on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Новости региона

19.09.2019, 14:12

У Херсоні розпочався проект "Коли книги оживають"

19.09.2019, 11:17

Яскравий потік свідомості Валерія Кописова

16.09.2019, 14:15

«Кронау-Fest»: у Високопіллі пройшов масштабний етно-фестиваль

> Персоналии > Театр > Пташник Генриетта > "Бабушка Гена не человек, а... женщина"

"Бабушка Гена не человек, а... женщина"


05.04.2007

В ХЕРСОНЕ не так уж много достопримечательностей, поэтому всех, кто приезжает в этот южный город, как правило, ведут в местный театр, чтобы показать Мисс Сенсацию. Именно такой статус имеет тут актриса Генриетта Пташник
— Бывает, — рассказывают ее коллеги по цеху, — после спектакля парни-студенты делятся друг с другом впечатлениями: мол, чудо как хороша — берегись, если такая девушка полюбит! Но тут какая-нибудь билетерша не преминет открыть карты: «А знаете, сколько лет этой девушке? 72!». Билетерши обожают вставить эти свои пять копеек, чтобы насладиться изумлением публики.

То ли зрители, то ли режиссеры сошли с ума, но к бабушке Генриетте, в самом деле, приклеился ярлык самой эротичной актрисы. На контрасте с ее годами роли молодых обворожительных героинь, что так удаются Пташник, просто восторгают публику: ей рукоплещут до того, что дирекция театра боится, как бы потолок не обрушился зрителям на голову.

«В Херсоне меня просто обманули»
Век актрисы короток. Очень немногие остаются в театре до седых волос, переходя на возрастные роли
— надо же кому-то и старух играть. Каким же было мое изумление, когда в канун 8 Марта, решив посмотреть спектакль «Любовь и голуби», увидела на сцене Пташник в... купальнике (!), Генриетта Яковлевна соблазняла главного героя, сделав свою героиню очень юной, влекущей, желанной. Разменять восьмой десяток и обнажаться на сцене, оставаться символом женской красоты? Не фантастика ли?

— Это вы еще не видели ее в кордебалете! — улыбаются режиссеры.
— Так кокетливо и так высоко поднимать ножку не умеет никто!
Редкая премьерная афиша в Херсоне вывешивается без имени бабушки Гены, — она сегодня одна из самых востребованных актрис труппы.
— А знаете, почему? — спрашивает заведующая литературной частью театра Любовь Терещенко. — Потому что Генриетта Яковлевна не человек, она — женщина, то есть уникальный инструмент, способный воплотить женственность на сцене. В самом ее облике больше поэзии, чем во всей поэтической энциклопедии XX века. Я не знаю другой такой дамы, кому так еще подходит определение «роскошная».

В театре сейчас жесткая конкуренции, молодые месяцами сидят без ролей. Наверняка возмущаются. Но ее игра — это настоящий вызов и 20-ти, и 40-летним. Как удается актрисе, разменявшей восьмой десяток, выдерживать столь жесткое соревнование?
— Восьмой?! — переспрашивает Пташник. — Да ну? Вы ничего не перепутали? Если серьезно, я свои года не считаю. Помнится, пришел работать в наш театр известный киевский режиссер Владимир Бегма. Знаете, как он меня называл? Где, спрашивает, та актриса, которая Ленина видела? А потом и сам ввел этот «осколок прошлого» на главные роли в лучшие свои спектакли. Дошутился!

Пани Гена не делала пластических операций — сам Бог подарил ей феноменальную способность не стареть. Впрочем, актрисе мало молодо выглядеть, ей необходимо еще молодо звучать, ведь дребезжащий старческий голос плохо вяжется с 60-сантиметровой талией и свежим личиком. А Пташник по сей день занята в опереточных ролях.
— О том, что у меня чудесный голос, узнала рано, — рассказывает Генриетта Яковлевна. — Росла в детдоме, и там меня на все праздники ставили на табуреточку: пой! Прозвище «артистка» приклеилось с детства. Может, ради голоса Бог и сберег жизнь. Помню, из Жмеринки в 1941-м наш детдом эвакуировали в Куйбышев, и моя тетя в самую последнюю минуту примчалась и выхватила меня из теплушки. Эшелон тот разбомбили, никто не выжил. Я же всю войну, считайте, пропела: тетя работала врачом в госпитале, и мне очень нравилось выступать перед ранеными.
После войны десятилетнюю девочку приняли в хор железнодорожников солисткой.

— Однажды я спела популярную тогда песню «Ландыши», — улыбается собеседница, — и сцену зрители забросали подснежниками. Я так растерялась! Не знала, собирать мне их или что делать? Чуть не расплакалась...
Она рвалась получить музыкальное образование, но в Жмеринке не было тогда ни одной музыкальной школы. Зато по радио постоянно звучала классическая музыка, и к 15 годам Гена самостоятельно разучила почти все женские партии из самых популярных опер. С тех пор, где бы она не выступала, то и дело слышала вопрос: «Вы, наверное, учитесь в консерватории?». Девчушка рано выскочила замуж за баса из того же хора
— он был намного старше, зато обещал повезти учиться.
— Супруг прекрасно понимал: если отпустит меня — потеряет, поэтому даже не собирался отдавать в науку, — говорит женщина. — Я не сразу это поняла. У нас родился сын, время шло...

А потом она подала на развод и умчалась в столицу, отнесла документы в эстрадно-цирковое училище. В жюри был Тарапунька.
— Дівчино, — сказал он Гене, — ти заблудилася, голубко! Негайно відправляйся в студію при театрі оперети, там саме проводять набір,
Ее приняли после первого же тура. А так как студийное образование не предполагает стипендии, педагоги договорились с дирекцией Киевского театра оперетты, чтобы талантливую студентку ввели в роль, к тому же ей доверили перед спектаклями разносить актерам обувь. Гена запомнила, как одна из прим пошутила: девочки, а ведь нам не гнушается услужать будущая великая певица. Когда театр повез на гастроли в Москву оперетту «Севастопольский вальс», где играла самоучка из Жмеринки, и девушка увидела на афише театра Вахтангова свою фамилию, ей показалось: мечтать больше не о чем — все сбылось!

После окончания студии «покупатели» становились за Пташник в очередь: лучший в Союзе Свердловский театр оперетты звал к себе, одесситы — к себе, киевляне предлагали остаться в столице. Но она к выбору будущего места работы подошла по-женски практично: им с сыном нужно где-то жить, и на общежитие мама очаровательного мальчишки не соглашалась, а квартиру предлагал только Херсон.
— В театрах, от которых отказалась, можно было сделать более блестящую карьеру, — соглашается певица. — Но если каждый день поешь, нагрузка большая, голос быстро изнашивается, стареет, а в драмтеатре его легче сохранить. В этом и выигрыш. Выхожу на сцену в свои 72, чтобы петь, и планирую ближайшие десять лет от этой привычки не отказываться. Но самое смешное, знаете, в чем? Примчалась тогда в Херсон и целых два года жила в театральной гримерке. Меня просто обманули!

Но зато уж тут она сияла! По 8—10 главных ролей за сезон! Поклонники, цветы, овации! Не все же столицам, что-то должно достаться и провинции!

«От мытья туалетов я перешла к преподаванию»
Ушли годы, вырос новый зритель, давно нянчат внуков ее бывшие партнеры по сцене, а Генриетта по-прежнему в зените славы, кумир публики, ее любят и купают в овациях, носят на руках.
— Это нетрудно, я легкая, — смеется она.
Будешь легкой, если десятилетиями придерживаться железного правила: вдень спектакля — ни росинки во рту.

— Сырой водички с лимончиком попью с утра, а больше ни-ни, — признается прима. — Вечером, после спектакля, можно бы и поесть, но так устанешь, что, кроме чая, ничего уже не хочется. У меня желудок с кулачок, для актрисы — что надо!
В конце голодных 1990-х, когда людям было не до театра, а артисты, чтобы выжить, переквалифицировались в «челноков», Пташник и себе нашла весьма экзотичную подработку—в китайском ресторанчике заслуженная артистка Украины мыла полы, убирала туалеты. Пока ее за этим не застал ректор одного из местных вузов, большой, кстати, театрал. Через неделю Гена Яковлевна уже преподавала студентам факультета культуры и искусства Херсонского государственного университета сценическое мастерство. Лучшего танцующего и поющего доцента-практика вуз даже не мечтал заполучить, а студенты в ее лице обрели настоящего театрального гуру.

— В канун своего 70-летия и сама решила держать экзамен в вуз, — рассказывает Генриетта. — Потому что хорошего образования так и не удалось получить. Что вам сказать? Я с таким интересом бегала на пары! Не знаю, от чего еще в жизни получала большее удовольствие! Друзья, конечно, подсмеивались, советовали адекватно относиться к своему возрасту: мол, в доцентки — куда ни шло, но зачем записываться в студентки? Тем не менее, свой диплом по квалификации практического психолога я получила совсем недавно, он дает мне право продолжить преподавательскую работу.

Так что херсонская примадонна может с полным правом вписать свою отдельную строку в украинскую Книгу рекордов не только как самая почтеннейшая опереточная исполнительница, но еще и как одна из старейших украинских студенток.— Впрочем, — задумчиво говорит женщина, — как бы молодо ты не выглядела и на какие 18 лет себя не ощущала, в какой-то момент приходит понимание, что главное не в том, оставишь после себя имя на земле или нет, оно в другом — какой предстанешь перед Богом?

Пташник начала петь в церковном хоре, углубленно изучать Библию. Но в храме, узнав, что она актриса, что полуобнаженной выходит на сцену, отлучили сестру Гену от веры.— В моей жизни был один страшный момент, — вспоминает собеседница. — Заболел сын. Он уже взрослый, сам музыкант. И вымаливая ему у неба здоровья, я как-то воскликнула: «Господи, спаси моего ребенка! Я даже из театра ради этого уйду!». Мои мольбы были услышаны, но обет я нарушила, из театра не ушла. И расплатилась страшно: пять лет назад сын исчез. Ушел утром из дома и не вернулся. Документы не взял. Никто его больше не видел. А я живу с чувством вины. Раз дала слово, должна была уйти с подмостков. Если это не расплата, тогда что?

«Под чарами любви ходишь всю жизнь»

Впрочем, зрители ничего не хотели знать о перипетиях личной жизни своей любимицы. Они вызывали ее на бис и раз за разом кричали «браво!». Но все равно годы... Пенсия, говорит Пташник, это когда жить еще можно, но на сцену выходить все проблематичнее. Тогда зачем такая жизнь?
Один из новых режиссеров, приехав в Херсон, решил поставить оперетту «Цыган-премьер» Кальмана. 63-летняя Пташник - к тому времени была на разовых ролях. И ей вдруг перед самой премьерой предлагают партию 19-летней Юлюшки, дочери цыгана.
— Ах, какие там великолепные арии! — восхищенно вздыхает актриса. — Музыку я знаю, но десятки страниц новых текстов — когда их учить? А отказаться нет сил. Впрочем, главные роли — это всегда много слов, в 72 года зубрить уже трудновато.

Именно с Юлюшки началось ее мощное возвращение в профессию. И потом пошло — Кармен, Констанция, графинюшка, спектакль за спектаклем. Она молодо выглядит, молодо звучит. Минувшей осенью, когда театр праздновал 70-летие, ее представляли так: «Сейчас на сцену выйдет актриса, которая на несколько лет старше нашего театра» — и публика смеялась, считая, что ее разыгрывают. Пташник, которая в зените славы... это ей, что ли, за 70? Не выдумывайте!
— Говорят, в таком возрасте человек уже чужд страстей, чтобы быть героиней искрометных опереточных текстов? — напрямую спрашиваю у артистки.

— Когда влюблена в партнера, петь легче, — с улыбкой соглашается Генриетта Яковлевна. — Сейчас чувство приходится уже наигрывать. Но на то и опыт, и мастерство.
Переиграв, перепев на сцене столько чувственных ролей, что она сама узнала о любви?
— Разве из ролей что-то узнаешь? Нет, — грустно машет рукой прима. — Мудрость приходит с возрастом. И сейчас, под занавес, понимаешь: тогда, в свои 40, поступила неверно. Муж, он же и коллега, очень талантливый и красивый человек, завел роман на стороне. Я собрала вещи и ушла. Помню, его мама умолкла: «Гена, не делай этого, он не ее любит! Ведь даже к солнышку тебя ревнует (я очень любила загорать в каком-нибудь уединенном месте нагишом)». Не послушалась. А потом... Потом, кого бы ни встретила, мысленно ставишь с любимым рядом и видишь: нет, не то! Если любовь случилась, под ее чарами ходишь всю жизнь. Да, замужество — не синоним счастья, но если 8 Марта сама себе покупаешь подарки, это грустно. И однажды с такой ясностью понимаешь: надо было потерпеть, не подать вида. Перебесился бы.

Она со вкусом одевается, обожает высокий каблук, по-девичьи стройна, волшебное обаяние не исчезло под бременем лет, и если бы театр так эпатажно разглашал, сколько ей, никто бы и 50-ти не дал. Ну да ей плевать на возраст - у красивых женщин возраста нет.
— И про что же вы будете писать? — удивленно спрашивает меня Генриетта Яковлевна. — Бросьте, честное слово. Лучше приходите в театр.
Сегодня вечером она вновь будет плести на сцене из своего голоса, из музыки чудесную вечную сказку. Ведь театр — это граница повседневности и чуда. Мы и приходим туда, чтобы смыть с чуда налет повседневности, и жизнь засияет по-новому, и радоваться будет легко.
— Еще! Еще! Еще! — просит зал. И она поет, поет, поет...

Людмила ТРИБУШНАЯ.
Новий день.-5 квітня.-2007
 

1. 28.12.2011 08:14
Галина

Дорогая  Генриета  Яковлевна!  Я  рада увидеть вас  здесь! Мы с вами  жили   в соседних  комнатах в Херсоне, на 9 -м этаже. Как  здорово, что  Вы сохранили свой  оптимизм,  задор и  веселый  нрав!  Я часто вспоминаю  Вас  и Ваши  наставления. Вы  умничка!  Так  держать!    С  уважением Галина.

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.