on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.10.2019, 14:32

Жовтень - 2019

Пусть пасмурный октябрь осенней дышит стужей, Пусть сеет мелкий дождь или порою град В окошки звякает, рябит и пенит лужи, Пусть сосны черные, качаяся, шумят, И даже без борьбы, покорно, незаметно, Сдает угрюмый день, больной и бесприветный, Природу грустную ночной холодной мгле,— Я одиночества не знаю на земле. Забившись на диван, сижу; воспоминанья Встают передо мной; слагаются из них В волшебном очерке чудесные созданья И люди движутся, и глубже каждый миг Я вижу души их, достоинства их мерю, И так уж наконец в присутствие их верю, Что даже кажется, их видит черный кот, Который, поместясь на стол, под образами, Подымет морду вдруг и желтыми глазами По темной комнате, мурлыча, поведет...  Аполлон Майков  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Новости региона

08.10.2019, 10:24

Закінчився XIV Міжнародний фестиваль аматорського кіно «Кінокімерія-2019»

03.10.2019, 10:10

У «Gameplay: Фантастичні хроніки» грала херсонська молодь

03.10.2019, 09:49

Студенти училища культури пройшли «Шляхом сови»

> Темы > Литература > Из истории литературного Херсона > Андрей Курков: великий и простой

Андрей Курков: великий и простой

15.10.2006

Он - необычный писатель. Пишет прозу на русском языке, а публицистику - на английском, французском, немецком, украинском. А вообще после института он знал 12 языков. Когда-то проводил по полгода в путешествиях по разным странам. Сейчас стал больше времени уделять семье. У него жена-англичанка и трое детей. Он любит старину и собирает антиквариат. Его книги публикуют во многих странах мира, зато запрещают в России. Абсурд и чёрный юмор - обязательные ингредиенты его детективных коктейлей.

Чаще всего его спрашивают, откуда появился пингвин в книгах «Пикник на льду» и «Закон улитки». Он отвечает, что отчасти этот персонаж пришёл из анекдота про сержанта Петренко (который сводил пингвина в зоопарк, а потом повёл в цирк и т.д), сыграло роль и коллективное поведение этих пташек. Если одного пингвина забрать на необитаемый остров, он теряет ориентацию. В этом смысле они очень похожи на советских людей, которые тоже были коллективными животными.

Всё программировалось партией и профсоюзами, они знали правила игры. А когда структура разрушилась, люди оказались фактически дезориентированными пингвинами. А Курков - индивидуалист. Он любит хорошее, авторское кино (симпатичны Балабанов, Тодоровский, Грымов, ранний Сокуров), но практически не смотрит телевизор. В этом году Андрей Юрьевич не поехал на 13-й Львовский книжный форум. Как раз в это время он был в Италии, на презентации своей книги, вышедшей там.

Когда-то министр культуры Франции представил его как «русского вечно-украинского писателя Куркова». Его книги переведены на Два десятка языков. Он называет себя профессиональным литератором и поясняет, что приходящие из-за границы гонорары позволяют ему вести неплохое существование. При этом у него всегда масса идей и планов, которые он воплощает в жизнь. Оказалось, что даже в нашем городе можно совершенно свободно подойти к любимому писателю, дождаться, пока он поговорит по телефону с кем-то по-немецки, договориться об интервью и взять автограф.

Культ: Понравился ли вам Херсон?
Андрей: Для меня было большим сюрпризом после Берлина, Вены и Норвегии приехать в Херсон наконец-то! Так получается, что украинские писатели чаще едут за границу, чем к себе домой. И наверно, несправедливо, что я знаю Германию лучше, чем Украину, однако я думаю, что украинские писатели обязаны путешествовать по своей родной земле, показывать себя людям, показывать свои книги и убеждать украинских читателей, в том числе и херсонских, что нужно читать своё, независимо от того, на каком языке это написано.

К: Что нужно делать, чтобы люди полюбили чтение?
А: сейчас на Западе, и не только, модны так называемые читательские кружки, где собираются по 10-15 человек, выбирают книгу одну в месяц, все читают, все её обсуждают. Потом, если она им нравится, они вступают в переписку с автором, издательством. Начинается какой-то процесс, который приводит к пропаганде чтения и вообще нормальной литературной жизни. Уровень книжного рынка показывает уровень цивилизованности общества.

К: А как дело с литературой обстоит у нас?
А: У нас уровень издания учебной и научной литературы сейчас поднялся, стал намного выше, чем уровень художественной литературы. Я могу рассказать один печальный для меня случай. Мы с коллегами выступали перед студентами второго курса колледжа библиотекарей в Полтавской области. Я спрашиваю студентов, кого из украинских писателей они знают. Молчат.

Я говорю, давайте буду называть фамилии, а вы поднимите руку, если читали или знаете их. Ну, я начал издалека, назвал Наталку Сняданко (это писательница и журналистка из Львова, которая написала книгу «Колекція пристрастей», эта книжка вышла на польском языке, стала бестселлером в Польше, а здесь, я думаю, первый тираж за три года не разошёлся). Я продолжаю: Ирэна Карпа, Тарас Прохасько - ни одной руки. Дохожу до Андруховича - поднимается рука преподавателя. Студенты ни разу не слышали. Оксана Забужко - тоже преподаватель поднимает одинокую руку. А кого вы знаете? - Франко, Шевченко, Коцюбинский. Нельзя жить прошлым. Мы молодая страна. Нам 15 лет, у нас уже есть своя - не советская, не постсоветская, а своя, украинская живопись.

Кинематографа нормального пока нет, его дороже и труднее делать. Но литература своя есть, и поддерживать её - это поддерживать будущее нашей страны, нашей культуры. В отличие от украиноязычной прозы, которая сейчас развивается очень динамично и представляет собой полноценное явление, с русскоязычной прозой в Украине огромная проблема. Молодые талантливые русскоязычные журналисты и потенциальные писатели просто не видят себя в качестве писателей. Поэтому если в советское и досоветское время половина русской классики была родом из Украины, то сейчас, даже когда ищешь интересную рукопись на русском языке, то почти ничего нет. Присылают на конкурсы свои работы 50-летние авторы, никто не пишет о современной жизни, о современных проблемах. Я не говорю о социальных романах, мало пишут на русском языке в Украине даже о любви.

С идеей о том, как приблизить читателя сельской глубинки к писателям, я ношусь уже лет 10. Когда-то я придумал такой проект, не проект даже, а название - «Книжкобус». Принцип старой автолавки. Автобус-книжный магазин, который ездит по провинции, по регионам. Только некоторые райцентры могут похвастаться книжными магазинами. У нас 500 районных центров, и 90% из них живут 15 лет без книги. Если бы такой проект хотя бы на областном уровне осуществить. Я думаю, можно найти энтузиастов, которые смогут отремонтировать автобус, посадят в него пару местных и неместных писателей и объявят, что он приедет и остановится на несколько часов в Новотроицке, Железном Порту или где-то еще. Это поможет не только книгораспространению на Украине, но и пропаганде чтения.

К: Почему возникла такая печальная ситуация?
А: Наше государство 15 лет культурой не занималось вообще. Национальный союз писателей стоит не в стороне, а скорее, сбоку от происходящих в стране событий. Вы поймите, что любой творческий союз, который возник в сталинское время, переформатировать сейчас нельзя, легче закрыть и создать новый. Но никто закрывать его не будет. Знаете, у нас есть такая болезнь: мы любим создавать организации, которые потом живут и работают сами на себя. Менталитет и психология меняются либо насильственным путём очень быстро, либо естественным путём очень медленно. Мы всегда идём очень медленно. Поэтому ожидать резких перемен от организации, которая существует с советского времени, не приходится. С другой стороны, сейчас инициатива не наказуема, и каждый человек, имея энергию и идеи, может организовать всё что угодно.

К: Правильно ли утверждать, что вы модный и культовый писатель?
А: Можно сказать, что за рубежом в каких-то странах я моден. А в Украине я бы себя не относил к модным писателям. Может быть, на востоке и юге страны. На западе это, скорее, Андрухович. Я очень надеюсь, что херсонцы будут читать больше. Может быть, херсонские власти - городская и областная - сделают то, что сделала государственная власть: разработают программу пропаганды чтения, чтобы и местные, и неместные писатели приглашались регулярно в вузы, гимназии и школы, потому что взрослых людей трудно научить читать, а читать нужно учить людей, когда они молодые и любопытные. Я хочу сказать большое спасибо автору книг о Гарри Потере. Она об этом «спасибо» не узнает, но вот миллионы прочитанных «Гарри Поттеров» очень помогли 13-15-летним читателям выбрать между компьютерными играми и литературой.

К: Приходилось ли вам бывать в нашем городе раньше?
А: Был здесь раньше только в 92-м году даже не проездом, а «проплывом», на теплоходе, на котором проходил анимационный фестиваль «Крок». То есть нам дали два часа погулять вокруг порта, естественно, прогулка закончилась в пивной, потом посадили обратно на теплоход и поплыли в Одессу. Но теперь я обещаю осмотреть город. Андрей Юрьевич выполнил свое обещание. Он успел посетить исторический центр Херсона, включая набережную, Екатерининский собор, Аллею славы, театр, Потемкинский сквер, Художественный и Краеведческий музеи, пушки-танки, литературный музей им. Лавренева. За неполных два дня. Все понравилось. На встрече с местными писателями его спросили что-то вроде того, насколько он соответствует типичному образу гения, который пьёт, гуляет и т.д. Курков ответил просто: «Увы, наверное, я не гений...».

Беседовал Антон Бычков
"КУЛЬТ" 15.10-1.11.2006 г.

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.