on-line с 20.02.06

Арт-блог

05.04.2019, 09:39

Апрель-2019

Апрельская прогулка (Ю. Визбор) Есть тайная печаль в весне первоначальной, Когда последний снег мне несказанно жаль, Когда в пустых лесах негромко и случайно Из дальнего окна доносится рояль. И ветер там вершит кружение занавески Там от движенья нот чуть звякает хрусталь Там девочка моя, еще ничья невеста, И грает, чтоб весну сопровождал рояль. Ребята, нам пора, пока мы не сменили Веселую печаль на черную печаль. Пока своим богам ни в чем не изменили, В программах наших душ передают рояль. И будет счастье нам, пока легко и смело Т а девочка творит над миром пастораль, Пока по всей земле, во все ее пределы Из дальнего окна доносится рояль.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новости региона

10.04.2019, 15:08

Епоха Вацлава Мошинського. Пам'яті Майстра

21.03.2019, 10:20

У Херсоні безкоштовно покажуть сучасне українське кіно

18.03.2019, 10:08

V Міжнародний конкурс малюнку «Ілюстрація до народної казки»

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Джон Пол Джонс > Джон Пол Джонс: от пирата до адмирала

Джон Пол Джонс: от пирата до адмирала

На службе у российских императоров всегда хватало и своих, и иностранных авантюристов. Об известном заокеанском искателе приключений, который прославился в битвах под Очаковом, благодаря чему в мгновение ока превратился из американского капитана-пирата в российского контр-адмирала, и пойдет речь

К примеру, известный своими невероятными историями барон Мюнхгаузен, принимаемый многими нашими современниками за лицо вымышленное, существовал на самом деле. В качестве пажа в свите Антона Ульриха Брауншвейгского Мюнхгаузен приехал в Санкт-Петербург. Поступил на русскую службу и даже побывал в наших краях. Впрочем, речь пойдет о другом, не менее известном авантюристе, прославившемся в битвах под Очаковом. По велению сильных мира сего во мгновение ока он из американского капитана-пирата превратился в российского контр-адмирала. И звали его Джон Пол Джонс.

От героя до изгнанника
Шотландец по происхождению, в возрасте 13 лет Джон сбежал из дома, устроившись юнгой на английский торговый парусник. Несколько лет путешествовал по миру, изучая на практике морское дело и проявляя при этом отнюдь не заурядные профессиональные качества. В скором времени, несмотря на довольно юный возраст, Джона назначили третьим помощником капитана на британском торговом судне. Во время одного из длительных рейсов к берегам Индии на нем вспыхнула эпидемия желтой лихорадки. Жертвой болезни стали капитан, его помощник и большая часть матросов. Взяв на себя командование, юноша сумел провести судно с оставшимися членами экипажа по неспокойным океанским водам и доставить груз в порт назначения. В благодарность собственники компании, которой принадлежало судно, сделали ему неожиданный подарок: Джонс стал владельцем добротного парусника. Отныне 10% от стоимости перевозимого груза принадлежало юному капитану.

Однако очень скоро такая относительно «спокойная» и благостная жизнь капитану торгового судна надоела. Ему хотелось штормов и опасности, подвигов и славы. Британский Королевский флот оказался очередной ступенькой к исполнению мечты. Вот только долго послужить британскому флагу капитану военного фрегата не довелось. На судне вспыхнул мятеж, жертвой которого стал сын одного из больших флотских чинов. В убийстве офицера обвинили капитана Джонса. Не надеясь на справедливость британского правосудия, а может быть, действительно осознавая свою вину, Джон бежал на одном из торговых судов в Северную Америку, которая в тот момент вела войну с Англией.

Пират в законе
За измену британской короне капитана на родине заочно приговорили к смертной казни. Ну а правительство северо-американских колоний с радостью приняло опытного моряка на службу. Опыт и профессиональные знания молодого человека оказались весьма ценными в становлении военного флота северян. Вскоре Джонс уже был помощником капитана флагманского корабля «Альфред». И наконец – капитаном быстроходного парусного шлюпа.

Судно Джона называлось «Рейнджер» (в переводе с английского – «странник, охотник»). Оно оправдало свое название в первом же походе к берегам Британии. Темной ночью в апреле 1778 года десант, высаженный Джонсом в порту Уайтхейвена, разгромил прибрежные склады и сжег торговые суда в гавани. Спустя несколько дней «Рейнджер» принял бой с британскими военными кораблями, вышел из него победителем и даже пленил одно из хорошо вооруженных вражеских суден. Не гнушался Джонс и охотой на торговые суда, по сути превратившись в обыкновенного морского пирата. Самым невероятным случаем в его каперской деятельности оказался захват каравана, состоявшего из 40 (!) английских торговых судов.

В августе 1779 года Джонс получил чин капитана Континентального флота и принял под свое командование 5 кораблей американско-французской эскадры. Успешные действия пиратского квинтета у берегов Британии и защита северного побережья Франции были отмечены французским королем Людовиком ХVI. Капитан Джонс лично из монарших рук получил золотую шпагу, усыпанную бриллиантами, и королевский военный орден Святого Людовика.

В Россию!
В 1785 году Соединенные Штаты приняли закон о запрете каперства. Успешный пират Джонс оказался не у дел. Уйдя в отставку, он поселился в своем доме в одном из богатых районов Парижа. Впрочем, ненадоло. Деятельная натура вечного авантюриста вновь не вынесла размеренности и спокойствия светской жизни.
Спустя три года, весной 1788-го, поддавшись уговорам российского посла при французском дворе, Джон Пол Джонс приехал в Санкт-Петербург. Это был период непрекращающихся русско-турецких войн за господство на Черном море, и новые южные границы страны нуждались в надежной защите. Только родившийся в Херсоне Черноморский флот состоял всего из 15 линейных кораблей и 25 фрегатов, не считая 2–3 десятков вспомогательных судов. России как никогда требовались опытные капитаны-ветераны морских сражений.

Бывший корсар стал херсонским казаком
Получив из рук императрицы Екатерины II патент на контр-адмиральский чин, Павел Джонес – так отныне звали его в России – прибыл в Херсон в распоряжение Григория Потёмкина. Уже на следующий день контр-адмирал был назначен командующим эскадрой парусных кораблей в Днепровском лимане.
Совместные боевые действия с эскадрой вела и Черноморская казачья флотилия под командованием Сидора Белого и Антона Головатого. Бывший корсар частенько посещал казацкий кош. Лихо пил горилку, потягивал трубку и, как истинный казак, не жалел себя в бою. Знатный чужеземец пришелся по душе казацкой вольнице. Здесь его нарекли Павлом и торжественно приняли в казаки.

В одну из темных ночей накануне решающей битвы облаченный в красный жупан и шаровары Джонес-Павел вместе с побратимами-казаками совершил успешную вылазку в самую гущу кораблей турецкой армады. А утром изумленные турки увидели на борту судна самого капудан-паши Эски-Гусейна свежую надпись на английском языке «Сжечь». В ходе двухдневного сражения 17–18 июня 1788 года превосходящие силы турецкого флота были разгромлены. Оставшуюся без поддержки и блокированную с моря Очаковскую крепость взяли штурмом.

Мемуары для потомков
Когда ликования по случаю серьезной победы на Черном море улеглись, императрица вызвала контр-адмирала Павла Джонеса в Санкт-Петербург. Вместе с наградой – орденом Святой Анны – ему предложили должность командующего Балтийским флотом. Впрочем, это назначение ему пришлось не по душе, и в 1790 году Пол Джонс вернулся в Париж, где всецело отдался литературной деятельности. Довольно скоро мемуары, вышедшие из-под пера корсара-адмирала, были изданы и стали достаточно популярны. Стоит отметить, что всемирно известные писатели, такие как Фенимор Купер, Александр Дюма, Герман Мелвилл и другие, впоследствии не раз обращались к ним при написании своих бессмертных творений.

Сам же Джонс в июле 1792 года был назначен консулом США в Париже. Однако спустя месяц вдруг неожиданно скончался в своем доме. Говорят, что умер он одетым в полную форму русского контр-адмирала с многочисленными наградами на груди и золотой шпагой, полученной от Людовика ХVI, в остывших руках.
Тело умершего адмирала положили в цинковый гроб, наполненный спиртом, и похоронили на одном из парижских кладбищ. В 1905 году, по инициативе правительства США, состоялось перезахоронение тела Джона Пол Джонса. В сопровождении почетного эскорта ВМФ США останки адмирала были перевезены на американский континент, где они обрели покой на кладбище военных моряков в городе Индианаполис.

Александр Захаров
«Субботний Выпуск».- № 04 (480).- 21.01.2011.- стр. 13

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.