточки и накидывали пледы. Потом с нас все снимали, делали дубль, пока пауза - на нас опять все набрасывали, откуда ни возьмись, появлялись горячие кофе-чай. В принципе, снимать было нечего. Мы должны были подъехать, выйти из машины, потом главный герой разговаривает с главным бандитом, тот забегает в какой-то железный контейнер, его поднимают краном, он улепетывает вместе с деньгами, а мы должны стрелять. На телеэкране это будет секунд 30-40. Снимали же часа три. В принципе, волокита большая.

- В график съемок укладывались?
- Не всегда. Здесь все зависит от режиссера. Если режиссер сумел поставить себя - у него по минутам все будет расписано. Хотя всякое бывает. То солнце не там встало, то ехали по Одессе и в пробку попали. Если снимать в одном месте - проблем нет. Но здесь все снималось на натуре. В павильоне на Одесской киностудии - только раз, эпизод в камере для уголовников. Как-то нас гримировали минут 40. В обычных эпизодах ограничивались киношной пудрой, а здесь мы должны были появиться в кадре после взрыва в машине - с ожогами.

А грим в кино абсолютно отличается от театрального. Гример размешивала медицинский силикон со спиртом, наносила на лицо и давала подсохнуть. Это как в детстве баловство было - клей на руку намазываешь, он высыхает и морщится. Потом она эту массу как-то разрывает, немножко добавляет красного и черного грима и «кровь» из маленькой баночки (она, наверное, стоит баснословных денег, над ней так дрожат). И получается просто великолепный эффект ожога.

Сцену после взрыва должны были снимать чуть ли не на закате. Ждали мы ждали… И тут нам говорят: «Ребята, извините, свет ушел». Режиссер и оператор долго извинялись, нам же пришлось отмываться часа три. Силикон-то отрывается быстро, а настоящий пепел отмыть очень тяжело. И в тот день была только холодная вода из крана. Так что в гостиницу мы зашли во всей красе - только умыли лица. Я еще в магазин за сигаретами так зашел… Примелькался уже в магазине, так девчата аж испугались: «Что с вами?» - «В шахте, - говорю, - был».

- Киношные приметы, суеверия существуют?
- Как и на театральной сцене. В театре роль упала - садишься на роль. На съемочной площадке никогда не говорят «последний» съемочный день - только «крайний».

- Какое самое яркое впечатление?
- Трепетное отношение к актерам. Абсолютно другое, чем в театре. В кино на первом месте стоит Актер. Хотя мне казалось, что все должно быть наоборот: в кино ты никого не знаешь, приехал, снялся и уехал. Мы с Толоком как-то не привыкли к такому вниманию. Был такой момент, когда мы снимали в карьере небольшой эпизодик - на экране он будет не больше минуты. Режиссер работал на одной площадке, мы с оператором и продюсером поехали на другую - в карьер за Одессой. Снимали три часа.

День оказался самый жаркий, пить хочется. Продюсер кричит: «Налейте ребятам воды!». А рядом – никого, все разбежались: кто камеру перетянуть, кто шнуры поправить. И тогда продюсер сам - а он мужчина большой, мощный - пытается из бочки без помпочки в одноразовые стаканчики воду налить… Разлил по стаканам водичку и нам принес. Ну кто мы для него? Разве что Хаев Виталик - актер известный… У меня был полнейший шок. Я даже слова забыл. Вернувшись после съемок, мы еще дня два отходили. По большому счету, ну кто мы там с Анатолием Степановичем? Нас никто не знает. Но не дай Бог, продюсер увидит, что актер не сидит, а стоит! Разорвут!

- Садитесь!
- Да я постою…
- Сядьте! Продюсер идет! Если он сейчас увидит, что вы стоите, нам достанется на орехи…
- Хорошо, - говорю. Продюсер прошел - я встал. Девчонки ж тоже спали по 2-3 часа. Вообще-то та команда, которую не видит зритель, пашет сутками, отдыхает и спит очень мало. Благодаря этим людям и делается кино. Это такой процесс, что можно снимать отдельное кино - о кино.

- Кинематографический опыт в театре применим?
- Одно дополняет другое. Сочетать это нужно. И хочется. Там один адреналин, здесь - другой. Когда снимаешься в кино, никто не поаплодирует тебе, а в театре тут же чувствуешь энергетический ответ из зала. Если в театре у тебя много репетиций - там репетиций практически нет. Если ты в кино что-то забыл - переснимут, если в театре забыл - это лажа. Все переплетено. В кино ты работаешь с микрофончиком, и этот стиль переносишь на сцену - то ли на малую, то ли на сцену под крышей. Или же что-то из театрального опыта переносишь в кино. Понятно, что в кино могут снять крупным планом, показать твои глаза… Бровь поднял - в кино видно, а в театре зритель в 9-м ряду и не увидит. Да это и не важно, они должны чувствовать изнутри. Я вычитал когда-то у Мураками: работа должна быть актом любви, а не браком по расчету. И действительно, нужно любить то, что ты делаешь. Если ты любишь свою работу, это будет чувствовать зритель. И не важно - в кино или в театре.

Лариса Жарких
«Херсон маркет плюс».- №45 (303).- 10-17.11.2011.- стр.15
 

1. 10.12.2011 20:44
Таня
Я всегда считала что именно в нашем театре работают лучшие актеры и Саша Мельник этому доказательство!

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.