on-line с 20.02.06

Арт-блог

07.02.2019, 11:25

Февраль-2019

Б Пастернак Февраль Достать чернил и плакать https://www.youtube.com/watch?v=Ba0t9sndAqg

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Новости региона

29.01.2019, 12:08

Дозволь собі бути щасливим

25.01.2019, 10:00

Відбувся флеш-моб «Моя стрічка-моя згода!»

16.01.2019, 10:38

“Краща книга Херсонщини”

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Аптеки Херсона: конкуренты угощали друг друга «сволочью»...

Аптеки Херсона: конкуренты угощали друг друга «сволочью»...

Аптекарское дело в бывшей Российской империи получило свое начало и развитие с высочайшего указа Петра I, подписанного в 1701 году и определявшего основные правила создания частных аптек в государстве: «...Всякий русский или иностранец, который пожелает вести вольную аптеку с разрешения правительства, получит безденежно необходимое для сего место и жалованную грамоту на наследственную передачу сего заведения».

Однако к началу строительства в 1778 году на крутом днепровском берегу города Херсона аптекарская служба, хотя и насчитывала уже не один десяток лет своего существования, находилась еще в весьма зачаточном состоянии. А количество действовавших на территории империи аптек было так ничтожно мало, что практически было не в состоянии хоть сколь-нибудь облегчить страдания и удовлетворить нужды болящих. Притом в большинстве своем держателями аптек были иностранцы, которые всеми силами старались сохранить приоритет и не допустить в монопольную фармацевтическую сферу представителей коренного населения.

Типичное для большинства городов страны, сохранялось подобное положение и в старом Херсоне, где в течение нескольких десятилетий и вовсе не имелось аптекарской службы, а аптекарские обязанности исполняли немногочисленные тогда еще военные эскулапы. Лишь после указа императора Александра I от 15 мая 1803 года об основании новой административной единицы - Херсонской губернии с центром в городе Херсоне, обстоятельства, связанные с аптекарским делом, несколько изменились. Что ж, положение губернской столицы обязывало!

Благодаря стараниям первого херсонского губернатора, действительного статского советника Алексея Матвеевича Окулова, в здании бывшего дворца Светлейшего князя Потемкина (ныне территория Комсомольского парка - место, занятое телевизионной башней) открылся военно-фармацевтический аптечный склад. При нём находилась и первая в Херсоне казенная аптека. Впрочем, как уже говорилось, это учреждение было сугубо военным, а посему толку для гражданского населения Херсона в нём не было. Лишь к концу второго десятилетия Х!Х века дело понемногу сдвинулось с мертвой точки. К этому времени контроль и руководство фармацевтической деятельностью на территории империи были возложены на Медицинский департамент, созданный при Министерстве внутренних дел в 1819 году.

Впрочем, должно было пройти еще около 10 лет, прежде чем что-то изменилось в Херсоне и был утвержден проект открытия в городе первой вольной (частной) аптеки. Причем, несмотря на то, что в этот период фармацевтическое обслуживание населения губернского города практически отсутствовало, по этому вопросу понадобилось личное ходатайство очередного херсонского губернатора Могилевского. Наконец в 1828 году, ровно через 50 лет со дня начала строительства города, в Херсоне была открыта первая частная аптека. Владельцем ее стал опытный врач-хирург губернской больницы Николаус Готфрид Мюллер. Первая аптека, обслуживавшая гражданское население Херсона, располагалась в самом центре города, на перекрестке улиц Суворовской и Потемкинской, в красивом двухэтажном здании с ажурной чугунной лестницей при входе. Многие годы и аптека, и само здание, и чугунная лестница служили неотъемлемой частью достопримечательностей, украшавших Суворовскую.

Однако весной 1978 года в рамках подготовки к 200-летнему юбилею города здание аптеки (дом Тарле) и расположенные по соседству с ним дома (в частности, тот, в котором жил Джон Говард), имевшие самое непосредственное отношение к истории Херсона, были снесены. На освободившемся месте в спешном порядке возвели широкую гранитную лестницу, спускавшуюся от площади перед городским театром к улице Суворова. В 1836 году Медицинским департаментом был принят новый Аптекарский устав, просуществовавший лишь с легкими изменениями и дополнениями до революционного 1917 года. Согласно уставу, к устройству аптек были предъявлены определенные требования: «... чтобы для хранения, приготовления и отпуска медикаментов находились в ней особые отделения. Посему при аптеке надлежит иметь:
а) комнату рецептурную;
б) другую материальную, расположенную так, чтобы ни сырость, ни излишняя теплота не могли изменять качества хранящихся в ней материалов и медикаментов;
в) кокторию (комната, где проводились фармацевтические операции, требующие горячего настаивания и отваривания. - Прим. авт.) и лабораторию, которые, впрочем, могут быть помещены вместе;
г) сухой подвал;
д) сушильню для врачебных растений и приличное сухое место для хранения трав, цветов, корок, корней и т. п.».

В отличие от иных частных аптек, открывшихся после 1828 года, в аптеке Мюллера все требования изначально были соблюдены. Несколько лет назад при рытье котлована на начальном этапе строительства ТРЦ «Суворовский» на месте, которое некогда занимал дом Тарле с аптекой Мюллера, было найдено множество аптечных пузырьков и стеклянных емкостей от лекарств. Часть из них попала по назначению - в областной краеведческий музей. Стоит отметить, что основатель первой частной городской аптеки Николаус Мюллер стал основоположником аптекарской династии в Херсоне. После его смерти провизором и владельцем аптеки стал сын Фридрих. Фридриха на этом ответственном посту сменила дочь, в замужестве получившая фамилию Вурштатман. Следующим стал правнук основателя Николай Вурштатман.

Интересно, что, согласно Аптекарскому уставу, должность провизора или аптекаря могли исполнять лишь лица не моложе 25 лет от роду и «бывшие испытанными в фармацевтической науке». То есть учреждение и содержание частных аптек разрешались только дипломированным фармацевтам. К тому же владелец аптеки, фармацевт, не имел права ни продать, ни заложить, ни отдать аптеку в аренду нефармацевту. Не менее интересно и то, что, согласно существующим правилам, для получения степени магистра фармации требовалось «слушание в течение 8 полугодий курса в университете.

В книге херсонского краеведа, почетного гражданина Херсона Евгения Викентьевича Горностаева «Улица Суворова. Суворовская. Нетленная летопись края» есть упоминания о старой аптеке: «При входе в аптеку, на ее фасаде, мемориальная доска с надписью: "Аптека № 5 открыта в 1828 году". Внутри помещения посетителям бросались в глаза старинная мебель, аптечная утварь, установленные на шкафах скульптуры, пришедшие как бы из глубокого прошлого: одна олицетворяла фармацевта, Другая - богиню чистоты. В подвальном помещении аптеки хранились различные медицинские препараты. Здесь же, при доме Р. А. Тарле, находился косметический и парфюмерный магазин Ивлевых, а затем-аптекарский и косметический магазин провизора  Д. Л. Пинтера».

В 1864 году циркуляром Медицинского департамента МВД были приняты новые правила открытия аптек. Отныне количество их в населенном пункте нормировалось согласно утвержденным нормативам: одна аптека на 10 тысяч жителей, 12 тысяч рецептов и 7 тысяч рублей годового товарооборота. Впрочем, судя по тому приличному количеству аптек (около трёх десятков), имевшихся в Херсоне с его 73 тысячами жителей в 1900 году, правила эти нарушались весьма существенно. Причем, вероятно, не только в Херсоне, так как впоследствии правила эти были упразднены. Существование большого количества аптек в небольшом Херсоне породило нездоровую конкуренцию среди их владельцев.

В начале XX века читатели херсонской газеты «Югъ» с усмешкой наблюдали за развитием «военных действий» между аптекарем Билинкисом и содержателем аптекарского магазина Дерфелем, пытавшимися уличить друг друга в торговле «не разрешенными законом лекарствами». Дошло до того, что уважаемые в обществе почтенные люди стали подсылать к «конкурирующей фирме» лиц с поддельными рецептами. «Но Дерфель, догадавшись, в чем дело, лекарства мальчику не отпустил, а вместо того выбежал на улицу, бросился на Билинкиса и, схватив его за воротник пальто, стал трясти его, а Билинкис отталкивал его. Оба "неприятеля" в это время угощали друг друга "сволочью" и другими любезностями. Любопытное зрелище привлекло громадную толпу народа и полицию», - писала газета. Конечно, для обывателей скучного города, каким был в то время Херсон, это было весьма веселое развлечение.

Стоит также отметить, что в начале XX века в среде местных фармацевтических заведений начинает процветать явная «нечистоплотность» по отношению к своим клиентам. Так, в 1902 году херсонский «Югь» констатировал подобные неприглядные факты:«.. .просит обыватель отпустить коробку "Арагаца" на 15 коп., ему всовывают в руку "Алагяз", а чтобы придать последнему совершенно вид и стоимость требуемого патентованного средства, не задумываясь превращают выставленную на коробке цифру 12 коп. в 15 коп.».

Вместе с тем, кроме вездесущей полиции, ответственной за пресечение подобной практики, за порядком в городских аптеках следил медицинский совет. Он же и утверждал таксу на лекарство, продававшееся в аптеках. Причем такса на лекарственные препараты ежегодно пересматривалась и до начала Первой мировой войны имела тенденцию к понижению стоимости. Иногда даже в значительной мере. В период войны, несмотря на то, что государство приняло на себя функции регулятора цен на лекарства, стоимость их неуклонно поползла вверх. Так, в 1915 году была опубликована новая аптекарская такса, которая увеличила их стоимость в среднем на 30%.

Как бы там ни было, однако именно война повлияла на развитие отечественной лекарственной промышленности. И если ранее все химические медицинские препараты доставляли из-за рубежа, причем большое количество наименований из Германии, то сейчас империя была поставлена перед фактом спешного создания своего лекарственно-химического производства. В том же 1915 году в херсонских газетах появились сообщения об открытии в соседней Одессе специальных фармацевтических курсов. Цель их была определена как подготовка «из среды аптекарских помощников и учеников людей опытных для работ в химических заводах».

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №23 (706).- 04.06.2015.- стр.13

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.