on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.06.2019, 09:22

июнь-2019

Червень Червоні барви і зелені, Де червень з фарбами ходив. І літо проситься у жмені – Рясною стиглістю садів. І ластовиння на обличчя, емов метелики, сіда. А літо далі, далі кличе, Де навіть стежка – золота… Володимир Верховень  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Новости региона

10.06.2019, 14:37

«Травнева ніч» у червні

06.06.2019, 11:13

У Херсоні відбудеться прес-конференція організаторів І Херсонського Морського Фестивалю імені Джона Пола Джонса

04.06.2019, 10:48

«Оркестр живе, коли виступає для людей»

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > «Босяцкие» песни завоевывают Херсон

«Босяцкие» песни завоевывают Херсон

«За границей коль признают,
Что начальник идиот,
То его не награждают,
А у нас - наоборот... »

Песенка «За границей и у нас»,
автор и исполнитель Юлий Убейко (Юров), 1906 г.

В самом начале германской войны 1914-го года херсон­ские газеты разместили на своих страницах сле­дующую информацию: «В Юзовке Екатеринославской губернии отра­вился известный в Херсоне куплетист Убейко, увлекающийся также и авиаспортом. Убейко выпил три фунта (около 1, 5 литра) политуры и скончался».

Скорбная весть, прямо скажем, повергла херсонских обывателей в уныние, ведь Юлия Владимиро­вича, успешно гастролировавшего в нашем городе сначала в составе малороссийской драматической театральной труппы, а затем с соль­ной программой, здесь любили и с нетерпением ждали каждого его приезда. Стоит отметить, что жанр, в котором работал Убейко, был до­статочно уникален. Если в начале своей сольной карьеры он исполнял песни из украинского национального фольклора, то чуть позже полностью перешёл на полюбившиеся непритя­зательной публике «модные» купле­ты чаще собственного сочинения.

С вошедшим в моду в начале XX века «босяцким» песенным жан­ром, в наше время для пристойности называемым шансоном, херсонские обыватели впервые познакомились, похоже, в 1908-1909 годы. А по­знакомил с ним признанный мэтр - исполнитель подобных песенок Станислав Францевич Сарматов (Опеньховский), гастролировавший в одном из херсонских биоскопов. По сути, Сарматов стоял у са­мых истоков популяризации этого песенного жанра, становившегося распространённым в империи, а песенки его были достаточно фривольны, в особенности на фоне ещё не растраченной благопри­стойности общепринятых взглядов. Может быть, как раз эта пикантность и привлекала широкие слои публики к исполнителю, который сразу же стал кумиром.

Следующие успеш­ные гастроли Сарматова в Херсоне состоялись в 1910 году. А спустя год, в 1911-м, местный «Родной край» сообщал: «За порнографическое содержание московский окружной суд постановил уничтожить сборник куплетов известного куплетиста С. Ф. С. (Станислав Францевич Сарматов). Сборник, озаглавленный “Модные куплеты”, содержит в себе пе­сенки: Качели, Хвостик, Женские ножки, Ухарь-купец, Автомобиль и др. Уничтоженные судом купле­ты в прошлом году исполнялись С. в одном из херсонских биоскопов, и херсонцы приходили от них в вос­торг. Интересно, какими куплетами теперь будет забавлять публику порнографист С. ».

Работая над материалом, автору удалось отыскать во «всезнаю­щем» Интернете с десяток ста­рых записей куплетиста Сарматова, среди которых были весьма недвусмысленные и, прямо скажем, весь­ма пикантные. Конечно, даже после вердикта московского окружного суда, «порнографист С.» и не поду­мал переходить на благопристойную лирику, напротив, активизировал свою деятельность и даже записал несколько граммофонных пластинок со своими разудалыми песенками. Да и запрещённый сборник «Модные куплеты» полностью уничтожить не удалось, он быстро разошёлся по всей стране. Хотя, похоже, гастролировать «по городам и весям» Сарматов стал гораздо меньше и в Херсон со своими песенками уже не приезжал.

Однако «свято место пусто не бывает», и в наших краях появился новый исполнитель куплетов - Юлий Владимирович Убейко, сценический псевдоним - П. Юров. Конечно, нужно отметить, что к этому времени Сарматов и Убейко были уже не единственными исполнителями фривольных песенок. В 1912 году пресса сообщала: «Почти все купле­тисты в России, за исключением раз­ве что г. г. Убейко и Сокольского, - это рабская копия Сарматова: его костюм, его грим, его манера пения, а главное - его куплеты, экспропри­ированные, перевранные и, конечно, выданные за свои». Похоже, автор статьи несколько кривит душой, ибо сценический образ Убейко практи­чески ничем не отличался от сарматовского: потёртая «босяцкая» тужурка, тельняшка, шейный пла­ток, кепка и стоптанные башмаки, что было достаточно эпатажно для «большой» сцены того времени.

«Я не поэт, я не писатель,
Я громкой славы не искатель.
Меня ж в России знает всяк,
Что я совсем простой босяк», - вещал со сцены Юлий в дополнение к своему образу.

И всё же стоит отметить, что песенки и сатирические куп­леты, им исполняемые, были, главным образом, «свои». Совет­ский писатель-сатирик Владимир Поляков отмечал, что «Юлий Убейко обладал незаурядным талантом и пытался исполнять обличитель­ные, сатирические куплеты», и тут же добавлял «но быстро опустился, потрафляя обывательским вкусам и “идейным установкам” граммо­фонных фирм»... А вот мнение киевского журнала «Подмостки»: «Не всё, что он пишет, хорошо, но везде есть мысль, лёгкая рифма и нотка остроумия. Публика любит Убейко и всегда тепло его принимает...».

Ещё современники Убейко от­мечали его особую любовь к му­зыке, ведь даже гастролируя по всей стране, исполнитель таскал за собой граммофон с неудобным в транспортировке «тюльпаном» и коллекцию, состоявшую почти из тысячи тяжёлых и хрупких граммо­фонных пластинок, среди которых были и его записи. Образ босяка и соответственная образу манера поведения «парня-рубахи», злоупотреблявшего спиртными напитками, не помешали куплетисту заняться авиаспортом.

Накануне 1914-го года Убейко научился летать, приобрёл аэро­план и недолго даже служил авиатором-добровольцем в авиационной дружине графа Шереметева. Потом вновь возвратился к своим песенным гастролям. Скорбное же известие об отравлении политурой (спир­товым лаком), с которого я начал свой рассказ, оказалось не совсем верным. Несмотря на то, что во вре­мя «сухого закона» в период войны в Российской империи происходили массовые отравления различными алкогольными суррогатами, нередко с летальным исходом, Убейко выжил и ещё не раз по­сетил с гастролями Херсон. Ле­том революционного 1917 года Юлий Убейко вновь гастролиро­вал в нашем городе, а местные газеты были полны сообщений: «С сегодняшнего дня у нас гастро­ли ЗНАМЕНИТОГО Ю. В. Убейко». «Летний театр “Бомонд". Херсон­ский Губернский союз военноувеч­ных устраивает грандиозное гуля­ние с участием Почётного члена союза военноувечных Ю. В. Убей­ко» и т. п.

Июньские гастроли Убейко ста­ли последними в Херсоне. Осенью того же года херсонцам стало не до развлечений. А потом грянул октябрьский переворот - и жизнь, в полном смысле слова, слетела с катушек...

Не признавший власти боль­шевиков, куплетист-сатирик Убей­ко эмигрировал в Париж, где про­должал развлекать русскоязычную публику своими куплетами, зараба­тывая на жизнь. Впрочем, недолго... Спустя три года, в 1920-м, Юлий Убейко умер в Париже...

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №18 (910).- 02.05.2019.- стр.13

 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.