on-line с 20.02.06

Арт-блог

04.05.2020, 10:16

Май - 2020

Май Ночь нас одарила первым теплым ливнем, Он унес последний холод с мраком зимним, Вся земля покрылась пестрыми коврами, Бархатной травою, яркими цветами. Белая береза распахнула почки: Не стоять же голой в майские денечки! Босиком помчались мы под ветром мая. Растянись на солнце, грейся, загорая! Муса Джалиль

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новости региона

04.06.2020, 14:15

Херсонців запрошують взяти участь у кінодискусіях про права людини

03.06.2020, 10:30

Гончарівка візьме участь у міжнародному творчому проекті

02.06.2020, 09:56

Знайомство з херсонським туризмом

> Туризм, отдых, развлечения > Туризм в Таврии > Бархатный сезон у «грустного» моря

Бархатный сезон у «грустного» моря



Впечатления об отпуске, проведенном в тихом причерноморском городке.

Кому куда, а нам в Херсон
«Надо поддерживать отечественного производителя, в том числе в сфере туризма», - решили мы на семейном совете и двинулись в отпуск на родное морское побережье. Но не на привычное крымское или на худой конец азовское, а на херсонские.

Направление, между прочим, было выбрано неслучайно. Еще в середине лета один из высокопоставленных чиновников из Министерства культуры и туризма посетовал, что население страны совсем забыло о том, что Черное море плещется не только у крымских береги». А в Херсонской области и море чище, и цены ниже, а отдыхающих мало», - заверил чиновник.

«Там по пляжу ходят коровы»
Действительно: несмотря на то, что из двух поездов «Киев-Херсон» в начале сентября остался в ходу один, «напряженки» с билетами не возникло. Это, с одной стороны, порадовало, а с другой - насторожило.

Настороженность усилилась на вокзале в Херсоне, где местные таксисты дружно начали отговаривать от поездки в Лазурное, куда мы с женой заранее нацелились.
— Что вам там делать? Пансионаты уже закрыты, отдыхающие поразъехались, - говорил один.
— Море холодное, а по пляжу коровы ходят, — вздыхал другой.
— Езжайте лучше в Скадовск, там в заливе вода теплая, а захотите плескаться в открытом море
— на катере переплывете на остров, - поучал третий.
— Поймите: нам в Лазурное ехать выгоднее - оно на 30 км дальше, но мы вам добра желаем, - заключил первый. Пришлось на ходу пересматривать свои замыслы.
И в самой деле: в результате получасового ожидания со всего поезда набралось лишь десять человек, включая нас, грешных, жаждущих моря. Таксисты всех поместили в одну маршрутку и за пятнадцать гривен «с носа» повезли в Скадовск. Обратно через пару дней можно было выехать уже за десять.

Базар в голой степи

Водитель маршрутки, седой инвалид лет 65-ти, с трудом передвигающийся по земле с палочкой и хромающий, кажется, на обе ноги, вдруг погнал по степи такого же пожилого «японцa» - Zusuki так, словно это была последняя поездка в жизни. На полпути в чистом поле встретился базар, состоящий из грузовиков, прицепов и открытых багажников легковушек — в основном раритетных «Волг» ГАЗ-21 и «Москвичей»-412, доверху набитых знаменитыми арбузами и дынями по 20 коп. за килограмм, а помидорами - по 40. Покупателей было не то что мало - их не было совсем! Не нашлось их и из числа начинающих отпускников нашего микроавтобуса.
В общем, этот моторизированный базар без покупателей среди голой степи был загадочен, как мираж в пустыне, и поневоле рождал чувство тревоги.

Последняя надежда трудящихся
Если бы удалось взглянуть на Скадовск с высоты птичьего полета, то город выглядел бы, как листок из шкальной тетради, расчерченный в клетку. Основатель населенного пункта пан Скадовский (кстати, за годы советской власти город ни разу не переименовывался, несмотря на свое буржуазное происхождение) выписал в конце XIX века архитектора из Парижа. Француз оказался педантом, нарисовал план будущего города строго по ранжиру и, получив гонорар, отбыл на родину предаваться светским утехам. Скадовск до сих пор единственный на всем Черноморском побережье - что у нас, что в Турции - геометрически правильный город.
До развала Союза тут трудились завод полупроводников, морской порт и аэропорт, откуда дважды в день летал Ан-24 в Киев и «кукурузники» в областные центры. Десять с лишним лет уже ничего, кроме чаек, не летает, замерли стрелы портовых кранов, полупроводники также стали никому не нужны. Впрочем, что там несъедобные диоды и триоды — давно стоят молочный и консервный заводы (правда, одна частная фирма наладила на последнем производство кетчупа). Сказать, что город оказался в тисках безработицы — значит, ничего не сказать. У трудящихся осталось последняя надежда - на море, но не в смысле рыбной ловли, а в смысле ловли на постой отдыхающих.

«А вы что, крутые?» !
Однако и отдыхающие куда-то подевались. Даже круглогодичные пансионаты и дома отдыха с зимним отоплением перешли на летний режим работы.
Мы же, вдохнув пьянящий бриз, по простоте душевной сунулись в первый попавшийся на набережной пансионат. И не ошиблись: из шести десятков он оказался едва ли не единственным работавшим.
— Мест нет! - по-советски «приветливо» встретила тетенька в белом халате.
Мест же не было потому, что тут набирались ума-разума две сотни школьников из Киевской области в рамках государственной программы оздоровления детей-чернобыльцев. Интересно, какой такой умный чиновник продлил детишкам летние каникулы, отправив на море в сентябре? В Скадовске, естественно, никто и не думал садить их за парты.
— К тому же одно койко-место у нас стоит 62 гривен в сутки, - сказала «приветливая» тетка.
— Без телевизора, холодильника и горячей воды. А вы что, крутые? — поинтересовалась она.
После пристального осмотра она определилась, что мы не очень крутые, и предложила взять курсовку за 19 гривен с человека в сутки.
— А жить вас устрою у бабушки у самого синего моря, — пообещала она.


И зачем я сюда приплыл?
Пляж был песчаный, перемешанный с мелким ракушняком, поэтому голыми ступнями лучше было не ступать. Море тихое, «грустное», вода +23 с сиреневыми медузами. Расположенный напротив в сине-зеленой дымке плоский остров Джарылгач (40 км в длину и 4 км в ширину) укрощал любой шторм. Остров был необитаем, но летом на него за 15 гривен возили отдыхающих, которые через десять минут чувствовали себя робинзонами и задавали себе резонный вопрос: «А зачем я сюда приплыл?»
На бескрайнем пляже невольно возникало ощущение, что вернулся во времена строительства социализма. Через каждые 20—30 метров стояли с детства знакомые грибки, кривые навесы, железные кабинки для переодевания, питьевые фонтанчики и ржавые душевые без рассекателей, Деревянные лежаки и топчаны закончились, видимо, с распадом СССР. Из современной пляжной инфраструктуры наличествовала надувная горка, хозяева которой жили тут же в выцветшей палатке. За гривну можно было скатиться с горки один раз, за две — уже три раза, а за 15 гривен кататься хоть целый день.
Кроме маленьких «чернобыльцев», прочих отдыхающих можно было пересчитать по пальцам. А ведь еще только начинался сентябрь! Среди островков голых тел бродили местные жители, непрестанно предлагающие виноград и помидоры, горячие чебуреки и манты, молодое и крепленое вино, семечки и вареных креветок. Домашние обеды по 5 гривен подавали у лестницы на набережную. При всем желании от голода, обладая самыми скромными финансовыми ресурсами, умереть было невозможно. Кстати, ту же курсовку с 4-разовым питанием можно было приобрести минуя кассу уже за 16 гривен, и при этом продавец был счастлив.

Но надо сказать, что любителей морских пучин в Скадовске ждало бы разочарование: залив - тут мелковат, и чтобы зайти в воду хотя бы по пояс, нужно брести метров 50-70, лавируя среди медуз и разглядывая дно - вода и правда была прозрачна, как в ванне. Кое-где колыхались пропитанные йодом черные водоросли. Некоторые дамы бальзаковского возраста обматывались ими с головы до ног - лечились, видимо, таким образом от известных только им болячек. А на набережной за 7-9 гривен можно было купить браслет из «кровавого камня гематита», который, как уверял продавец, снижает повышенное давление и повышает пониженное. Я, каюсь, купил. Изменений в давлении не почувствовал, а на душе и так было спокойно.

Забытые мелодии оркестра

Как всегда на юге, темнело здесь рано и быстро. Хотелось развлечений, из которых в Скадовске имелись в наличии ночной клуб, кинотеатр с тремя сеансами старых боевиков и безлюдные кафэшки на набережной. Последняя, кстати, освещалась только за счет скромной иллюминации питейных заведений, а улицы в городе погружались во тьму.
Несколько музыкантов собирались вечером часам к семи уже изрядно принявшими на грудь. Побренчав, якобы настраивая, на гитарах, один из них бежал в магазин, и вскоре рядом с перевернутой шляпой появилась бутылка водки. Творчески «подзарядившись», музыканты вновь перебирали струны и отправляли в магазин очередного гонца. Через час-полтора инструменты лежали в кустах, а музыканты вели душевную беседу с применением ненормативной лексики или спали. За неделю услышать какую-либо осмысленную мелодию так и не довелось.
Вообще местных мужиков, спившихся во цвете лет, хватало. На пляже и набережной, правда, не попрошайничали (или нам удалось этого избежать), зато имелось иное наглое «хобби»: как только на местном рынке кто-то из редких курортников доставал деньги, чтобы приобрести дешевый, как в Одессе, турецкий ширпотреб, рядом туг же возникала помятая личность, жалобно заглядывающая в глаза и кошелек. Продавцы гнали их взашей, не стесняясь в выражениях.

Оазис на Великом чумацком шляху
Оказаться на Херсонщине и не побывать в знаменитом заповеднике Аскания-Нова может только самый ленивый и нелюбопытный отдыхающий. Впрочем, за целую неделю местное турбюро сумело набрать группу аж из 8 человек! Ее и отправили на скрипящей «Газели» в путь-дорогу, которая пролегала через село Широкое, рядом с которым в начале 60-х годов прошлого века осматривал кукурузные плантации незабвенный Никита Хрущев. Старожилы его помнят и любят. Во-первых, потому, что больше никого из высоких руководителей СССР и Украины вблизи не видели; во-вторых, при Хрущеве в сухую степь по системе каналов пришла днепровская вода; в-третьих, Никита Сергеевич, лично убедившись, что кукурузные початки настоящие, а не бутафорские, как бывало, тут же - распорядился пятерых колхозников произвести в Герои соцтруда. Днепровская вода по каналам бежит в сегодня, а вот дождевальных установок почти не осталось, и растущий сейчас вместо кукурузы подсолнечник, говоря откровенно, являет собой жалкое зрелище.

А вот заповедник, имеющий статус национального, порадовал. Возможно, потому, что ожидалось увидеть запустение, ан нет: животные в вольерах упитанны, деревья в дендропарке ухоженны, дорожки чистенькие, ручьи журчат по рукотворным канальчикам, птички поют... Хотя национальная бедность видна невооруженным глазом. Но спасибо и за то, что сотрудники заповедника, раньше годами не получавшие мизерных зарплат, сумели сохранить уникальный оазис на Великом Чумацком шляху. Жаль только, что использовать эту жемчужину в Украине так и не научились. В этот день, кроме нашей, заповедник посетила еще одна группа из 12 человек. А ведь только одни школьники из Одесской, Николаевской, Донецкой и родной Херсонской областей могли бы «сделать» годовой бюджет всей Аскании-Нова, не говоря уж о зарубежных туристах и крымских курортниках.

Cезон закончился - прощайте!
После асканийского умиротворения возвращаться на постой к бабушке Вале не хотелось (поправить финансовое положение какого-либо скадовского пансионата нам так и не удалось). Хотя бабушка Валя в свои 82 года была сама доброта: взяла с нас по 8 гривен за каждый день проживания вместо 12. Впрочем, ее завистливые соседи уже готовы были пустить за 5-6 гривен из-за тотального отсутствия новых отдыхающих.
Город начинал готовиться к зимней спячке. Хотя еще не пожелтели листья, свисали гроздья несобранного винограда... В «грустном» море оставались плавать одни сиреневые медузы.

Виктор ДЕМЕИЕВ,
«Правда Украины» 15 сентября 2005 г.

1. 28.09.2011 15:52
Татьяна

Так было раньше. А мы с детками отдыхали в новом (на то время, в 2008) отеле "Затишный".  Погода была супер. До обеда плескались в море. Медузы попадались. Море теплое - 25-27. Обедали в отеле, где все включено. Потом дети ложились спать, а мы с мужем или в тренажерном зале занимались, или же валялись с книжками у бассейна.. Вода там прохладнее, чем в море - около 23, но солнышко грело отлично. Не зря назвали так отель, дворик действительно уютный. Потом были полудники у бассейна - свежайшие фрукты. А еще мы катались на велосипедах. В отеле есть даже с детскими креслами велосипеды. Была и сауна (ежедневно) и на стадион с детками ходили по вечерам, гоняли мяч по травке. На территории отеля есть и детская площадка и детская комната.  В общем, неделя действительно пролетела. Хотя и было на то время всего 3 семьи, но мы не скучали.

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.