on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.06.2019, 09:22

июнь-2019

Червень Червоні барви і зелені, Де червень з фарбами ходив. І літо проситься у жмені – Рясною стиглістю садів. І ластовиння на обличчя, емов метелики, сіда. А літо далі, далі кличе, Де навіть стежка – золота… Володимир Верховень  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Новости региона

19.06.2019, 09:41

Нічний кінофестиваль в центрі Херсона

10.06.2019, 14:37

«Травнева ніч» у червні

06.06.2019, 11:13

У Херсоні відбудеться прес-конференція організаторів І Херсонського Морського Фестивалю імені Джона Пола Джонса

> Персоналии > Театр > Толок Анатолий Степанович > Анатолий Толок: покорять, удивлять, потрясать

Анатолий Толок: покорять, удивлять, потрясать

 

Стоит ему только выйти на сцену - зал встречает его овациями. Женщины признаются, что, услышав его голос, одновременно сильный и нежный, готовы на все. И хотя Херсонскому театру не впервой удивлять зрителя молодостью своих актеров, все равно не верится, что народному артисту Украины Анатолию Толоку уже 70.

Больше 40 лет Анатолий Степанович покоряет херсонского театрального зрителя. Его сценические образы такие разные: аристократы и простолюдины, герои и негодяи, фавориты и отверженные, исторические деятели и вымышленные персонажи. Павел I и Суворов. Сталин и Геббельс. Дон Жуан и Сирано де Бержерак. Всего - более 200 ролей. Одним словом, счастливая актерская судьба…

Юбилей Анатолия Толока отмечали 29 сентября бенефисным спектаклем «Очень простая история». На торжественную часть виновник торжества переодеваться не стал - так и принимал поздравления в образе своего героя-трудяги. Впрочем, в театре этому не удивились, ведь Анатолий Степанович - настоящий трудяга сцены.

- Анатолий Степанович, а как Вы стали артистом?
- Это простая история. По молодости я увлекался спортом и самодеятельностью. Занимался легкой атлетикой, был вратарем в футбольной команде. Играл за заводскую сборную, потом за областную. Даже попал в дублеры «Шахтера». Но родители не хотели, чтобы я стал спортсменом. Знаете, как в семье бывает: начали «капать»: «Иди в самодеятельность, станешь артистом». У нас была очень хорошая самодеятельность при заводе ковкого чугуна - и драматический коллектив, и танцевальный, и вокалом занимались. Мы с братом танцевали, я еще и пел - от отца мне достался мощный крепкий голос. И в самодеятельности руководители меня тоже уговаривали бросить спорт. Уломали. Мы с братом Сашкой поехали поступать в Днепропетровское театральное училище на хореографическое отделение. Приготовили 13 танцев, басни, этюды, отрывок из «Наталки Полтавки». Поступили без лишних проб - сразу «влетели». В комиссии было 13 человек, и мы показали все 13 танцев - как по заказу для каждого. Вышли мокрые. За нами - директор училища:
- Ребята, у нас будет шефский концерт на заводе, там будете танцевать матросский танец. В костюмерной подберете костюмы.
– А как же экзамен? (мы поступали на базе 7 классов).
- Ничего, вас подождут.

Тогда я понял, что мы уже приняты. Тут же вышел и режиссер Даниил Тихонович Бондаренко:
- Молодий чоловіче, чого вам лізти у цю халепу? Танцювати ви і так вмієте. Ідіть краще на режисуру. У вас є здібності.
Уговорил. Сашка, мой брат, поступил на хореографическое, а мне прислали вызов на режиссерское отделение. И по истечении 4 лет, в 1964-м, получил я красный диплом. Тут же меня забрали в Днепропетровский театр им. Шевченко, сразу дали вторую категорию. Оттуда как раз ушел герой: любимец публики Станислав Станкевич перешел в театр им. Ивана Франко в Киев. И я попал, как кур во щи - меня сразу на все его роли бросили. Вот так я стал артистом. В принципе, в театр я пришел подготовленным полностью: пел, танцевал, играл…

- Как оказались в Херсоне?
- В Днепропетровске я два сезона отработал, у меня уже был свой зритель. Но был я заядлым комсомольским правдистом, а начальство таких не любит. После очередного конфликта директор заявил: «Подавайте заявление!» Я и подал. А он возьми да подпиши. Правда, тут же прибежал главный режиссер, обругал директора. Да и собратья по сцене не советовали срываться с места: «Режиссеры и директора приходят и уходят. Остаются актеры». Я, может, и не ушел бы, но как раз в то время получил предложение от директора херсонского театра Михаила Бучинского перейти работать к нему. Он обещал высшую категорию и квартиру. Так и получилось. Что такое Херсон, я не знал. Но был молодой, горячий: жену под руку, чемодан в руки. Так в 1966 году я оказался в Херсоне. И был рад, что пришел в этот театр. Какая была мощная труппа, какой репертуар!

- А как же амбиции? Из Днепропетровска до Киева, пожалуй, ближе…
- Вот чего у меня не было, так это тщеславной ущербности. Да и отсюда я мог уехать. Когда приезжал Петросян, я монтировщиком подрабатывал. Сколотили мы ему для номера ящик. На репетиции и на концерте я сидел за кулисами и делал кое-какие поправочки. А после концерта он пригласил нас в гримировочную, угостил, разговорились. Ребята ко мне обращаются по имени-отчеству. Петросян говорит:
- Что-то я не пойму, кто ты: много замечаний делаешь, очень дельных, кстати...
- Да это же наш заслуженный артист!
- Ах, вот в чем дело! А у тебя есть что-то цыганское. Переезжай в Москву. В театр «Ромэн ». Я и с квартирой помогу.

Но я не решился быть в Москве 13 парубком за 18 плетнем. Потом Юра Яковлев в Москву тянул. И я опять отказался. Были приглашения в Киев, на Дальний Восток. Тоже не сложилось. Может быть, потому, что я домосед. Не люблю я перелетов, они меня утомляют. Я осторожный, консервативный. В свое время мне повезло. Я попал в театр и сразу получил боевое крещение. Некуда было деваться. За свою жизнь я уже столько разных ролей сыграл… Не знаю, смог бы кто еще на себе такой воз вытащить. Я переиграл все. Дай бог каждому актеру такой сценической судьбы.

- Какие-то роли остались любимыми?
- Отрицательные. Они мне всегда удавались больше. Я никогда не гнался за «Герой Героичами». Хотя часто приходилось их играть. Даже через нежелание. Все герои немного однообразны, и если у меня была возможность выбирать - я выбирал отрицательных персонажей. Когда я пришел в херсонский драмтеатр, Николай Петрович Равицкий предложил мне выбрать в пьесе Зарудного «Синие росы» любую роль. Я выбрал Клима Острового. Он так удивился: «Это первый случай в моей жизни, когда актер отказывается от главной роли ради отрицательного персонажа». Но роль я получил. В отрицательных персонажах краски гораздо ярче. Там есть что играть. Часто приходилось в положительном искать отрицательное, чтобы он был живым, а не плакатом на стене. А сделать это очень сложно, надо притягивать за уши, а это неинтересно.

- Что можете отметить из последних ролей? Как работалось в «Очень простой истории»?
- Было интересно поработать с Сергеем Павлюком - новый режиссер, новые веяния. Не скажу, что я очень удовлетворен своей ролью, но, по крайней мере, ничего не испортил, хотя ничего и не привнес.

- Мечта сыграть какую-то роль все же есть?
- Когда-то хотел сыграть Отелло. А потом, честно признаться, перечитал Шекспира - и стало страшновато. Эта трагедия показалась мне несовременной. Вряд ли зритель поверит в такие высокие страсти, в такую любовь. Разве что Короля Лира... А впрочем, с возрастом появляется странная ленца, желания притупляются, возможности уже не те...

- А если интересная роль?
- Когда есть хорошая роль - никакой артист не устоит. Так раньше у меня было с рыбалкой: едешь отдохнуть, а приезжаешь уставший. Даешь себе слово, что больше никогда, а через день вновь тянет. Наверное, артист так же устроен.

- Зрители привыкли видеть Вас на сцене покорителем женских сердец. А в жизни Вы человек влюбчивый?
- Если откровенно - нет. Я никогда не был разухабистым донжуаном и не стремился к любовным победам. Наоборот, женщины завоевывали мое внимание.

- Тем не менее, вы играли Дон Жуана…
- Дон Жуана в возрасте. Он устал, он бежит от страсти, от любви. Вообще, это человек богатой души. Осуждать его нельзя. Он искренне отдавался своему чувству, завоевывал женщин - и они отвечали ему взаимностью.

- Тяжело играть донжуана, не будучи таковым?
- Очень сложно. Откровенно признаюсь, я вообще боюсь любовных сцен. Не умею любить на сцене. Хотя мне часто говорят: «Как здорово сыграл!» Это уже техника. В таком деле многое зависит от партнера. Если нет отдачи - играть очень сложно. А когда партнер понимает и чувствует, когда в глазах искорки - ему хочется ответить. Но часто бывает, что к актрисе отношение плевое, а надо играть любовь. Был случай, когда я не мог через себя переступить… Даже зритель, мне кажется, заметил безразличие в моих глазах. Хоть меня тоже могут захватывать страсти, я очень рационален. Любовные сцены меня всегда настораживали, и, по-моему, я в них много фальшивил, никогда не получал от них удовлетворения. Многое здесь еще зависит и от того, как автор выписал образ и как его трактует режиссер.

- А с кем из режиссеров было интереснее всего работать?
- Единственный режиссер, который знал, чего он хочет, и не боялся сломать себе шею - Александр Петрович Горбенко. Он даже из легких музыкальных спектаклей делал хорошую драму. Сейчас из театра в театр таскают по всей Украине один и тот же репертуар. А Горбенко принципиально не брал то, что ставили другие. Так появились у нас «Флаг адмирала», «Оргия» Леси Украинки, «Таке довге, довге літо» Зарудного. И на эти спектакли люди шли. Когда их в Киев повезли, были аншлаги. Это был переходный этап от работы с режиссером к периоду безрежиссерья, когда артист начинал делать роли сам, интуитивно намечал путь в роли. У меня это и происходит.

- И какая актерская судьба без театральных баек!
- Без казусов не бывает. Многое можно вспомнить… Выехали мы как-то со спектаклем «Сержант милиции», а костюмеры забыли галифе. Не выйдет же полковник в кителе и в джинсах! Сидим на сцене, курим, думаем. А тут заходит председатель колхоза. Спрашивает, как нас встретили, то да се… А мы все смотрим на его галифе. И размер как раз нужный. Объяснили ситуацию, попросили одолжить на время спектакля галифе. Долго он отнекивался, но что для искусства не сделаешь. Уговорили. А зрителей уже собирается полный зал. И когда председатель снимал штаны (а стоял он спиной к занавесу, авансцены не было), не удержал равновесия и выпал в зал прямо в кальсонах. Зрители сразу не поняли, не узнали председателя без его галифе. Снял он галифе уже в зале, бросил нам на сцену и с со словами: «Опозорили на все село!» - удалился.

- Во всем мире существует традиция: популярный актер, достигший успеха, передает свой опыт молодежи, преподает…
- Приглашали и меня преподавать, но я не знаю, как этот опыт отдавать. Чтобы преподавать, нужно гореть. Мне не хватает терпения, да и желания. Я человек взрывной, могу и накричать, а многим это не нравится. В качестве ассистента режиссера работал, и мне приходилось вводить актера в роль - я уж слишком так рьяно это делал, стараясь сделать как лучше. А вот с молодыми актерами поработать, подсказать им что-то - это с удовольствием.

- А если бы все начать сначала, Вы стали бы актером?
- Нет, нет и еще раз нет. В театре нужно быть полезным, а эта работа очень выматывает. Я работаю только ради зрителя. Этим я отравлен, этим живу. У меня есть такое правило: незачем выходить на сцену, если не покорять, не удивлять и не потрясать зрителя. Зритель меня и воспитал, он был мерилом всех моих ролей. И - прощал. Как родители.

P.S. 3 октября в Киеве во Дворце культуры «Украина» проходил отчетный концерт Херсонской области. В рамках этого концерта 4 октября на сцене национального театра им. И.Франко был показан спектакль «Страшная месть». Театр вернулся из Киева не просто так: актеру херсонского театра Сергею Кияшко присвоено звание заслуженного артиста Украины, Алена Галл-Савальская отныне народная и по документам, а генеральный директор - художественный руководитель театра Александр Книга стал заслуженным работником искусств Украины. Поздравляем коллектив театра и желаем дальнейших побед.

 

Лариса Жарких
"Херсон маркет плюс". -№41(195). -8-14.10.09. -стр.19
http://khersonmarket.com.ua/?id=articles&act=show&article_id=669
 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.