on-line с 20.02.06

Арт-блог

24.09.2020, 11:08

Сентябрь-2020

Сентябрь Слава тебе, поднебесный Радостный краткий покой! Солнечный блеск твой чудесный С нашей играет рекой, С рощей играет багряной, С россыпью ягод в сенях, Словно бы праздник нагрянул На златогривых конях! Радуюсь громкому лаю, Листьям, корове, грачу, И ничего не желаю, И ничего не хочу! И никому не известно То, что, с зимой говоря, В бездне таится небесной Ветер и грусть октября… Николай Рубцов

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Новости региона

24.09.2020, 10:13

Херсонський модернізм: пам`ятки всеукраїнського значення

22.09.2020, 15:12

Гончарівка взяла участь у фінальній виставці проекту «Херсонський модернізм: назад в майбутнє»

21.09.2020, 13:38

Як Гекаті наснився ГогольDream, або Олена Афанасьєва про візуальну програму Dream ГогольFest

> Персоналии > Визуальное искусство > Быков Анатолий Федорович > Анатолий Быков: чувствую востребованность

Анатолий Быков: чувствую востребованность

Анатолию Быкову 28 марта исполнилось 75. К этой дате и была приурочена персональная выставка художника, что еще неделю назад экспонировалась в выставочном зале на площади Свободы. И оказалась островком какого-то спокойствия и надежды в наше непростое и мятежное время. Местом, куда так и тянет вернуться, чтобы дать возможность своим глазам еще раз прикоснуться к родным пейзажам, букетам цветов, знакомым сюжетам. Посетители (за время .. нашего интервью выставочный зал ни на минуту не оставался пустым) рассыпаются в восторгах и благодарностях, сам же автор из восьми десятков представленных на выставке работ скромно считает хорошими всего десять.

...Интересно, мог ли чувствовать мальчишка, получавший «на орехи» от мамы за то, что рисовал углем на стенах, что его руки будут дарить людям радость и спокойствие?
- Анатолий Федорович, тяжело ли было мальчику из деревни стать художником?
- Все получилось как-то само собой. Я очень любил природу. В Великой Александровке, где я родился, прекрасные места: там лес, там речка Ингулец, там поля. В компании я был мальчиком закрытым - мечтал, смотрел, бродил по степи, в лесу, наслаждался растениями, И стал зарисовывать для себя то, что видел. Сначала это было просто желание рисованием удовлетворить свою душу. У меня было много маленьких альбомчиков, в которых я делал зарисовки, друзей рисовал, огромнейший дуб, к которому я очень часто ходил и который у меня долго не получался. Так что в школьные годы я был просто привязан к природе.

Когда закончил школу, пошел работать электриком, но меня тянуло рисовать. Рисовал и в армии (я служил в истребительной авиации), но офицеры не любили, когда солдаты делают не то, что положено военным, так что ходил и делал зарисовки тайком. Летчик, с которым мы подружились, советовал поступать в летное училище. Я же подумал и понял: это не мое. Я обязательно должен поступить в художественное училище и рисовать. В 1961-м не поступил - в Днепропетровске от волнения и растерянности «срезался» на диктанте, правда, меня агитировали идти без экзаменов в архитектурный институт. Поступил на следующий год - в Крымское художественное училище. Приходилось очень много работать, очень много. Преподаватели требовали за каждый день отчет, каждую неделю нужно было сдать около 100 набросков. Защитив диплом, приехал в родной Херсон. И продолжал очень много работать, посылал работы на выставки, увлекся графикой (это очень интересно, графика - дело мудреное, она воспитывает художника), потом акварелью, писал легко и много. Сейчас перешел на холст и пишу маслом.

- Некоторое время Вы жили и работали в Польше...
- Это были 90-е годы, сложно было выжить во время перемен. И предложили мне поехать в Польшу, работать там. Я поехал, кое-какие работы повез с собой, но очень долго не мог найти для себя угол, где мог бы работать. Один год прошел, второй... Потом на рынке, где бывают люди только серого цвета, появился видный человек - в цилиндре и с тростью. Оказалось, любитель искусства. Спрашивает, как найти меня. Он меня и отвез в Кельце. Платил он за работу мало, но кормил, предоставил большую мастерскую, мольберт, краски, холсты. Я работал много, но имел возможность познакомиться с польскими музеями, шедевры меня потрясли. У меня ноги подкашивались от того, что я не могу так сделать. Когда написано так, что не хочется отходить от работы. Когда ты боишься, что бегущие лошади с огромной картины могут на тебя налететь.

Я благодарен этому человеку, что он мне показал мир, который существует за пределами моего города, моей Украины. Можно сказать, что при нем я прижился. Жил, как у Бога за пазухой. Каждый вечер была новая работа, каждый вечер он приходил и смотрел, иногда бывал доволен, иногда не очень. Работал я много, но и после работы уходил в горы, делал там какие-то зарисовки, а утром начинал новую работу.

- Новая картина - каждый день?
- Тогда я писал по картине в день. Иногда сам этому не верил. Если мне платили за картину 25 долларов, а я трачу на нее три дня, то что же я заработаю? Поэтому ночью продумывал, с чего начну и чем буду заканчивать. Бывало так, что писал работу и два, и три дня - если сложная. Остальное писал быстро. Но тогда же и мне было всего-навсего 40 лет. А сейчас продумываю больше, работаю дольше.

- Но тогда, в Польше, у вас даже были персональные выставки...
- Да, сделал две персональные выставки, и одна из них - «Памяти Марка Шагала». Как-то мой покровитель приехал из Германии и спросил, знаю ли я такого художника, как Шагал? «Ну, конечно - отвечаю, - кто не знает!» — «А ты мог бы сделать что-то такое, как Шагал?» Получилось около 12 работ - я стал что-то компоновать, придумывая свои сюжеты и используя образы, известные по картинам Шагала - церквушка, старичок с палочкой, ослик, петушок.

- Тяжело было вживаться в творческую манеру другого художника?
- Очень тяжело.

- А что заставило вернуться домой?
- Просто я решил, что нужно раскручиваться здесь.

- На выставку собрали свои живописные работы за последнее десятилетие?
- Совсем новых не набралось. Порой люди хотят купить - продаю, думаю, напишу что-нибудь еще...

- Это же хорошо, когда работы пользуются спросом!
- Да, это очень важно. Есть художники очень покупаемые. Еще не успел написать работу а у него ее уже покупают. Но таких художников в Украине всего трое.

- Чувствуете ли свою востребованность как художника?
- Да. Хотя надо бы популяризировать себя — выставляться где-то, показывать новые работы, но времени на это не хватает. Я все время занят - пишу, пишу, пишу. Популярность у художника должна быть, но у нас почему-то все это слабо идет.

- Действительно, многие художники отмечают, что их работы продаются где угодно - но только не в Херсоне. А Ваши работы земляки покупают?
- Покупают. (Анатолий Федорович показывает несколько работ, которые уже проданы, но временно переселились на стены выставочного зала). Наверное, без них здесь было бы скучновато.

- Свои пейзажи пишете с натуры?
- Нет, работаю, в основном, по памяти. Ничего нет с натуры - все придумано. На самом деле, и букет был другим, и горы не такие, как на картине - но я там был, я видел, остальное додумал. У художника должна быть фантазия, и он должен обязательно пропустить через себя увиденное, перекомпоновать, чтобы получилось готовое произведение. Почти с натуры - всего несколько работ.

- А как вы относитесь к современному искусству?
- Положительно, конечно. Потому как там тоже надо думать, понимать условности, уметь анализироватъ каждую работу. Закрашивать плоскости, каким-то образом соединяя цветовую гамму, рисунок, насыщенность холста - это тоже сложно.

- Самого поэкспериментировать не тянет?
- Нет. Я для себя решил, что буду писать для людей, чтобы им было приятно прийти посмотреть. Переучиваться уже сложно. В художественном училище учат рисовать дотошно, все должно быть на своем месте, каждый квадратный сантиметр должен работать на общее впечатление картины. Писать так сложнее, чем написать абстрактное пятно. Хотя по заказу я рисовал и такие картины. Один раз нарисовал подушку (она, конечно, на подушку не похожа), задача стояла показать мысли человека - свои, чужие. Эта абстракция не получалась долго... Пытался даже создать что-то космическое, условное. Но в конце концов решил, что буду писать по-своему.

- Важна ли для художника мысль заказчика - или же он должен выплескивать что-то свое?
- Заказчики разные. Один просто дает направление мысли — мне нужно думать, как воплотить его желание. Другой говорит конкретно: у меня есть фотография - можете нарисовать? Приходится спрашивать, могу ли я добавить что-то свое...

- Бывает ли, что из заказа рождается шедевр?
- Когда человек заказывает - шедевра не получится (я стараюсь, чтобы мнение заказчика было доминирующим). А когда я творчески делаю работу — будет.

- Должен ли художник быть актуальным, отражать в творчестве происходящие события?
- Обязательно. Когда начались в Киеве события на Майдане, я прибежал домой - и к холсту. Но остался недовольным. Показал коллегам, что ничего не получается - соединить массив скульптуры (памятник основателям Киева), пожарище, людей с кулаками. Они говорят: «Толя, не трогай ты эту тему. Пусть все перегорит. Потом, если будет такое желание - вернешься». Так эта работа и осталась у меня незаконченной. Хотя художник должен в первую очередь сразу выдавать что-то. Но в это время я готовил выставку, был очень занят...

- Ну, а после выставки? Есть планы?
- Глобальных задач не ставлю, но во всех выставках участвовать буду. К тому же весна - работать надо. И я уже компоную картину - расцветают молодые яблони... А еще хочется съездить в Крым - но только в Балаклаву. Конечно, больно, что так все получилось с Крымом. Но это политика. Теперь будем свои моря осваивать.

Лариса Жарких
«Вгору».- №17 (604).- 24.04.2014.- стр.6-7

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.