on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новости региона

22.08.2019, 11:45

Чемпіонат Світу з повітряних зміїв-2020 буде проведено в Україні

22.08.2019, 09:49

Урочисті заходи у Херсоні до Дня Державного Прапора і Дня Незалежності

15.08.2019, 14:05

В Україні запустився безкоштовний онлайн-курс для митців

Чудаки на выдумку хитры...

Не знаю, кто придумал афоризм «прогресс и мир двигают чудаки», но то, что автор этих слов попал в яблочко, тут уж вне всяких сомнений. Стопроцентно человечество многим обязано этим нестандартно мыслящим людям, благодаря которым мы «маємо те, що маємо». Сегодня вспомним о чудаках-изобретателях, «двигающих прогресс» и связанных с дореволюционной Херсонщиной

А ведь многие изобретения, без которых мы ныне не мыслим своего существования, в своё время были попросту отвергнуты как блажь, не имеющая практического и полезного применения в жизни. А их создатели подвергались насмешкам, гонениям и чаще всего на закате своих дней влачили жалкое существование и умирали в полной нищете.

Примером тому может служить финал жизни изобретателя трамвая Фёдора Апполоновича Пироцкого, умершего в 1898 году в номерах третьесортной гостиницы «Афины» в Олешках. Парадокс – в то время как изобретатель едва сводил концы с концами, выкраивая мизерные средства для продолжения своих научных изысканий, в Европе его изобретение уже приносило ощутимый доход фирмам, его эксплуатировавшим. Здесь же, чтобы похоронить несчастного, пришлось устраивать распродажу с молотка его личных вещей, большую часть из которых составляли сундуки и ящики, заполненные никому не нужными в то время бумагами. Непроданное было растащено для бытовых нужд присутствовавшими. Кто теперь может с уверенностью сказать, что не было среди этих документов описания очередного гениального изобретения Пироцкого?

Мокроступы нарасхват…
В одном из номеров местной газеты «Югъ» в начале ХХ века сообщалось о местном изобретателе крестьянине Плотникове, который придумал очень нужные в крестьянском хозяйстве, особенно в нашем осеннее-зимнем слякотном климате, «мокроступы».

«Да ну, – скажете вы, – удивил, что за изобретение такое – галоши!» Ведь в начале прошлого века население империи уже с успехом снабжала подобной обувью российско-американская резиновая мануфактура, основанная ещё в 1860 году в Санкт-Петербурге, – будущий завод «Красный треугольник». Так что с галошами при царе дефицита не наблюдалось.

Тем не менее Плотников изобрёл «мокроступы», в корне отличавшиеся от галош, и изобретение самоучки разлеталось по сёлам, что называется, нарасхват! Похоже, секрет плотниковской обуви состоял в том, что ей не было износа, так как «мокроступы» крестьянин-изобретатель клепал из… жести! Потом готовая пара покрывалась смесью лака с сажей – и вот модная обувь для прогулок по сельскому бездорожью готова. Немалую роль в спросе на «жестяные мокроступы» играла и демократичная цена. Если отечественные галоши можно было приобрести за 2 рубля, настоящие американские – за два с полтиной, то плотниковские «мокроступы» стоили всего 50 копеек пара – налицо значительная экономия! Дошло до того, что изобретатель уже не в силах был удовлетворить растущий спрос и вынужден был нанять помощников для своего «мокроступового» производства.

Как сообщала газета, в ближайших планах Плотникова была поездка в Москву, где он хотел представить на суд столичной публики свои железные модели обуви. К сожалению, дальнейшая судьба изобретения Плотникова, как и судьба самого изобретателя, неизвестны…

Кожух для Толстого
Когда-то кожух для крестьянина был главной одеждой на все случаи жизни. И стоил он немалых денег, а всё из-за того, что для пошива кожуха требовалось лишить жизни 5–7 овец. Потом шкуры подвергались долгому процессу выделки и лишь после сушки становились материалом для изготовления кожуха. Словом, морока! Потому и цена на овчинный тулупчик начиналась от 20 рублей. Если сейчас с нашими сотнями и тысячами нам это кажется мало, то в начале ХХ века, при цене 5 копеек за фунт (453 г) белого хлеба и 28–30 копеек – за килограмм мяса, на эти деньги можно было жить целый месяц. И всё же выбирать не приходилось, альтернативы-то не было.

И вот в 1900 году «бездомный» житель Елисаветградского уезда, тогда входившего в Херсонскую губернию, отставной штаб-ротмистр Фёдор Балашов «изобрёл более простое, практичное и дешёвое средство изготовления этой необходимой одежды…». Суть его заключалась в том, что для изготовления кожуха изобретатель использовал не шкуры, а стриженую овечью шерсть, оставляя тем самым в живых предназначенных на убой животных. Стриженый мех «настёгивался» на непромокаемую ткань – брезент, парусину, просмоленную материю – и получался добротный тулуп, непромокаемый и тёплый, превосходивший по многим показателям кожух из овчины.

«Причём овчина не может выносить дождя и талого снега, высыхая, она морщится и трескается, – сообщала читателям всем известную истину газета “Югъ”, – кожух Балашова ни воды, даже кипячёной, ни снега не боится. Его можно стирать, кипятить, истреблять таким образом всякие нечистоты в нём…» Новый кожух пришёлся по вкусу местным крестьянам не только своими качествами, но, в первую очередь, копеечной ценой.

Интересно, что один из первых своих кожухов Балашов послал в подарок графу Льву Николаевичу Толстому, известному своими особыми жизненными взглядами и вегетарианскими убеждениями. По свидетельству члена комитета Всероссийского крестьянского союза Василия Филипповича Краснова, находившегося в близком общении с графом-писателем, новое изобретение показалось Толстому весьма полезным и интересным. «Я очень рад, – сказал Лев Николаевич, – вот настоящий безубойный вегетарианский полушубок». Похоже, и сам отставной ротмистр Балашов, не имевший ни недвижимости, ни надела земли, подрабатывавший написанием прошений для крестьян в сёлах, находился под влиянием учения Толстого. Ничуть не заботясь о личных доходах, изобретатель «разрешил местным крестьянам-артельщикам самим делать кожухи его образца».

Новая модель крестьянской одежды заинтересовала и местное земство, которое, не найдя в ней никаких изъянов, решило экспонировать образец тулупа Балашова на Всемирной выставке в Париже. Сам же Балашов (как бывший военный), рассудив, что эта тёплая и удобная одежда будет просто необходима в войсках, обратился к военному министру с предложением. Спустя несколько месяцев на имя изобретателя было получено уведомление с просьбой отправить в адрес министерства экземпляр кожуха для испытания его с технической стороны. Балашову также следовало сообщить, «на каких условиях согласится изобретатель поставлять свои тулупы для войска».

Изобретения разные, нужные и не очень
Не оставались в стороне от губернских изобретателей и «столичные» херсонцы. Большой интерес в прессе накануне империалистической войны в 1914 году вызвало изобретение жителя Херсона Михайлова, придумавшего не что-нибудь совершенно бесполезное, а целый «электрический узнаватель» – судя по названию, вещь очень нужную и долгожданную. Предназначался сей громоздкий аппарат для гостиниц и был построен «в целях определения, находятся ли проживающие в занятом номере или нет». Может, кому-то покажется изобретение Михайлова незначительным, однако известно, что после успешных испытаний в «Петербургской» гостинице в Херсоне изобретатель, неразлучный со своим «электроузнавателем», отправился покорять столицу империи.

Промелькнуло в херсонской прессе дореволюционного периода и сообщение о молодом технике, жителе соседнего Николаева Сомпирове, который изобрёл аэровелосипед, приводимый в движение пропеллером без мотора.

Вообще, начало ХХ века было временем внедрения величайших изобретений, а посему техническим изобретательством занимались даже те, кто ни черта в этом не смыслил. Из газет того периода известно о неком пригородном крестьянине Андрее Круценко, который, по его утверждению, изобрёл какой-то особый вид двигателя с «бесконечной силой». Двигатель этот совершенно не нуждается ни в каком топливе, угле, бензине, нефти, утверждал его автор, правда, суть изобретения держал в секрете, «чтобы кто не ухитил идею». На постройку невиданного двигателя он уже истратил порядка 300 рублей, всё, что у него было, а чтобы завершить строительство, требовалось ещё по крайней мере рубликов 200…

Правда, похоже, такие изобретатели «вечных двигателей» в те времена осаждали редакции газет довольно часто. Другое дело, велись ли доверчивые херсонские обыватели на посулы в случае материальной помощи разделить с ними компаньонство в эксплуатации изобретения.

В период Первой мировой некий изобретательный херсонец предложил городским обывателям заняться изготовлением тёплых одеял для фронта из… газет. Суть его изобретения была до банальности проста: газеты раскладываются в виде одеяла в несколько слоёв, а потом прострачиваются на машинке в одно целое. Конечно, в этом был определённый смысл – толстый слой бумаги довольно хорошо сохраняет тепло, а в случае непредвиденной ситуации такое одеяло и выбросить не жалко.Впрочем, похоже, это было всего лишь предложение, так как в дальнейшем о газетных одеялах для действующей армии пресса уже не вспоминала.

Рассказывая о чудаках-изобретателях, обязательно стоит вспомнить крестьянина Мельниченко из Богоявленска (ныне входит в городскую черту Николаева), который прославился как автор целого ряда сельскохозяйственных машин и приспособлений. Как сообщала местная херсонская пресса, «им разработаны: автоматическая мотыга, жатвенная машина, фрезерный плуг (неудачные попытки построить такой проводились уже в Америке и Германии), катковый экстирпатор для разрыхления почвы и уничтожения сорняков, молотилка для подсолнухов и маслоотделитель…».

Нестандартное мышление от дельцов
Конечно, в упомянутом ниже нет ничего, что бы двигало «мир и прогресс», однако многие «изобретения» прошлого успешно используются и в наше время. Скажем, в начале прошлого века некоторые не слишком честные херсонские купцы и владельцы магазинов иногда устраивали лотерею для покупателей, предлагая в качестве выигрыша разный залежалый, не пользующийся спросом товар. В результате чего оставались с хорошей прибылью, посмеиваясь над незадачливым покупателем, которому «втюхали» негодную дрянь. Конечно, такие действия были запрещены и таки пресекались полицией, но разве за всеми уследишь?

Не менее интересен опыт и более мелких шарлатанов. Так, местный обыватель Кондрат Доменко, официально считавшийся базарным разносчиком, торговцем пряниками, а на деле бывший удачным шулером-каталой, выходил с лотком на базар и предлагал скучающим у возов мужичкам сыграть с ним в напёрстки на пряник. Результат известен, а если обыгранные мужичонки пытались протестовать, в дело вступали базарные «братки» Кондрата, и ситуация принимала весьма неприятный для наивного игрока оборот. Ну как тут не вспомнить пословицу: «Новое – это хорошо забытое старое».

А якобы случайно найденные под ногами крупные суммы денег, которые «попутчик» предлагает «по-братски» разделить в укромном месте... А снятие «порчи» с золотых украшений… И прочее, прочее, прочее, что ныне всё так же используется нечестными людишками, было известно ещё сто лет назад.

Правда, и тогда случались вещи совершенно не стандартные и курьёзные, не вписывавшиеся в мудрую поговорку. Так, однажды газета «Родной край» сообщила о том, что один из крупных елисаветградских купцов, обидевшись на местного корреспондента, заказал на фабрике в Харькове партию папирос под придуманным им самим названием. Причём торговец не поленился и добился-таки официального разрешения цензуры для новых папиросных этикеток. Накануне получения заказанной папиросной партии по городу были расклеены листовки, извещавшие почтенную публику, что в непродолжительном времени поступят в продажу новые сигареты под названием «Босяккорреспондент». Говорят, что силуэтный профильный портрет на папиросной пачке не оставлял сомнения, кого конкретно торговец имел в виду…

Александр Захаров
Источник информации

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.