on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.01.2020, 09:07

Январь 2020

Сухое левантинское лицо, упрятанное оспинками в бачки, когда он ищет сигарету в пачке, на безымянном тусклое кольцо внезапно преломляет двести ватт, и мой хрусталик вспышки не выносит; я жмурюсь - и тогда он произносит, глотая дым при этом, "виноват". Январь в Крыму. На черноморский брег зима приходит как бы для забавы: не в состояньи удержаться снег на лезвиях и остриях атавы. Пустуют ресторации. Дымят ихтиозавры грязные на рейде, и прелых лавров слышен аромат. "Налить вам этой мерзости?" "Налейте". Итак - улыбка, сумерки, графин. Вдали буфетчик, стискивая руки, дает круги, как молодой дельфин вокруг хамсой заполненной фелюги. Квадрат окна. В горшках - желтофиоль. Снежинки, проносящиеся мимо... Остановись, мгновенье! Ты не столь прекрасно, сколько ты неповторимо. И.Бродский  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Новости региона

20.01.2020, 14:30

Будинок Поліни Райко може отримати статус пам’ятки культури місцевого значення

17.01.2020, 10:18

В херсонском музее покажут классику «украинского поэтического кино»

Фото с сайта Национального центра Александра Довженко. Кадр из фильма ...
23.12.2019, 14:59

Перша фотовиставка в новому просторі

Из "Белой акации..."

 


Изысканны и правильны поклоны,
Седой пробор и вежливость, и жест.
Защитный френч, чуть смятые погоны,
И за Каховку чудотворный крест.

Когда он вскрикнет муторно и звонко,
И тронет шрам, перекрестивший лоб.
Пожалуйста, французская девчонка,
Не говори ему про Перекоп.

Там степь-ладонь и на краю планеты
Турецкий вал, девятый вал застыл.
Как золото погон блестят рассветы
Над цепью архаических могил.

Здесь мира грань о скользкую куртину,
Бьет беспокойно пепельный прибой,
И ветру с моря подставляет спину
На грани утра юнкер-часовой.

Он Сивашу осушит соли слезы,
Там Ахиллесов бег, - а здесь пята,
Какие-то сибирские морозы,
Какие-то уставшие глаза.

И будет день, и небо будет синим,
Татарским шляхом пролегли кресты.
Лишь на краю заснеженной России
Последний столб Потемкинской версты.

* * *

Поднимутся цепи опять и опять,
Поднимутся цепи, чтобы не встать.
Черное море, горячий свинец
Яма по пояс, делу венец.
Цепи поднимутся снова и снова
Не за Деникина, не за Краснова
Славная битва, соленая твердь
Утром молитва, вечером смерть.
Быстро братушки сердце залечит
Треск пулемета, взрывы картечи
Вечером водка, если в живот
Губы сухие, ноги вперед.
Если додышит, на посошок
Врач разрешает, только глоток.
Русская жгучая, фляга – трофей
Жалко поручика, жалко коней.
Холодно к ночи на большаке,
Роют окопчики, щелкают вшей.
Где-то под Юшунью горсть юнкеров.
Вышло в могилу без Сапогов.
Вышло в могилу, богу поклон
Если в нагане последний патрон.
Если так вышло, Веру и май
Юнкер-мальчишка стой, защищай
Так, как последний, так, как один
Старой России будущий сын.
 

 

* * *
Коленопреклоненная, огромная, неровная
Лежит земля и светят фонари.
Не строится, не ладится,
Лишь на ветру качается
Тень от креста до северной зари.

Горячей кровью полита, святая и смоленая,
Усталая и днем обожжена.
Татарской преисподнюю да карою Господнею,
На муки и века обречена.

 

* * *

То ли дело, Боже правый,
Слева пули, справа дым
И к земле приник кровавый
День погоном голубым.

Алексеевскою тульей
Гимназический парад,
Как стояли, так заснули
Взвод за взводом, рядом ряд.

И откуда взгляд, как ветер,
Во кубанских камышах,
Было утро, день был светел,
Штык граненный в тело, в прах.

Не мальчишки, слово – Слава,
После первой штыковой
И станицею держава,
И под Ольгинской покой.

 

* * *

 

Не придет, у нее проблемы,
Не уснет, даже если пьяная.
У нее с ненаглядной Родиной
Отношения очень туманные.

Что ей родина - степь широкая
Топи, плесы, леса болотные
И идти и искать далекие,
Не гвардейские, но пехотные.

 

 

 

* * *

У закрытых ворот нас давно заждались,
Ночь не спят, в даль глядят и поругивают.
На железной дороге Одесса-Париж
Красным знаменем нечисть отпугивают.

Поистерлась шинель, шашки серп на стене,
Ловко пальцы играли патрончиком.
Не добром вспоминал молодой офицер
Вшей, блядей, Робеспьера с Япончиком.

Я не знаю его, но давно не терплю,
Он невежда, он варвар, он половец.
Он предаст этот город мечу и огню
И под землю сойдет добрый молодец.
 

 

* * *

Мой гений сладкий, день так молод
Вы спите дольше, не беда,
Что за окном декабрьский холод,
И ветер с моря, как всегда.

Смирившись промолчать, но утром
Как верил крепко, как живу,
Я все пойму, я буду мудрым
И не простив, на юг уйду.
 

 

* * *

Пусть ветер с моря с запахом маслин
И горизонт, как на щеках румянец.
Пусть самых лучших, искрометных вин,
В застывших чашах солнечных долин
Вам вырастит искусный провансалец.

Пусть на семи раскинувших холмах,
Вам будет сниться Рим и волны Тибра,
Когда погаснет и замрет в веках
Ваш старый друг, ваш горьковатый страх
Из горлышка двенадцатого калибра.

Пусть будет светел день и ночь сладка,
И дождь оплачет не свою потерю.
Вы в полночь до последнего глотка
Меня предайте, захмелев слегка,
Иначе не пойму и не поверю.
 

 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.