on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.02.2020, 09:16

Февраль 2020

Мело, мело по всей земле Во все пределы. Свеча горела на столе, Свеча горела. Как летом роем мошкара Летит на пламя, Слетались хлопья со двора К оконной раме. Метель лепила на стекле Кружки и стрелы. Свеча горела на столе, Свеча горела. На озаренный потолок Ложились тени, Скрещенья рук, скрещенья ног, Судьбы скрещенья. И падали два башмачка Со стуком на пол. И воск слезами с ночника На платье капал. И все терялось в снежной мгле Седой и белой. Свеча горела на столе, Свеча горела. На свечку дуло из угла, И жар соблазна Вздымал, как ангел, два крыла Крестообразно. Мело весь месяц в феврале, И то и дело Свеча горела на столе, Свеча горела. Борис Пастернак

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 

Новости региона

20.02.2020, 09:26

"Срібна голка і нить золота..."

17.02.2020, 16:00

Готуйте картини та резюме!

31.01.2020, 11:15

У полоні «Жіночого образу»

> Туризм, отдых, развлечения > Заповедники Херсонщины > Буркуты - затерянный мир в центре Европы

Буркуты - затерянный мир в центре Европы



Для большинства херсонцев слово “Буркуты” ни о чем не говорит. Может быть, только голопристанцы вспомнят, что в их районе есть малюсенькое село с таким названием. Но если вы натуралист, ботаник, зоолог, то для вас наименование неприметного населенного пункта наверняка звучит почти так же весомо, как “Аскания-Нова” или “Черноморский заповедник”. Виной тому – уникальная природа, каким то чудом сохранившаяся здесь с доисторических времен.

Еще в конце XIX века первые исследователи природы Нижнеднепровских, или как их тогда называли, Алешковских песков – нынешних Цюрупинского и Голопростанского районов, – обратили внимание на совершенно необычный состав фауны и флоры этого самого отдаленного уголка песчаного массива.
Казалось бы, сама природа поставила здесь уникальный эксперимент по смешению видов животных и растений, характерных для самых отдаленных природных зон. И среди насекомых, и среди растений, найденных на территории Чолбасской арены (так называли это место натуралисты), обнаруживались вперемешку обитатели и центральноазиатских пустынь, и жители северных лесов Европы, прямо – Ноев ковчег. Это место так заинтересовало ученых, что в 30-е годы его включили в состав заповедника “Аскания-Нова”. Благо, населения здесь почти не было и можно было безболезненно изъять территорию из хозяйственного пользования.

Урочище Буркуты постоянно привлекало к себе специалистов-природоведов. И даже когда оно утратило заповедный статус (“Аскания-Нова” сильно пострадала в 50-е годы), слава этого маленького “чуда природы” только росла. А каждое новое десятилетие приносило и новые открытия. Херсонские ботаники нашли здесь несколько необычных для степной зоны видов орхидей, в норме растущих далеко на севере – в лесной зоне. Настоящей сенсацией стала находка сфагновых мхов – обитателей Полесья.

В общем, значимость урочища Буркуты для науки и охраны природы очевидна и не вызывает никаких сомнений. Уже давно специалистами составлено научное обоснование на восстановление заповедного статуса этого уникального уголка дикой природы. Однако, одно дело – абстрактная научная значимость, а совсем другое – конкретные хозяйственные интересы живущих здесь людей. Так уж сложилось исторически – с советских времен, – что селяне с подозрением относятся к потугам защитников природы устроить заповедный объект на их земле. Особенно это касается именно нашей области. Из десятилетия в десятилетие все попытки расширить сеть объектов природно-заповедного фонда (ПЗФ) местного значения терпят крах. Документы просто не проходят согласование на местах.

А ведь статус объекта ПЗФ – заказника, заповедного урочища, памятника природы – это, по сути, охранная грамота, позволяющая селянам сохранить землю несельскохозяйственного назначения под своим контролем. Мало того, это практически единственный способ гарантированно оставить землю в пользовании территориальной общины. Ведь в любой момент в окрестностях любого села могут появиться залетные фирмачи, которые захотят именно здесь построить карьер, или организовать охотничье хозяйство, куда вход местному жителю с ружьем будет категорически запрещен, или еще каким-то образом прикарманить землю. Статус заповедного объекта (объекта ПЗФ) серьезно затруднит жизнь разного рода пришельцев, с их планами “преобразования природы” в собственных корыстных целях, – скорее всего, они выберут для своего карьера территорию другого сельсовета. А местным жителям заказник или заповедное урочище не только не повредит, но даже облегчит традиционное использование земли. Ведь в пакете документов на объект ПЗФ имеется две ключевых для землепользователя бумаги: “Перечень разрешенных видов хозяйственной деятельности” и, соответственно, “Перечень запрещенных видов хозяйственной деятельности”. В ходе согласований пакета документов можно запретить все, что может привлечь столичных хищников, и разрешить все, что выгодно самим селянам. Например, выпас скота, ограниченное сенокошение, рекреационное использование территории. Все, что не вредит ландшафту. А как только начнется развитие сельского и зеленого туризма, заповедный объект начнет давать реальную прибыль людям.


И, кажется, селяне начинают понимать свой интерес. Председатель сельсовета, в состав которого входит урочище Буркуты, Иван Гаркуша выступил с инициативой восстановить заповедный статус этой жемчужины природы. А дальше дело только за развитием зеленого и сельского туризма. Ведь, помимо научной значимости, Буркуты еще и фантастическое по красоте место. Дубовые леса, березовые рощи, озера, болота, солончаки, пески неизбежно привлекут сюда массу туристов. Ведь именно здесь любители природы и истории смогут, как на машине времени перенестись на две с половиной тысячи лет назад, в те времена, когда эти места посетил “отец истории” Геродот. Здесь собственными глазами можно увидеть последний уцелевший уголок описанной Геродотом Гилеи – обширного дубового леса, покрывавшего в античную эпоху левобережье Нижнего Днепра.

В Буркутах можно успешно развивать почти все направления зеленого туризма: пешеходные и конные походы по Нижнеднепровским пескам (в том числе экстремальные), более спокойный сельский туризм с “эксплуатацией” традиционной украинской кухни, разного рода экзотические направления экотуризма: фотоохота, наблюдение птиц, поиск редких видов растений (тех же орхидей) и насекомых. Рядом с Буркутами проходит железная дорога, в тридцати километрах к югу – морское побережье. Так что уставший от пасторальной идилии турист может съездить на море и даже в Крым. А потом снова вернуться “на хутор” и наслаждаться тишиной в окружении потрясающего ландшафта и абсолютно дикой природы.

И это только экотуризм. Отдельные темы – ностальгический, историко-археологический и прочие направления альтернативного туризма. Их ресурсы на юге Украины столь же неисчерпаемы. Как видно, средства для поднятия экономики нашего села лежат прямо на земле. Их нужно только не полениться – поднять. Конечно, есть и сложности. В первую очередь – наша “непроходимая” бюрократия. Чтобы превратить сельский дом в гостиницу для “зеленых” туристов, нужно собрать около сорока разных справок и разрешений. А это серьёзное “капиталовложение”, не говоря уже о нервотрёпке и потерянном времени, которое тоже – деньги. Но опыт западной Украины, где такие гостиницы на частных подворьях существуют чуть ли не в каждом селе, показывает – ситуация не безнадежна. При этом выигрывает вся община. Одни содержат усадьбы и кемпинги. Другие развивают народные промыслы. Третьи снабжают приезжих сувенирами и продуктами питания.

А что касается “Перечня запрещенных видов хозяйственной деятельности”, то в условиях Буркут в него, помимо разного рода строительства и добычи песка, необходимо внести и лесонасаждение. Увы, в наших условиях сплошные лесопосадки сосны воздействуют на природу и ландшафт почти так же, как ковровые бомбардировки. Не так давно в Буркутах был уничтожен уникальный участок реликтовых болот в понижениях между песчаными грядами. Туда загнали скрепер, спланировали местность и высадили аккуратными рядами крымскую сосну, изуродовав природный ландшафт. Теперь это место потеряно и для охраны природы, и для развития туризма.
Природный ландшафт земель несельскохозяйственного назначения – вот главная ценность таких мест, как Буркуты. И здесь интересы природоохранной науки и населения полностью совпадают. Нужно только объединить усилия. И тогда – при наличии инициативы местной власти – мы сможем и природу защитить, и дать работу и заработок людям, живущим на этой земле.

Михаил Подгайный
Вгору, 4.10.2007

3. 28.05.2015 10:27
Татьяна Романюк
И мой дед Андрющенко Василий Иванович:) Место действительно райское.Рада, что мне довелось его застать практически диким.Стаями журавли ходили.Полно косулей и диких кабанов. Сон-трава, дикий ирис и много всего редчайшего и красивого.
2. 03.03.2013 09:12
Андрющенко Игорь

 Я житель Днепропетровска. С Буркутами меня связывает многое. Мое детство и юность прошли в этом селе (на каникулах). Мой дед, Андрющенко Василий Иванович, был директором этого лесничества. Как хорошо было там!!! Дай Бог сохранить этот уголок живой природы!

1. 17.12.2011 19:06
ФИО

Зачем Буркутинцам туристы на машинах?  Да и с бюджета в эти трудные времена деньги не вытянуть, но если бы какой "предприниматель" с наличными, прикрывась "охраной природы" попытался сделать расчет прежде, то  в итоге бы понял, что это не западная Украина, а нищенствующий Херсонский округ, в котором Туристов нет.  :)

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.