on-line с 20.02.06

Арт-блог

04.05.2020, 10:16

Май - 2020

Май Ночь нас одарила первым теплым ливнем, Он унес последний холод с мраком зимним, Вся земля покрылась пестрыми коврами, Бархатной травою, яркими цветами. Белая береза распахнула почки: Не стоять же голой в майские денечки! Босиком помчались мы под ветром мая. Растянись на солнце, грейся, загорая! Муса Джалиль

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Новости региона

29.05.2020, 09:46

Можливості для креативної молоді

28.05.2020, 15:19

Круглий стіл "Успішні практики по вирішенню еко-проблем" під відкритим небом

27.05.2020, 15:14

Переможці конкурсу грантів Програми творчої підготовки та розбудови потенціалу молоді від House of Europe та Goethe-Institut Ukraine

> Туризм, отдых, развлечения > Биосферный заповедник Аскания-Нова > «Аскания-Нова»: достояние, а не обуза

«Аскания-Нова»: достояние, а не обуза

Написать что-то новое о заповеднике «Аскания-Нова» – задача непростая. И всё же я попытаюсь, потому как есть одно направление, которое авторы не очень-то балуют. Это – человеческий фактор. А именно – как всё-таки вышло, что Фридриху Фальц-Фейну «захотелось» создать заповедник – что было побудительным мотивом? Почему у этой идеи нашлись горячие сторонники и чем это для них закончилось?
Что ни говори, а посёлок Аскания-Нова здорово отличается от окружающих сёл. Как влияет на жизнь его жителей заповедник, известный на весь мир, посещаемый миллионами туристов? И как относятся к нему ученые, власть имущие и простые люди?

На эти и другие вопросы я и постарался ответить. При этом использовал как некоторые книги (прежде всего работы директора Киевского эколого-культурного центра Владимира Борейко), так и те сведения, которые удалось собрать самостоятельно.

Заповедная степь, дендропарк, зоопарк: что было важнее?
О том, как возник заповедник «Аскания-Нова», писали много раз. Так что, скорее всего, имеет смысл лишь очень кратко упомянуть те знаменательные события. Итак, после путешествия Екатерины ІІ в Крым появился Высочайший манифест, коим в Россию приглашали иностранных колонистов. И хотя на поиски лучшей участи их (прежде всего немцев) немало понаехало при матушке-царице, но незаселённых мест хватало и в XIX веке. Так что уже при Николае I Герцог Ангальт-Кетенский (родственник Екатерины ІІ) в бескрайнем Днепровском уезде купил два участка земли – приморский и материковый. В мае 1832 года новые участки инспектировал герцогский тайный советник по вопросам финансов фон Бэр. И обнаружил, что официальных названий они не имеют. Дабы «орднунг» (по-немецки «порядок») был соблюдён, педантичный немец предложил дать названия: участку приморскому – «Дофине», материковому – «Аскания-Нова», в память о древнем родовом замке герцогов Ангальтских. Но «кровя благородные» – это еще не гарантия делового успеха. Дела у новоявленного землевладельца шли скверно – и это несмотря на финансовые вливания от самого Николая I (ничтоже сумняшеся царь пожаловал ему 360 тысяч талеров).

И поэтому потомки герцога постарались Асканию «сплавить» первому попавшемуся покупателю. Таковым оказался обрусевший немецкий колонист из Мелитопольщины Фридрих Фейн. Что было далее – также хорошо известно: дочь Фридриха Фейна вышла замуж за компаньона отца, талантливого овцевода Йоганна Фальца. Так и «сложились» две фамилии в одну. Ну а их первенец Фридрих сделал знаменитыми на весь мир и фамилию, и имение, и самого себя.

Конечно, о Фридрихе Фальц Фейне известно далеко не всё. В том числе многим непонятно, почему он всё это «затеял» – создание степного резервата и зоопарка? А ещё интересно, что всё-таки было для него важнее: создание зоопарка или сохранение заповедной степи?

Что касается первого вопроса, то здесь ответ достаточно прост. Все дело в том, что Фридрих Фальц-Фейн с детства интересовался живой природой. А когда стал взрослым человеком, «заразился» идеями её охраны. А вот точный ответ на второй вопрос, скорее всего, невозможен. Поскольку самого Фридриха Фальц-Фейна нет в живых уже 88 лет – он умер в 1920 году.

Но кое-что всё-таки известно. В те времена создание разного рода зверинцев не было чем-то из ряда вон выходящим: немало богатых людей пытались реализовать себя подобным образом. И юный Фридрих построил свою первую вольеру в 1880 году – тогда ему было 17 лет. Но, вероятно, уже тогда у юного Фальц-Фейна появились мысли о необходимости сохранить и целинную степь. Потому как только-только вступив в права владельца имения, уже в 1889 году Фридрих начал охранять 1-й участок целинной степи. И этот год считается годом создания заповедника «Аскания-Нова». Ну а двумя годами ранее были заложены зоопарк и ботанический парк.

Так что, скорее всего, вопрос о том, что было важнее для Фальц-Фейна, не имеет смысла: «Аскания-Нова» изначально была задумана как сочетание заповедной степи, места обитания диковинных животных и уникального парка.

«Аскания-Нова» и люди: крестьяне, солдаты, ученые...
Как отнеслись местные жители к «барской затее» охраны степи – об этом известно немного. В общем-то, крестьяне эту идею восприняли и стали в ней активно участвовать. Как говорится, не за страх, а за совесть. В целом простые люди прекрасно понимали, какое значение имеет сохранение заповедной степи, акклиматизация животных. И относились к идее соответственно – бережно и уважительно.

Но пришли 1905 и 1917 годы. Колоссальные общественные потрясения разбудили самые низменные желания: разрушать, уничтожать и мстить. Причём неважно – кому, как и за что. В годы гражданской войны, например, на территории заповедника отличились и «красные», и «белые». Вот что об этом писал выдающийся исследователь Центральной Азии генерал Пётр Козлов, который в то страшное время отправился спасать «Асканию-Нова»: «Раздавалась стрельба, крик, хохот. Картина получалась потрясающая: животные неслись куда попало. В помещении эму, рядом с гнездом несчастной птицы, занятой высиживанием яиц, казаки поставили лошадей. Едва отступили “белые”, в Асканию-Нова вошли “красные”... В смертельном страхе вновь забегали животные... Солдаты врывались во все помещения парка, гонялись за птицами с ружьями и дубинами...» Что касается Великой Отечественной войны, то фатальных разрушений от оккупантов заповеднику и зоопарку пережить не пришлось. Потому как фельдмаршал Манштейн дал команду бережно относиться к наследию выдающегося немца.

А во время наступления советских войск его «примеру» последовал и командир батареи реактивных минометов – знаменитых «катюш». Нарушив приказ, отчаянный офицер не дал команды на обстрел Аскании. Вместо этого он вывел грозные установки на дистанцию прямой наводки: чтобы их заметили немцы. Этого оказалось достаточно – противник отступил без боя!

Вот ещё эпизод погрома, относящийся к 1962 году: «хрущевский» погром. То было чёрное время для заповедного дела всего Советского Союза: площадь заповедников была сокращена почти на 3 миллиона гектаров! Не обошли и «Асканию-Нова»: в 1962 году здесь распахали 6200 гектаров целины. Казалось бы, что с того сельским жителям? Но в те страшные дни у изуродованной земли можно было часто видеть стариков-асканийцев. Они стояли и плакали...

Заповедник и власть
Об этом надо бы рассказать подробно. Об атаках на заповедное дело, о сокращениях и реорганизациях, об обвинениях и арестах. И назвать поименно героев и подлецов. Хотя некоторых людей надо бы упомянуть и в этой статье – они это заслужили. Владимир Станчинский – зоолог и эколог. Александр Яната – ботаник. Оба работали в Аскании-Нова, впрочем, как и во многих других заповедниках Украины. Оба были страстными защитниками – и Аскании, и заповедного дела вообще. За что и поплатились: были арестованы. Впрочем, арестованных «асканийцев» было гораздо больше – в общей сложности более 20 человек! Но не всем довелось пережить и выжить: Владимир Станчинский и Александр Яната погибли в лагерях.

Между прочим, в 1962 году распахали бы всю целину – если бы не отчаянное сопротивление научной общественности.
Так что теперь можно сказать: какое это сокровище – 11 тысяч гектаров асканийской степи, целинной, абсолютно заповедной!
 

Заповедник и посёлок: две Аскании
Посёлок Аскания-Нова возник именно потому, что здесь появился заповедник. Но всё это было раньше. А сейчас...
Сейчас в заповеднике «Аскания-Нова» работают 286 сотрудников: в «науке», охране и так далее. В том числе экскурсоводы: их в Аскании аж... два человека. Предвижу удивление: как же это?! А очень просто: 41 экскурсовод (данные 2008 года) работают «в сезон» – когда в заповедник едут туристы.

Согласитесь: для посёлка с количеством 3189 жителей 286 работающих постоянно и 41 работающий в сезон – это уже немало.

Но это далеко не всё – и дело тут, опять же, в туристах. Так вот, в последние годы заповедник «Аскания-Нова» посещают десятки тысяч приезжих. В 2007 году, например, их было 86 тысяч.

Теперь подробнее об этих самих туристах. Точнее, о том, что им надо в заповеднике, посёлке и неподалеку. Краткий перечень туристических потребностей таков: приехать, посмотреть, перекусить, отдохнуть, приобрести что-нибудь на память и – домой. Или дальше по маршруту, если это многодневная экскурсия с посещением разных мест. Этот перечень неполный. Потому как, если люди приезжают на несколько дней, то им надо ещё и где-то переночевать.

Соответственно, в посёлке работают гостиничный комплекс, несколько кафе, базы зеленого туризма и так далее. Это из тех организаций и предприятий, что побольше и позаметней. А на улицах – мороженое-пирожное-газировка-пиво... А также – сувениры-книги-брошюры-календари. По подсчётам автора, одновременно реализацией всего этого занимаются 20–30 торговых точек.

Теперь посчитаем.
В 2007 году плата за посещение заповедника составляла 10 гривен. В то же время стоимость однодневной путёвки, приобретенной в Одессе или Николаеве, – 120–180 гривен. Стоимость сувениров, буклетов и прочего – примерно как в Херсоне. Причем продаётся все это весьма бойко. По приблизительным подсчётам, в том же 2007 году каждый «однодневный» турист оставлял на лотках, киосках, кафе около 20–40 гривен. Сколько в нынешнем году? Наверняка, гораздо больше.

Предвижу вопрос: «Ну и зачем он все это пишет? Это что, намёк на то, что заповеднику мало достаётся?» На самом деле, речь не об этом. Просто все эти цифры красноречиво свидетельствуют о том, какое значение имеет заповедник в жизни посёлка Аскания-Нова и населяющих его людей. Если взять тот же 2007 год, то весьма грубый подсчет даст примерно такие цифры: в посёлке туристы оставляют около 4–6 миллионов гривен в год. И если даже учесть выплату налогов и прочего, то в пересчёте на весь год на каждого жителя получается доход примерно 400 гривен в месяц. Немало! (Конечно, эти средства распределяются далеко не равномерно, но это уже иная тема).

Не надо быть доктором экономических наук, чтобы прийти к выводу: на сегодняшний день существование и функционирование заповедника во многом обеспечивает материальное благополучие жителей посёлка Аскания-Нова.

Впрочем, такая ситуация не является чем-то из ряда вон выходящим. Из мирового опыта уже давно стало ясно: заповедный объект – не обуза. Это достояние – и национальное, и того региона, в котором этот поистине бесценный объект расположен.

Роман Евгений
Гривна-СВ, 2008-07-25 (стр. 4)
 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.