on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.10.2019, 14:32

Жовтень - 2019

Пусть пасмурный октябрь осенней дышит стужей, Пусть сеет мелкий дождь или порою град В окошки звякает, рябит и пенит лужи, Пусть сосны черные, качаяся, шумят, И даже без борьбы, покорно, незаметно, Сдает угрюмый день, больной и бесприветный, Природу грустную ночной холодной мгле,— Я одиночества не знаю на земле. Забившись на диван, сижу; воспоминанья Встают передо мной; слагаются из них В волшебном очерке чудесные созданья И люди движутся, и глубже каждый миг Я вижу души их, достоинства их мерю, И так уж наконец в присутствие их верю, Что даже кажется, их видит черный кот, Который, поместясь на стол, под образами, Подымет морду вдруг и желтыми глазами По темной комнате, мурлыча, поведет...  Аполлон Майков  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Новости региона

08.10.2019, 10:24

Закінчився XIV Міжнародний фестиваль аматорського кіно «Кінокімерія-2019»

03.10.2019, 10:10

У «Gameplay: Фантастичні хроніки» грала херсонська молодь

03.10.2019, 09:49

Студенти училища культури пройшли «Шляхом сови»

Ангелы в шлемах

Платок немилосердно натирает уши, а за колготки постоянно цепляется какой-то невоспитанный сорняк. Пятнадцать минут спотыкания по каменистой тропинке, и мы - возле живописных развалин кирпичной постройки. Надежда Ивановна, женщина с длинной черной косой и калмыцкими скулами, открывает замок на ржавых воротах и тянет на себя скрипящую дверь. Перед нами - черная пасть подвала, из которой тянет сырой известкой. Надежда Ивановна настороженно наблюдает за нами - как мы пройдем это испытание? Мы спускаемся вниз, заслоняя ладошками от сквозняка пламя тоненьких свечек...

В это место можно загнать табун операторов и снимать фильм про эльфов - облака над водой, берега, заросшие дикими маками и белыми цветами, похожими на звездочки, ветер и горьковатый запах полыни. Можно снимать мистику - о духах монахов, появляющихся время от времени на тропинках, каменных лестницах, в развалинах храмов и фонтанов. Но если снимать кино о судьбе самого монастыря, то одним жанром не обойдешься - иначе картина выйдет плоской, как блин....

Блеск и нищета
Несколько столетий назад на месте, где сейчас находится село Красный Маяк Бериславского района, пролегала укрытая густым лесом и сплошным кустарником Пропасная балка. Тут был приют разбойников и воров. История любит такие шуточки - именно в этом гиблом месте, куда по доброй воле не сунулся бы ни один приличный человек, в XVIII веке обосновался знаменитый и впоследствии один из богатейших монастырей в Российской империи - Свято-Григорьевский Бизюков мужской монастырь. Средний годовой доход монастыря в XIX веке составлял около 800 тысяч рублей (для сравнения - корова в те времена стоила три рубля). Такие деньги монастырю приносило огромное хозяйство - пшеничные поля, виноградники, конюшни, мастерские, пасеки. Здесь трудились около 2 тысяч монахов.

К началу XX века монастырь обзавелся даже собственной электростанцией, лабораторией и школой. Но пришел 1917 год, и с этого момента в истории монастыря начинается сплошная черная полоса. В разгар гражданской войны монастырь оказался на пути у многочисленных банд и отрядов. Отобраны почти все монастырские владения, а его население было вынуждено искать другого приюта. С этим временем связана и одна из легенд: в 1919 году в монастырь ворвалась банда махновцев. Бандиты хотели отыскать золото и сокровища. Они согнали несколько десятков монахов в погреб, где хранилось монастырское вино, и долго и жестоко пытали несчастных. Но, так ничего и не добившись, бандиты расстреляли пленников. А на стенах погребка остались красные полосы и пятна, которые до сих пор проступают через любой слой штукатурки.

Во времена Советской власти то, что уцелело в исторических бурях из имущества монастыря, растащили жители близлежащих сел. Не уволокли разве что стены. Впрочем, некоторым постройкам нашли общественное применение. Так, в зимнем соборе Покрова Богородицы устроили сельский клуб. Ангелов, которые смотрели на посетителей клуба со сводов собора, не раз пытались забелить, но лики проступали вновь и вновь. Тогда культмассовые работники нашли выход - дорисовали ангелам... шлемы космонавтов.

Со зданием Вознесенского собора пришлось помучиться - одну из арок никак не удавалось разрушить. Не помогла даже взрывчатка. Тогда это место тоже решили переделать под площадку для массовых развлечений. И тут происходит опять-таки просто мистическая история. Приехал как-то в Красный Маяк цирк. Натянули канат для выступления прямо на месте разрушенного собора. Канатоходец, забравшись по винтовой лестнице на хоры, ступил на канат и пошел. Но проверенный и надежный канат вдруг рвется, а артист разбивается насмерть. Прямо в центре храма. С тех пор бывший собор оставили в покое.

Легенды и повседневность
- Чего я тут не насмотрелась, - говорит Надежда Ивановна, которая несколько лет работает при храме и экскурсоводом, и поваром, пока мы рассматриваем ржавые потеки на стенах погребка, в котором расстреляли монахов. Люди, как заходят сюда, на четвереньки падают, начинают корчиться, гавкать, визжать. Однажды приехала на экскурсию группа из маленькой деревни. Спустились - и вдруг как запели одновременно. А однажды женщина спустилась сюда, постояла, а потом начала рассказывать, что она видит тела монахов, описывала, как течет кровь из ран. У меня волосы встали дыбом.

Становится страшновато. Гавкать и визжать не тянет, а вот наверх, к солнцу и свежему воздуху, хочется. Нам предстоит еще пройти несколько километров по берегу Каховского водохранилища - в экскурсию входит посещение храма, полностью вырубленного в скале. Когда-то здесь жили монахи, которые добровольно отреклись от внешнего мира и заточили себя в камень. Володя - охранник храма - заводит нас внутрь, и ждет, пока мы хлопаем глазами, как филины, и пытаемся после солнца привыкнуть к темноте и сырости.

Потом мы ходим по пещере кругами - по маршруту крестного хода, который проводили монахи, жившие здесь. Узкие проходы еле освещают слабый свет лампочек. Боимся не столько темноты, сколько того, что на голову свалится какая-нибудь мерзкая мокрица или еще какое многоногое чудище. Где-то на четвертом повороте Володя вытягивает руку и говорит:
- А это келия.
Протягивает руку со свечкой - и внезапно темный провал, казавшийся бесконечным, сужается до размеров ниши, выдолбленной в стене. Вместо матраса - доски.

Даже трудно себе представить эту силу преданности Богу, которой нужно обладать, чтобы доказывать ее таким способом. Монахам, которые в наши дни живут в монастыре, наверняка не намного легче, чем их предшественникам. Тяжело жить на окраине цивилизации, да к тому же постоянно бороться с разрухой, фактически поднимать из руин монастырь. Поэтому мало кто из послушников здесь задерживается надолго.

Сейчас монахов четверо - настоятель монастыря игумен Феодосии, иеромонахи Иннокентий и Кукша, инок Арсений. Каждому из них нет еще и сорока лет. Они хоть и не спят на камнях, но с утра до ночи, фигурально выражаясь, пашут не покладая рук. Результат, хоть и небольшой, но есть. В божеский вид приведена небольшая церковь, где проводят службы, ведется восстановление каменного храма. Есть в монастыре и своя небольшая пасека, а также лавочка, в которой продается мед, всяческая церковная атрибутика, а также вкусные просвирки, которые выпекает отец Иннокентий. Во многом церковное хозяйство держится благодаря пожертвованиям паломников.

Один из меценатов выделил крупную сумму, и эти деньги настоятель решил пустить не на показное убранство храма, а на гостиницу для паломников, которую устроили в здании бывшего братского корпуса. Там поставили металлопластиковые окна, сделали автономную котельную и скромные, но уютные комнатки для паломников. «Хочешь рассмешить Господа - расскажи ему о своих планах», - говорит отец Феодосии. Тем не менее настоятель постепенно осуществляет все свои задумки. В его планах - построить часовню с колокольней над каменным храмом. А спуск по склону туда - расчистить и укрепить...

Пока что к хранилищу приходится спускаться по обветшавшей каменной лестнице, утопающей в зелени. Мы садимся на нагретые за день камни. Думаю о странном симбиозе - перед храмом, спиной к строению, стоит памятник Ленину с протянутой к паломникам рукой. Здесь все такое - неоднозначное, необъяснимое, саркастическое, парадоксальное, как сама история храма.

Анна Шпакова
"Горожанин Горожанка".- 21.10.2006.- стр.6-7

2. 24.02.2016 20:07
Денис
Монах Кукша неординарный человек. Святая простота, в хорошем смысле
1. 02.03.2011 22:59
Алексий

отец Кукша - мой духовник. Сам часто езжу  туда на исповедь.

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.