on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.12.2021, 10:49

І перший сніг, і плавний супокій. Цвіте різдвяник — в домі тихе свято. Так мало нам потрібно й так багато – всього в нас є на вуличці вузькій.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Новости региона

03.12.2021, 10:59

У «Гончарівській вітальні» відбулося відкриття художньої виставки

03.12.2021, 10:52

Херсонців запрошують до участі у конкурсі «Час творити дива»

03.12.2021, 10:44

Херсонські шеф-кухарі потрапили до рейтингу кращих кулінарів України

> Темы > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > История барка "Товарищ" > Барков "Товарищ" в СССР существовало два

Барков "Товарищ" в СССР существовало два

Оказывается, барков "Товарищ" в СССР существовало два.

1. В 1892 на верфи Workman, Clark & Co (Белфаст) был построен 4-мачтовый 2-палубный клиппер «Lauriston» со стальным корпусом. Порт приписки — Ливерпуль.

Судно было заказно для Восточно-Индийской линии по перевозке джута и было типичным представителем семейства «винджаммеров» — больших железных коммерческих парусников конца XIX века. Судно не имело вспомогательного двигателя, водонепроницаемых переборок, парового отопления, принудительной вентиляции, рефрижераторов, ледников, бани, опреснителя.

Судно ходило под британским флагом, много раз меняло владельцев. В 1906 году прошло капитальный ремонт, во время которого было изменено его парусное вооружение. Бизань была вооружена косыми парусами и «Лауристон» стал классическим четырехмачтовым барком.

Во время первой мировой войны осенью 1914 года (по другим источникам — в 1916-ом и даже в 1917 году), правительство Российской империи приобрело в Великобритании, в качестве буксируемых лихтеров (барж), два четырехмачтовых парусника — «Лауристон» и «Катанга», для перевозки грузов из Англии в Архангельск — для снабжения строительства Мурманской железной дороги. В течение 1916 года «Лауристон» перевозил железнодорожные рельсы для линии Мурманск-Петроград — стратегически важного пути снабжения русских войск, особенно в условиях блокады Германским флотом Балтийского моря.

После этого «Лауристон» использовался в качестве угольного лихтера для обеспечения флотилии минных тральщиков. После 1917 барк, как потерявший законного владельца — правительство Российской империи — находился в пользовании компании Hudson Bay Co. В 1918—1919 гг. во время оккупации северных российских портов войсками Антанты, парусник был отогнан в Великобританию.

В 1921 году барк был передан Советскому правительству, отбуксирован в Петроград и после небольшого ремонта вышел в первое плавание под советским флагом. Экипаж 50 человек под командованием капитана К.Андерсона из Эстонии. Судно ходило на линии Петроград-Таллин, в Эстонию доставлялись железнодорожные рельсы, а в голодающую Россию везлась мука.
В 1922 году было решено использовать один из двух парусников в качестве учебного судна. «Катанга» оказалась в худшем состоянии и ей переоборудовали под жиротопный завод. А «Лауристон» в 1922—1923 гг. был перестроен, переименован в «Товарищ» и приписан к Ленинградскому морскому техникуму. В нем были оборудованы жилые помещения на 120 курсантов и кают-компания на 80 мест.

В 1925 году при плавании в Англию попал в шторм и стал на капитальный ремонт на верфь в Гамбурге. Выйдя из шведского порта Лизекиль в аргентинский порт Росарио с грузом диабаза, барк попал в жестокий зимний шторм, в котором потерял все паруса, снасти и получил повреждения корпуса. В Мурманск из норвежского порта Вардё, где барк укрывался от непогоды, его привел на буксире ледокольный пароход «Георгий Седов».

После восстановительного ремонта, уже под командованием Д. А. Лухманова выйдя 29 июня 1926 года из Мурманска, парусник вновь попал в шторм и только к 1 августа добрался до Саутхемптона, где опять ремонтировался. 18 сентября продолжил рейс, а 25 декабря первое судно под советским флагом достигло уругвайской столицы Монтевидео. Парусник был отбуксирован в Росарио (более 300 км вверх по руслу Параны). 20 апреля 1927 года, после 4 месяцев пребывания в портах Южной Америки «Товарищ», уже под командованием Э. И. Фреймана (бывший ст. помощник), вышел из Буэнос-Айреса с грузом дорогих сортов древесины в Ленинград. 13 августа (через 3,5 месяца) достиг порта назначения.

В феврале 1928 года, выйдя из немецкого порта Киель-Хольтенау, направился в Южную Америку. 24 февраля в Ла-Манше протаранил итальянский грузовой пароход «Alcantara». Пароход затонул меньше чем за минуту, из итальянской команды спасся один человек. Парусник арестовали и поставили в порт Саутхемптон, но не нашли никаких нарушений. «Товарищ» был отпущен в Гамбург для ремонта. После ремонта, 21 июля 1928 г. корабль покинул Германию. Судебное разбирательство в Англии по случаю столкновения тянулось более двух лет, руководству барка были предъявлены обвинения в слабой подготовке и недостаточной компетентности. Однако суд не пришел к однозначному мнению о виновности «Товарища». После этого случая барк никогда больше за границу не плавал. Это было связано с тем, что судовладельцы погибшего парохода «Алькантара» опротестовали решение английского морского суда и потребовали пересмотра, что грозило арестом в ближайшем порту захода.

В этом же году совершил переход вокруг Европы в Черное море, где и служил в качестве учебного судна до начала Великой Отечественной войны.

В начале октября 1941, накануне сдачи Мариуполя наступающим немецким войскам, «Товарищ», по инициативе оставшегося за капитана старпома Куцепалого, был приведен из Новороссийска в Мариуполь на буксире ледокола «Торос». Судно было сдано немецким войскам, оставалось на плаву и в течение 1942—1943 годов использовалось ими в качестве общежития Хорватского «морского легиона» (343 чел.).

Серьёзные повреждения судно получило осенью 1943. Бывший курсант «Товарища» А. Пальм посетивший парусник в 1955—1957 годах, сообщает, что парусник был разбомблен советской авиацией осенью 1943 (в ходе Донбасской наступательной операции). После чего находился в полузатопленном состоянии.

В 1959—1960 годах судно было поднято и распилено на металлолом. До распада СССР в одном из скверов Мариуполя лежал поврежденный адмиралтейский якорь «Товарища».

 

2. «Горх Фок» (нем. Gorch Fock), «Товарищ» (1949—1999) — трёхмачтовый барк, построен в учебных целях по заказу ВМС Германии на гамбургской верфи Blohm und Voss и назван в честь известного немецкого писателя-мариниста.

Барк назвали «шедевром» фирмы Blohm & Voss, которая сумела воплотить в нем качества как военного корабля, так и торгового судна.

На исходе Второй мировой войны барк был отбуксирован к острову Рюген, где с него частично был снят такелаж. 30 апреля 1945, после обстрела корабля с берега советскими танками, корабль был по приказу немецкого командования подорван и затоплен.

По окончании войны барк достался СССР по Договору о репарациях. В 1947 г. парусник был поднят со дна моря штральзундской фирмой «B. Staude Schiffsbergung». В том же году на ростокской верфи «Neptun» ему был обновлен корпус, а затем в 1947—1951 гг. он был капитально отремонтирован на судоремонтном заводе в Висмаре. В 1949 году на нем была повешена рында с именем «Товарищ», а 15 июня 1950 - барк приняла советская команда.

К осени тоже года он прошел в Лиепаю (Латвия). Там судно оснастили новым парусным вооружением и укомплектовали штатом. Моряков, знающих парусное дело, были единицы, а курсанты, которые прибыли на практику, нуждались в обучении. Дважды «Товарищ» выходил в Балтийское море, чтобы команда научилась ходить под парусами. Во время второго похода барк чуть не перевернулся: из-за не вовремя убранных парусов судно достигало крена в 48 градусов.
8 июля 1951 «Товарищ» вышел из Ленинграда под командованием капитана И. В. Трескина и, пройдя вокруг Европы с заходом по пути в Плимут, Гибралтар и Стамбул, 28 августа прибыл в Одессу. А уже 6 сентября 1951 г. с новой группой практикантов судно снялось в Очередной рейс - по Черному морю.

В этом же году «Товарищ» был передан Херсонскому мореходному училищу им. Шмидта, становится базой для прохождения судовой практики курсантов мореходных училищ Одессы и Херсона.
Первое значительное плавание парусника под советским флагом состоялось в 1957 году под командованием опытного парусного капитана В. В. Васильева. Третьим помощником капитана тогда был Олег Ванденко, будущий капитан “Товарища-2”. Рейс был из Черного моря через Атлантический океан вокруг Африки, к берегам Индонезии, Индии и обратно в Одессу.
12 июля 1972 году вышел из Одессы в трансатлантический рейс — до Бермудских островов (с заходом на о. Тенерифе), стоянка в порту Гамильтон, а оттуда в Балтимор (на обратном пути попал в ураган «Кери»).

В 1974 барк впервые принял участие в Балтийской регате престижной американской серии «Operation Sail» («Операция Парус»), проводимой по инициативе «Организации по обучению молодежи морскому делу» (англ. The Sail Training Association, STA). В официальном приглашении на состязание было сказано, что «Товарищу» отводится привилегированная роль в торжествах по случаю 30-летия освобождения Польши от немецко-фашистских захватчиков. Что безусловно обязывало. Старт гонке на 320-мильной дистанции по маршруту маяк Дрогден (Копенгаген) — Гдыня был дан 14 июля. В группе крупных полнорейных парусников класса «А» выступали также польский парусник «Dar Pomorza», западно-германский «Горх Фок II», советский «Крузенштерн», датский фрегат «Georg Stage» и бригантина «Wilhelm Pieck» из ГДР. «Товарищ» победил в гонке, опередив своего ближайшего соперника (немецкий барк аналогичной конструкции «Горх Фок II») на 16 часов 15 минут.

В 1976 году после текущего ремонта принял участие в очередной регате «Операция Парус — 76». На первом этапе пришел первым к рейду порта Санта-Крус-де-Тенерифе. Также и на втором этапе был первым. На третьем же пришел четвертым. Но по сумме трех этапов завоевал первое место в классе А.
В 1977 году барк по официальному приглашению Бельгии посетил порт Гент, для принятия участия в празднования 150-летия открытия канала Тернезен-Гент (англ. Ghent-Terneuzen Canal).
В 1980 году — капитальный ремонт на верфи в Югославии. После чего выполнил рейс к берегам Южной Америки по тому же маршруту, что и некогда его «крестный отец».

 

Вот что рассказал писатель Эфраим Севела:

4 июля 1976 года отмечали 200-летие американского государства, 200 лет США. И я был в Нью-Йорке все эти дни, потому что празднование длилось больше недели. В Нью-Йорке были карнавалы очень живописные, шумные, красивые. Центральным местом празднования, самым интересным днем было прибытие в Нью-Йорк парусников. Парусные корабли, напоминая миру о том, как когда-то Колумб на парусниках открыл Америку, парусники, учебные парусники, из разных стран мира прибыли в Нью-Йорк и бросили якорь на реке Хадсон, которую неправильно в Советском Союзе называют рекою Гудзон.

И вот на реке Хадсон бросили якорь около сотни огромных парусных кораблей.
Первым кораблем пришла каравелла “Санта-Мария”, точная копия той, на которой прибыл Колумб в Америку. Какой-то богатый американский молодой парень построил эту каравеллу по тем же чертежам, как она была сделана когда-то, во времена Колумба, назвал ее “Санта-Мария”, и с крестами на парусах он первый вошел в Хадсон под вопли и аплодисменты американской публики. Каравелла была великолепной, и весь экипаж был одет в форму матросов времен королевы Изабеллы в Испании. Я тоже сфотографировался на этой каравелле. За это брали деньги, и он на этом очень много заработал. Каждый хотел сфотографироваться на каравелле “Санта-Мария”. Вошли корабли всех стран – английские корабли, французике, из Латинской Америки, даже страны Африки прислали свои корабли.

Советский Союз, величайшая держава мира, естественно, тоже участвовала в этом празднестве и направила на реку Хадсон два, на мой взгляд, пожалуй, самых красивых парусника – “Товарищ” и “Крузенштерн”. Куда бы нас не забросила судьба, а мы все равно остаемся патриотами России. И когда я увидел “Крузенштерн” и “Товарищ” на параде на реке Хадсон, и когда американский комментатор объявил, что они самые красивые среди всех кораблей, пришедших на празднование, сердце мое забилось от гордости. Парусные корабли пристали к пирсам, и был открыт доступ для публики. Публика день и ночь (очень поздно ночью зарывался доступ) гуляла по этим кораблям, болтала с матросами, разгуливала, щупала канаты, медные части, дети там резвились, музыка играла, какие-то национальные сласти продавались на кораблях. Было весело, матросы знакомились с американскими девушками и очень надолго убывали на берег, было весело и непринужденно. Все гуляли на всех кораблях. Я тоже был на очень многих кораблях. Там даже стояли израильские корабли, а уж этим кораблям есть, чего боятся, - они боялись палестинских террористов и, тем не менее, доступ на эти корабли был открыт, и публика свободно разгуливала даже по израильским кораблям. И только далеко-далеко от всех пирсов, а река Хадсон очень широкая, она шире Невы, почти у другого берега безлюдного реки Хадсон стояло два парусника – “Крузенштерн” и “Товарищ”. Они не пристали к пирсам, они не открыли публике доступ на свои палубы. Матросов с этих кораблей на берег не пустили. Они напоминали две зачумленных плавучих тюрьмы, стоявших посередине реки, в то время как весь берег был в огнях, в ракетах, в музыке, в воплях, в криках, в песнях, в танцах. Там стояли два корабля, как две плавучих тюрьмы, и мне даже на миг показалось, что у них не белые паруса, а черные паруса. А американцы пылись проникнуть на эти корабли, они не могли привыкнуть к тому, что два корабля недоступны, пришли на праздник и закрылись. Это было невежливо. Американские корреспонденты телевидения, радио и газет на моторных лодках все время шныряли вокруг этих кораблей, но никак не могли пристать, им не давали пристать к кораблям. Они вели репортаж с расстояния 10-15 метров от этих кораблей, показывая всей Америке великолепную оснастку кораблей и испуганные лица матросов и офицеров, потому что они не знали, как себя вести, они прятались от объективов телекамер. Руководитель советской эскадры парусников, не помню его фамилию, объяснял по телевидению, что советские корабли решили не открывать доступа на свои палубы иностранцам во избежание провокаций.

После распада СССР и провозглашения Украиной государственной независимости, несмотря на заявленную возможность ремонта на Херсонском судоремонтном заводе, барк был направлен для ремонта в Великобританию.

В 1993 году из-за плохого технического состояния срочно потребовалась замена главного дизельного двигателя. С этой целью немецкое общество Друзей парусного флота (Tall-Ship Friends) организовало свою первую акцию поддержки «Товарища». В Германии выпустили благотворительные сертификаты по сто марок с твердым процентом — один день на борту корабля.

В том же году «Товарищ» участвовал в регате у берегов Великобритании. С воспитательной целью несколько дней на его борту провела группа «трудных» английских подростков. Участники плавания и организаторы были очень высокого мнения о педагогических результатах и захотели повторить акцию. Однако в 1994 году из-за плохого состояния барк получил разрешение лишь на рейсы по Черному морю. Английская сторона выразила готовность оплатить ремонт с условием, что «Товарищ» регулярно будет посещать Ньюкасл.

Весной 1995 года барк отправился на верфь в Ньюкасл. Часть расходов на топливо и провиант взяли на себя немецкое «Общество друзья парусника».
Однако новый детальный осмотр в сухом доке Ньюкасла показал, что состояние барка намного хуже, чем первоначально предполагали эксперты в Херсоне. Новая смета увеличилась до двух миллионов фунтов. Английские спонсоры готовы были повысить сумму до 500 тысяч. Срок действия судовых сертификатов подошел к концу. Вследствие отсутствия валюты у владельца — Министерства образования Украины, ремонтные работы так и не начались. Из-за аварийного состояния и отсутствия сертификатов выход в море «Товарищу» был запрещен и он был законсервирован.

Большая часть команды вернулась на Украину. По просьбе украинского консульства поддержку одиннадцати членов экипажа, оставшихся при корабле вместе со своим капитаном Юрием Кущенко, взяла на себя общественная организация Towarischtsch-Support-Group, в которую вошли немецкие и британские друзья парусника. Барк провел в Ньюкасле два года.
В 1997 году барк был отбуксирован в Мидлсбро на северо-востоке Англии. Городские власти Мидлсбро на средства из регионального фонда собирались открыть верфь для парусников. «Товарищ» должен был стать показательным проектом — за бесплатный ремонт и оплату 400 тысяч фунтов накопившихся и текущих расходов. Однако верфь так и не была построена.
В 1999, будучи в плохом состоянии, при отсутствии финансов со стороны Украины, но при финансовой поддержке немецкого товарищества «Tall-Ship Friends» был отбуксирован в город Вильгельмсхафен, где в 2000 году должна была состояться морская часть международной выставки EXPO.

С 1999 по 2003 год в Вильхельмсхафене барк за счет немецкой стороны был подвергнут капитальному ремонту. В 2000 году он служил флагманским кораблем на всемирной выставке Экспо-2000 и украинские хозяева барка надеялись с помощью парусника на ней заработать.

Немецкое общество «Tall-Ship Friends», согласно договору, продолжало содержать парусник и оставшуюся с ним украинскую команду, искать деньги и сухой док для ремонта. Однако отношения с хозяином парусника — министерством образования Украины постепенно ухудшились. В 2000 году немецкие энтузиасты начали переговоры с городскими властями Штральзунда, предложив выкупить корабль и вернуть его в первый порт приписки. Городские власти позитивно отнеслись к этой идее. Они гарантировали бесплатное место для стоянки барка и его финансовую поддержку. Украина требовала за корабль один миллион евро, но затем в процессе переговоров цена была снижена до 500 тысяч евро и сделка состоялась.

В 2003 общество «Tall-Ship Friends» за добровольные денежные пожертвования выкупило «Товарищ» у украинского министерства образования. В том же году в плавучем доке 'Condock V' был отправлен в «материнскую гавань» — город Штральзунд, где 25 сентября был встречен с официальными почестями. Начиная с 2004 года, на «Народной верфи» Штральзунда (Volkswerft Stralsund GmbH), барк был в несколько этапов (в 2004-2010 гг.) подвергнут реставрации. 29 ноября 2003 ему официально было возвращено его прежнее имя «Gorch Fock» («Gorch Fock I»), с которым он под номером 3675 был зарегистрирован в Немецком морском Регистре. С 2005 г. «Gorch Fock» размещен в качестве плавучего музея в гавани города Штральзунд, который и был его первоначальным портом приписки.

 

tay-kuma.livejournal.com/848007.html

1. 22.06.2014 06:24
Кирилл

Вот оно, оказывается, как... Жаль, конечно. Мой дед на нём ходил.

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.