on-line с 20.02.06

Арт-блог

22.12.2021, 11:41

Але згадати потім ріки ці і монохром засніженої крони, цю лінію рядка і оборони, цю риму, як троянду у руці.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Новости региона

19.01.2022, 15:08

У Херсоні відкривається виставка про військове дитинство

19.01.2022, 11:11

"Щедруємо за Україну і безпеку". Херсонці провели акцію проти домашнього насильства

18.01.2022, 15:04

Музикaнти Xepcoнcькoгo дepжунiвepcитeту cтaли учacникaми музичниx "Piздвяниx зуcтpiчeй"

Александра Тарновская: меджу молотом и наковальней

Актрису Александру Тарновскую многие дети узнают как тетушку Тили-Трям или добрую Фею, взрослые - как исполнительницу юмористических монологов. В театральной среде ее знают как председателя Союза театральных деятелей Херсона и области и члена художественного совета театра. Но самое главное - у нее редчайшая должность: заведующая труппой. Больше в нашем городе и области представителей этой удивительной специальности нет.

А еще обладательница званий «Заслуженный Микки-Маус Украины» и «Заслуженная фея Украины» в этом году отметила сразу два юбилея: 20 июля - ровно 10 лет, как она работает в театре, а 11 сентября ей исполнилось… впрочем, разве важно, сколько фее лет? Гораздо важнее, сколько добрых дел она сделала.

- Александра Васильевна, начнем с самого необычного: в чем заключается работа заведующей труппой?

- Это своего рода диспетчер. Театр - огромный аэропорт, и самое главное - развести все самолеты, все репетиции, чтобы они не столкнулись лбами. Нужно маневрировать между арендой, которая приносит в театр деньги, и творческим процессом. Нужно вести огромный табель, который не похож на все остальные - отчетность, по которой начисляют зарплату и штатным сотрудникам, и артистам на разовых работах. У меня в табеле 108 человек творческого персонала - балет, оркестр, дирижер, режиссеры-постановщики, художники, артисты драмы разных категорий. У каждого своя норма вывода на спектакль. Финансовое измерение вычисляет бухгалтерия, но документы должна подать я. Бумаги, отчеты я не люблю, но пытаюсь сделать их добросовестно, потому что от этого отчета зависит финансовое положение артиста. А еще нужно помочь художественному руководителю театра и его заместителю вносить какие-то коррективы и находить компромиссы; объяснить, к примеру, что кто-то просто горит красным огнем от переработок, а кто-то пока не замечен; попытаться убедить и режиссера, и директора, что ставку нужно сделать именно на того, кто ждет своих ролей.

- Есть звезды в нашем театре, которые зажглись благодаря Вам?

- Я не могу это приписывать только на свой счет, но посмотрите на Олечку Бойцову! Как она хороша в «Фаворите», «Очень простой истории», «Между небом и землей»! А сколько она приходила ко мне, сколько подавала творческих заявок! Теперь она стала артисткой драмы высшей категории, она востребована. Сейчас мне нужно задействовать Ларису Шиманову и ее замечательный голос. Есть надежда, что увидят Аллу Кружилку - в «Клоне» Аллочка была замечательна, это отметили и братья Пономаренко, но пока режиссеры ее не видят, и мне не понятно, почему. Есть Лена Пасько, которая играла Мавку в «Лісовій пісні» и почему-то выпала из поля зрения режиссеров. Вообще, в моей работе много нюансов. В театре все звезды. Все. Самое главное для заведующей труппы понимать, что это действительно так. Тогда и контакт будет налажен, и взаимоотношения с каждым всегда будут иметь положительный резонанс. А так как я много проработала актрисой, мне нужно поставить себя на их место. Это очень важно.

- Вы больше актриса или заведующая труппой?

- Заведующая труппой все же на первом месте - так в нашем театре принято. Хотя я все-таки считаю, что на первое место нужно поставить актрису. Мне надо понять и администрацию театра, и творческую часть, нужно влезть в шкуру артиста, потом быстренько ее снять и влезть в шкуру администрации. Я нахожусь всегда между молотом и наковальней, между двумя структурами - коммерческо-административной службой и творческой. Но профессию свою люблю. Вдвойне приятно, когда и окружающие тебя понимают…

- Работа отбирает много времени? На семью хватает?

- У меня двое детей, сыну 26, он живет в Севастополе, дочери будет 15. Как-то она проезжала с отцом мимо театра и сказала: «Папа, посмотри, а вот здесь моя мама живет!» Ребенок понимает, что мамы дома практически нет. Каждый день мне необходимо быть в театре, потому что постоянно меняется график репетиций: то срочно нужно вызвать артиста, то что-то отменить. Сейчас начинается предвыборная кампания, а мы это уже переживали, когда я не могла ни на секунду не то что из театра - из кабинета выйти: звонки, репетиции отменяются, на сцене будет заседать партия, приезжают первые лица. Это такой удар по нашему творческому процессу! Не все понимают, что творческий процесс - это очень тонкая материя, с которой работать указаниями, установками категорически нельзя. Кроме того, театр живет в очень напряженном ритме. Выйдя из отпуска 1 августа, мы уже выпустили одну премьеру, за 3 месяца их будет 4! Я сейчас бьюсь над самым главным: мы не должны быть штамповочной фабрикой. Я не обвиняю артистов в том, что они не выкладываются - нет, они отдают себя полностью, и спектакли, надеюсь, будут очень хорошими. И все же, побывав и проработав в разных театрах Украины (Херсон, Чернигов, Киев, Николаев, Севастополь и опять Херсон), могу сказать, чем ценен наш театр. Есть театр представления, он имеет право на жизнь, но для меня это штампованная картинка. А у нас театр переживания - это картины великих мастеров, когда смотришь 100 раз, и все новые и новые ощущения получаешь. У нас есть замечательные артисты, которыми я горжусь и которых любят зрители: это Алена Галл-Савальская, Василий Черношкур, Сергей Кияшко, Александр Мельник, Анатолий Толок, бенефис которого будем отмечать 29 сентября, Олечка Бойцова стала подтягиваться.

- Почему Вы, несмотря на такую занятость, продолжаете еще и актерскую карьеру?

- Бумаги - это не совсем мое, и я пытаюсь найти для себя нишу. Изначально свою работу я начинала в херсонском театре кукол в 1973 году, когда он находился еще в парке Ленинского комсомола. Тогда пришли молодые ребята, и мы стали строить театр. Я работала в сказке, с гениальнейшим режиссером Натальей Николаевной Бучмой, которая сейчас работает в Киеве. Эти слова, может, повторял и Сережа Гармаш, с которым мы вместе работали под руководством этого великого режиссера.

- Так Вы работали вместе с Гармашом?

- Да, в нашем театре кукол. Сережка - из того моего красивого доброго юношеского времени, когда мы вместе ели из одной тарелки, застревали в автобусах, ругались с администраторами. А администраторы - это были величины! Один из них - Василий Васильевич Соловей, который работал вместе с Николаем Рыбниковым и был ассистентом режиссера в фильме «Весна на Заречной улице». Мы не должны были играть 3 спектакля, а администратору надо было, чтобы мы сыграли; и мы говорили, что работать не будем, а он нам приносил бутылку коньяка поправить горло, тогда мы говорили, что может быть и отработаем... Масса интересных ситуаций было в той сказчной кукольной жизни. Жаль, что не все сохранилось… «Молнии», которые мы тогда выпускали, и смешные стенгазеты «в отместку» этим «молниям». Одну из них я недавно подарила Сереже Гармашу. На ней - два поломанных автобуса (у нас тогда были обменные гастроли в Геническе и Скадовске), встречаются 2 спектакля «Стойкий оловянный солдатик», где Гармаш работал Стойкого оловянного солдатика, а я - Балеринку (кстати, позже за эту роль я получила министерскую премию как «лучшая женская роль на сцене театра кукол»), и спектакль «Я цыпленок, ты цыпленок». Вахту сдал - вахту принял, подпись Сережи Гармаша 1976 года. Он увидел это - и слезы на глазах... То время я называю сказочным.

- А почему ушли из сказки?

- Поехала за режиссером Натальей Николаевной Бучмой. Но в Киеве не прижилась. В государственном театре кукол меня назначили на главную роль в спектакле «Мальчиш-Кибальчиш», та театральная элита меня не приняла, меня поставили во второй состав, а роль репетировала актриса, которой было, скажем так, как мне сейчас. И все же на премьеру режиссер поставил меня. Был инцидент, я была молодая и говорила все, что думаю. Это сейчас я понимаю: «Говори, что знаешь, но знай, что говоришь». Я ушла. Получив приглашения из Симферополя и Николаева, выбрала Николаев - он ближе к Херсону. Потом, выйдя замуж за военного, перебралась в Севастополь. Но была в шоке: в Севастополе нет театра кукол! Ну так мы его создали. Обзвонив всех, через какие-то свои связи, мы собрали группу ребят - 6 человек, базировались в театре Луначарского. У меня была персональная передача на телевидении с замечательным образом - морячком Севой Севастопольским, одна кукла поменьше, вторая кукла-великан. Но в 1994 году я ушла в декрет, в мое отсутствие для людей деньги оказались важнее, а когда я вернулась, это был уже другой театр… Так что в 1998 году я вновь приехала в Херсон и в 1999-м пришла в театр драматический.

- А почему не в кукольный?

- После того, как меня из театра кукол, мягко говоря, попросили, потому как я была сторонницей Бучмы, я сказала, что в этот театр никогда не вернусь. Хотя там уже давно новое руководство, директор - мой однокурсник Витя Морозов. Он меня приглашал, но я же сказала, что не пойду. Это принципы, которые я всегда соблюдаю. Еще в Севастополе я начала выезжать на поздравление к деткам в большой кукле. И вот Олечка Гоноболина, главный художник театра кукол, предложила сделать такие большие куклы - Тома и Джерри. Мы с подругой стали приезжать на дом к детям с игровой программой. Когда я пришла с этой идеей к директору нашего театра, он ухватился за нее двумя руками. 20 июля 1999 года я стала здесь работать, а уже 1 сентября мы открывали волшебную страну Тили-Мили-Трямдию, которая существовала уже 2 года до меня. Был большой праздник на площади в честь 1 сентября, я стояла в одной из больших кукол… Я называю эти костюмы скафандрами, душегубками, потому что дышать в них невозможно, видимость никакая. Но, тем не менее, это было смотрибельно, это было интересно, а дети просто были в восторге.

- А как Вы стали тетушкой Мили-Трям?

- У Аллы Кружилки загрузка в спектакле стала больше, мы стали работать в дубле: она тетушка Мили-Трям, а я тетушка Тили-Трям, хотя для моих милитрямочек это неважно. Дети дают много положительной энергетики и их обмануть нельзя. Никогда и нигде. Ты должен открыться наизнанку и отдать полностью всего себя.

- А как появились миниатюры?

- Не выйти на большую сцену я не могла, да и сейчас Павлюк говорит: «У меня есть одна роль классная, давай». А я просто не могу разорваться. Поэтому мне надо было найти такой вариант своего воплощения, чтобы я не была задействована ни с кем. И первый мой выход состоялся в 2001 году, когда я прочла юмористический монолог Рожковой. Сейчас у меня в репертуаре монологов 13. У некоторых была очень короткая жизнь, некоторые до сих пор имеют свое продолжение. Но сегодня востребованность их минимальная - концертов и театрализованных программ становится меньше, спектаклей больше - все-таки это театр, а не филармония.

- А что дальше?

- Дальше - работа. Мне в жизни всегда везло на хороших людей. Есть люди, которым я нужна, которые заставляют меня не сидеть на месте, а работать, готовить новые номера. И это самое главное.
 

Лариса Жарких
Херсон-Маркет-плюс.-№38.-17-23.09.09 - стр.19

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.