on-line с 20.02.06

Арт-блог

22.12.2021, 11:41

Але згадати потім ріки ці і монохром засніженої крони, цю лінію рядка і оборони, цю риму, як троянду у руці.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Новости региона

24.01.2022, 14:16

Трьох херсонців відзначено державними нагородами з нагоди Дня Соборності України

24.01.2022, 13:54

До закінчення прийому заявок на конкурс «Театральна абетка» від херсонського театру Куліша залишився тиждень

24.01.2022, 12:01

Лекторіум "По науці з коктейлем у руці!" пройде в арт-просторі LINZA

Дому русской эмиграции - быть!


20.09.2005

Николай Близнюк

Его 84 – летнюю бабушку, построившую в Херсонской губернии образцовые экономии и порт Хорлы, революционеры растерзали и закололи штыками. Его дядю Фридриха, создавшего знаменитый на весь мир заповедник «Аскания–Нова», большевики сгноили в тюрьме. Его отец, богатейший на Юге России помещик, чудом спасся и в одной рубашке бежал в Германию, где вскоре умер. Его мать из рода великих флотоводцев России адмиралов Епанчиных перебивалась на чужбине с хлеба на воду. Его, мальчонку, восторженно мчавшегося в порт Ниццы встречать советские корабли, матросы обзывали «эмигрантской сволочью» и гнали взашей.

А он всю жизнь любил Россию. Он помог перенести на Родину прах великого Федора Шаляпина. Вместе с Юлианом Семеновым он создал международный комитет по возвращению ценностей в Россию. На свои деньги купил на аукционах и подарил нам картины Репина, Коровина, Бенуа, архивы Тургенева, Достоевского… А все потому, что наследственный кодекс чести русских аристократов Фальц-Фейнов требует прощать причиненное зло.

И справедливость восторжествовала. Его принимал президент Путин в Кремле, его наградил орденом Сергия Радонежского патриарх Алексий II.

На днях барон Эдуард фон Фальц-Фейн передал часть архивов и некоторые вещи из своего знаменитого Русского дома в Лихтенштейне создаваемому в Кисловодске при музее «Дача Шаляпина» первому в России Дому русской эмиграции.

Эту миссию по поручению барона, которому 14 сентября исполнилось 93 года, исполнила его пресс-атташе, журналист и писатель Надежда Данилевич.

- Меня увлекли идеей создания музея русской эмиграции при даче Шаляпина, - призналась на встрече с общественностью элегантная женщина в белом костюме. - Не хочу оставаться в стороне. Чем смогу - буду помогать.

В Кисловодске прошла юность Надежды Витольдовны, здесь живет ее сестра, друзья. Именно от нее барон узнал о музее Шаляпина на Юге России, о создаваемом в городе – курорте Доме русской эмиграции.

Незаурядные способности и трудолюбие Надежды проявились еще в школе. Она прекрасно училась, ее обожали преподаватели литературы. Надежда читала стихи, занималась в художественной школе. Уехала в Москву, поступила в институт. Со студенческих лет будущий искусствовед работала в газете «Советская культура». И уже тогда ее страшно заинтересовала тема вывоза за границу реликвий русских царей и аристократов в 20-х годах минувшего века.

Когда к власти пришел Михаил Горбачев, а Раиса Максимовна взялась патронировать Советский фонд культуры, возникло мощное движение за возвращение русских ценностей на Родину. И барон там был главным героем. То он покупает на аукционе и передает в Воронцовский дворец портрет Потемкина, то возвращает в Ливадийский дворец ковер, который персидский шах подарил на 300–летие династии Романовых. О Фальц-Фейне писали газеты, показывали сюжеты на центральных каналах ТВ. И вот Н. Данилевич командировали в Лихтенштейн, где живет барон, разузнать, что движет этим человеком, написать основательное интервью.

Надежда Данилевич не ограничилась газетной публикацией. В Кисловодск она привезла несколько экземпляров своей фундаментальной, великолепно изданной книги «Барон Фальц-Фейн. Жизнь русского аристократа». За те 10 лет, что собирала материал для книги, Надежда Витольдовна буквально влюбилась в род Фальц-Фейнов, готова часами с упоением рассказывать об этих немцах, ставших горячими патриотами России.

Фальц-Фейны были людьми социальными, высококультурными. В их экономиях трудились только вольнонаемные крестьяне и рабочие. Желающих устроиться на работу к этим помещикам было хоть отбавляй, поскольку больше нигде столько не платили, нигде не создавали таких хороших условий. А уж о заповеднике «Аскания-Нова», на содержание и развитие которого старший из шести братьев Фальц-Фейнов Фридрих тратил все доходы от своих экономий, по сей день идет слава. В те времена в мире было только три частных заповедника: в Англии, Голландии и России, у Фальц-Фейнов. Вокруг них вращалась вся научная элита мировой биологии. Николай II специально приехал в «Асканию-Нову». Увиденное так его потрясло, что император тут же пожаловал Фридриху дворянское звание.

За бесчисленными хозяйственными хлопотами добросовестного землевладельца находил время для духовной жизни и отец Эдуарда фон Фальц-Фейна Александр Эдуардович. Для него отдушиной была музыка. Причем помещик не только играл на рояле, но и сочинял. В дар от барона Надежда Данилевич привезла в Кисловодск сборник нот «Музыка русской усадьбы».

- Я делала интервью с князем Николаем Романовым – главой дома Романовых за границей, - рассказывает Надежда Данилевич. - Он мне сказал: «До 30-х годов мы сидели на чемоданах, думали, что вот-вот вернемся в Россию. Никто не верил, что это навсегда».

Страшным сном происходившее казалось Вере Николаевне Фальц-Фейн, урожденной Епанчиной. После смерти мужа на ее иждивении остались двое малолетних детей – Эдди и Таисия - и престарелые родители. Продала единственное имущество – роскошный дом в Ницце. Вырученных денег едва хватало на весьма скромное существование. Тем не менее в квартире Фальц-Фейнов время от времени собирался цвет русской интеллигенции: Рахманинов, Шаляпин, Дягилев, Лифарь.

- Я заходил в комнату, здоровался и убегал, - рассказывал сам барон в видеофильме, который показали участникам встречи на «Даче Шаляпина». – Для меня, 12-летнего подростка, велосипед был куда важнее, чем возможность послушать разговоры Шаляпина и Рахманинова.

Но врожденные ум, энергия, трудолюбие помогли Эдуарду и на чужбине добиться многого. Увлечение велосипедом привело к тому, что эмигрант Фальц-Фейн стал одним из сильнейших гонщиков Европы, чемпионом Франции. Его взяли в известную спортивную газету, направили в качестве журналиста- международника в Берлин на Олимпиаду 1936 года. Получив гражданство в Лихтенштейне, он сразу после войны организовал в великом княжестве, расположенном в самом центре Европы, туристическую индустрию, стал «королем сувениров». Но память о России никогда не застилали сиюминутные заботы.

Свою усадьбу в Лихтенштейне Фальц-Фейн назвал «Аскания – Нова», превратил ее в Русский дом, где на каждом шагу все дышит воспоминаниями о той, ушедшей России. Федор Федорович Шаляпин, сын великого певца и замечательный киноактер, часто приезжал из Рима в этот дом, привозил архивы отца. Дни напролет они с Эдуардом предавались воспоминаниям, разбирали бумаги, решали, кому передать те или иные бесценные документы. У Федора на советскую Россию была обида, но Эдуард убеждал его, что нынешние советские люди не виноваты в том, что творили их деды. И убедил. Федор Федорович вместе с Эдуардом Фальц-Фейном и Юлианом Семеновым подписал обращение к мэру Парижа с просьбой разрешить перенести прах его отца в Москву. Он же незадолго до смерти привез Фальц-Фейну целый мешок писем и документов из своего архива. Большинство из них попали в Московский и Санкт-Петербургский музеи Шаляпина. Оставшееся Надежда Данилевич уговорила отдать в Кисловодск.

- Этот дар очень важен, он заставит еще активнее работать над созданием музея русской эмиграции, - сказал присутствовавший на встрече замминистра культуры СК Владимир Лычагин.

Идею создать в Кисловодске Дом русской эмиграции Владимир Маркович считает крайне актуальной. И более подходящего города, чем Кисловодск, трудно найти. Ведь большинство из тех великих деятелей культуры, что посетили в начале прошлого века курорт на кислых водах, затем оказались в эмиграции. Вся проблема в том, чтобы убедить федеральное министерство культуры выделить средства для скорейшего завершения реставрации второго корпуса «Дачи Шаляпина», где и предполагают разместить музей эмиграции.

Надежда Данилевич и директор «Дачи Шаляпина» Лидия Бурдина рассказали на встрече о своем недавнем открытии: оказывается, между Фальц-Фейнами и Кисловодском есть и прямая историческая связь. Сводный брат Эдуарда, сын Александра Фальц-Фейна от первого брака Александр во время Первой мировой войны добровольцем ушел в русскую армию, стал летчиком – асом, совершил немало подвигов. Но однажды его все – таки сбили. В австрийском плену Александр заболел туберкулезом. Безнадежно больного его обменяли на австрийского офицера. По совету специалистов мать привезла своего единственного сына в Кисловодск, в военный госпиталь, который располагался на Имерской улице (ныне Коминтерна). К сожалению, лечение и операция не помогли. Похоронили Александра в родовом имении Фальц-Фейнов «Аскания-Нова». Несомненно, когда барон Эдуард узнает об этом факте, его интерес к Кисловодску значительно возрастет.

Под занавес встречи на «Даче Шаляпина» директор музея вручила Надежде Данилевич знак и удостоверение мецената.

"Ставропольская правда"
http://www.stapravda.ru/2005/09/20/2005-09-20-03.shtml
 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.