on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829   

Новини регіону

22.02.2024, 12:32

Затримували російські військові, але Херсон не залишив. Історія рок-музиканта Дмитра Галютдінова

До повномасштабної війни рок-музикант та відеоінженер у театрі. Під ...
19.02.2024, 18:38

У Берліні відбулася світова прем'єра фільму “Редакція” Романа Бондарчука

  У Берліні відбулася світова прем'єра фільму “Редакція” ...
19.02.2024, 18:32

"Тренуємось періодично, але це лише початок". Як у Херсоні відновлює роботу естрадно-циркова студія "Jin Roh"

Естрадно-циркова студія "Jin Roh" відновила тренування у Херсоні. ...

 

Черноморье Имения Херсонского края

Ещё в Бехтерах путешественника встретит непонятно зачем установленный дорожный указатель на Новочерноморье "Склеп родини Фальц-Фейнів". Я не сторонник акцентировать внимание таким образом на разрушаемых памятниках. Указатель предполагает, по крайней мере, консервацию предлагаемого для осмотра объекта. Не говоря уж о его охране, щите с исторической справкой на разных языках и туалете. То же, что увидит путешественник, едущий издалека на наше морское побережье, испортит впечатление о Херсонщине надолго.

Склеп Фальц-Фейнов - полуразрушенная каменная часовня на кургане с внутренним разграбленным и осквернённым помещением самого склепа. Этой зимой он подвергся очередному разрушению местными металлодобытчиками и "каменоломщиками". Хотя, не спорю, в этом кургане с каменной руиной с окружающей бескрайней равниной солончаковой растительности ржавых оттенков и морской чертой на горизонте есть нечто притягательное. Вид с кургана - не высокого, но единственного холма у Черноморского побережья, раскрывает широкую панораму на километров двадцать вокруг.

Если учесть, что 100 лет назад не было тополиных посадок вдоль трассы у Ново-Фёдоровки, то вполне была бы видна Круглоозёрка, например. А Железный Порт и теперь как на ладони. Первым владельцем этих земель был француз известной дворянской фамилии Вильгельм Рувье, который, прибыв в Россию в 1805 году, получил от русского Двора земли на черноморском побережье Херсонщины и в Крыму, а, кроме того, денежную ссуду, обязавшись завести овчарни. Дело у него не очень пошло, а может, цели были другие. Во всяком случае, поднимать хозяйство пришлось его супруге Кларе Одинет и трём зятьям, которые к 1820 году довели число овец-мериносов до 37 тысяч голов.

Рувье умер около 1815 года. Черноморье унаследовала его дочь Зоя с супругом Петром Мари. Вместе они начали обустройство имения. Около 1820 года был разбит обширный парк, остатки которого входят ныне в состав Бехтерского лесничества. Обращает на себя внимание регулярная его планировка и связь с Бехтерами, в то время принадлежавшими Николаю Дмитриевичу Овсянико-Куликовскому.

От Петра Мари имение перешло в руки его второй супруги Варвары Андреевны, которая по второму мужу стала носить фамилию Бонфорт. Она оставалась владелицей этих земель до 50-х годов XIX века. Между 1856 и 1864 годами Черноморье было приобретено Фридрихом Фейном, а к 1880 году его унаследовал внук Фридриха - Александр Иванович Фальц-Фейн (1859-1908) - герой нашего повествования.

Когда умер отец, Александру было всего тринадцать лет, через три года он потерял и мать. Ещё от матери по дарственной он получил 26,5 тысяч гектаров земель. Став совершеннолетним, он получил земли имений Черноморья и Минай в 10,4 тысячи гектар. В будущем он прикупил ещё некоторые отдельные участки, и в 1896 году в его руках сосредоточилось 40,4 тысяч гектаров земли. Эти владения управлялись из двух экономии: Черноморской и Александровской.

Александр Иванович слыл известным благотворителем. На собственные деньги открыл две школы в своих экономиях и содержал их исключительно на свои средства, был опекуном Александровского училища. В 1890-91 учебном году внёс разовое пожертвование Алешковскому (Цюрупинскому) четырехклассному городскому училищу в размере 350 рублей, в 1894 году пожертвовал 1 тысячу рублей Каргинской школе. В1904 году вместе с помещицей Нестроевой закупил классную мебель, книги и школьные пособия для школы, открывшейся в селе Старая Збурьевка. За его благотворительные услуги, земское собрание (в Цюрупинске) приняло решение об установке портрета Александра Ивановича в школах, которые им содержались.

В 1885 году Александр Иванович открыл в Черноморской экономии больницу, в 1894 году совместно с Георгием Львовичем Куликовским принял на себя часть расходов по строительству больницы в Бехтерах. Александр Иванович играл видную роль и в общественной жизни края, дважды избирался гласным Днепровского земства, в 1892 году - почетным мировым судьей, был удостоен звания "Потомственный Почётный гражданин".

Его хозяйство специализировалось на овцеводстве и земледелии. Огромные отары овец давали основной доход. Кроме овец, были коровы, а также верблюды, использовавшиеся так тягловая сила. Немалую прибыль приносила и соледобыча. В1885 году, например, было добыто 183,5 тонн соли. С целью более успешного ведения хозяйства в Черноморской экономии была открыта почтовая контора, а чуть позже вместе с братом Эдуардом Александр Иванович построил телеграфную линию между экономией и Бехтерами, то есть объединился со всероссийской сетью.

Современники вспоминают, что Александр Иванович был прекрасным собеседником, благородным человеком, который любил находиться в центре внимания. Но, к сожалению, был очень доверчивым, чем пользовались непорядочные люди, окружавшие его. Он увлекался охотой, был прекрасным охотником, возглавлял охотничий клуб в Днепровском уезде. Его лесопарк занимал площадь почти в 2 кв. километра. В нём со стороны моря он выстроил большой дом в два этажа с угловой башней с узкими стрельчатыми окнами.

Со второго этажа уже было видно море и по утрам лёгкий бриз наполнял свежим морским воздухом жилые комнаты. С другой стороны от дома, в парке, по обе стороны от центральной аллеи было устроено два больших озера с островами, так, что, глядя на них с балкона, прочитывалась буква "Ф". На одном из островов была устроена беседка, и прогулочная лодка всегда стояла у причала. А ведь всё это среди сухих степей!

Со стороны моря к имению подходили многочисленные солёные озёра. Одно из них - Круглое - было расчищено и углублено. По протокам, связывавшим его с морем, устроен канал, а на самом озере - пристань для яхт и купальни. Супруга Александра Ивановича - София Степановна, урождённая Заговалло (1859-1897), умерла очень рано, в 38 лет. Её смерть явилась большим потрясением для семьи. Осталось четверо детей: Анатолий, Борис, София и Надежда. Именно для супруги Александр Иванович решил выстроить мавзолей с православной часовней на кургане у Круглого озера.

Курган был обнесен 12-гранной кирпичной оградой с домом смотрителя, служившим и воротами. В 1908 году и сам Александр Иванович был погребён в этом же мавзолее. Его судьба типична для послереволюционных лет. Уполномоченные вскрыли склеп и захоронения Софьи Степановны и Александра Ивановича, не подпуская к памятнику местное население.

По рассказу жительницы села Веры Пименовны Озовской, её мать ночью отважилась подойти к склепу, собрала останки в мешок и закопала, никому не сказав, где. Человека, который отважился выкрасть останки "эксплуататоров", долго потом искали. А дом Фальц-Фейнов сожгли комсомольцы. От него сохранились лишь каменные подвалы у озер в лесничестве.

Сергей Дяченко
Джерело інформації: "Вгору".- 19.04.2007

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.