on-line с 20.02.06

Арт-блог

05.04.2019, 09:39

Апрель-2019

Апрельская прогулка (Ю. Визбор) Есть тайная печаль в весне первоначальной, Когда последний снег мне несказанно жаль, Когда в пустых лесах негромко и случайно Из дальнего окна доносится рояль. И ветер там вершит кружение занавески Там от движенья нот чуть звякает хрусталь Там девочка моя, еще ничья невеста, И грает, чтоб весну сопровождал рояль. Ребята, нам пора, пока мы не сменили Веселую печаль на черную печаль. Пока своим богам ни в чем не изменили, В программах наших душ передают рояль. И будет счастье нам, пока легко и смело Т а девочка творит над миром пастораль, Пока по всей земле, во все ее пределы Из дальнего окна доносится рояль.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новости региона

24.04.2019, 09:19

Відбувся ХХV ювілейний Всеукраїнський конкурс читців Шевченка

10.04.2019, 15:08

Епоха Вацлава Мошинського. Пам'яті Майстра

21.03.2019, 10:20

У Херсоні безкоштовно покажуть сучасне українське кіно

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > «Древесно-керосиновый голод»

«Древесно-керосиновый голод»

Война 1914 года стала серьезным испытанием для херсонских обывателей. Особенно - в первую военную зиму, когда в значительной мере сократились поставки в город таких необходимых в это время года энергоносителей, как керосин, дрова и уголь

Пять дизельных двигателей, установленные в помещении городской электростанции и имевшие запас топлива, на первых порах продолжали вырабатывать электрическую энергию для освещения квартир богатых херсонцев, ряда учреждений и центральных городских улиц. А вот нехватка керосинового топлива, обычно доставлявшегося на главную нефтяную станцию в Херсоне из Батума (ныне Батуми - город-порт в Грузии) нефтеналивным судном «Луч» Русского Общества Пароходства и Торговли, погрузила окраины города, где еще сохранилось уличное керосиновое освещение (800 фонарей), и дома несостоятельных обывателей во тьму.

Нефть и электричество
Перебои с доставкой керосина в Херсон начались после 16 октября 1914 года. Тогда под покровом ночи два турецких миноносца вошли в гавань Одессы и хладнокровно расстреляли находившиеся у причалов суда. А по свидетельствам капитанов пароходов, курсировавших по маршруту Херсон - Одесса, в Днепро-Бугском лимане появились плавучие мины. Впрочем, у товарищества «Бр. Нобель», которому принадлежала большая часть кавказских нефтяных скважин и перегонных заводов, был резервный путь доставки керосина - железная дорога. Но с началом войны предпочтение в перевозках отдавали в первую очередь стратегическим военным грузам. А посему доставку топлива в Херсон приходилось ожидать месяцами. Нападение турецких судов на соседний город заставило херсонских обывателей более серьезно воспринимать далекую, проходившую на западных окраинах империи войну.

Вследствие появившихся проблем с доставкой топлива стала расти его стоимость. Но несмотря на существовавшие проблемы, херсонскому самоуправлению некоторое время удавалось сдерживать подорожание топлива для городского потребителя. Вместе с тем в Херсоне был обьявлен строгий режим экономии энергоносителей. Сначала ввели лимит на электроосвещение улиц. И если до войны 222 дуговых фонаря и 27 фонарей с лампами накаливания горели на улицах города практически до рассвета, то теперь ночных фонарей стало значительно меньше. То есть недолго радовались жители Мельниц и Забалки, где буквально месяца за два-три до начала войны появились первые электрические фонари. К тому же уже к началу ноября 1914 года было получено известие о введении налога на электроэнергию. Стоимость электричества для частных абонентов городской электростанции должна была возрасти не менее чем на 13%, для промышленных абонентов - на все 40%.

Что и говорить, в этом случае обыватели начала XX века, не знавшие еще никаких массово потреблявших электроэнергию приборов, кроме ламп накаливания для освещения помещений, были в более выгодном положении. Впрочем, о выгодах здесь говорить явно неуместно, ибо, кроме прочего, вдруг выросли цены на нефть, и был введен 30-копеечный государственный акциз на каждый ее пуд. То есть отныне электроэнергия для ее потребителей стала весьма дорогим удовольствием. (В 1915году налогом обложили владельцев не реквизированных на нужды фронта авто. Затем, немного позже, 10-рублевым налогом обложили всех владельцев телефонных аппаратов). По расчетам, произведенным местным инженером Красных, затраты на уличное освещение и освещение присутственных зданий в Херсоне уже к концу ноября 1914 года возросли настолько, что вместо прежних 19125 рублей город ежегодно должен был тратить на эти нужды не менее 92325 рублей! При любом раскладе - сумма весьма внушительная. К тому же средств в нищей городской казне всегда не хватало...

«Керосиновый голод»
Городское руководство решило убить одним выстрелом двух зайцев - наказать зарвавшихся местных торговцев и слегка подправить горбюджет. В прессе появился ряд обязательных постановлений, подписанных херсонским губернатором бароном Николаем Гревеницем. Коими «уличенные в искусственном повышении цен на предметы первой необходимости торговцы подвергаются аресту в тюрьме до трех месяцев или штрафу до трех тысяч рублей». Конечно, три тысячи рублей штрафа - это было круто! В некоторых случаях равносильно полной ликвидации торгового заведения. Но не стоит сбрасывать со счетов военное время и, как было сказано в одном из таких постановлений, «нанесение бюджету обывателя значительного урона». В этом случае даже фальсификаторы продуктов питания на местных рынках обходились более мелкими штрафами - всего в 300-400 рублей. Для многих торговцев и подобная сумма казалась весьма огромной, а посему они предпочитали отсидку в тюрьме.

Справочный список цен на продукты и товары первой необходимости, утвержденный губернатором, публиковался в местной прессе и носил форму обязательного постановления. Так, в октябре 1915 года цены на энергоносители в Херсоне были утверждены следующие: «Уголь: древесный грабовый I сорта - 1р. 60 к. (пуд); грушевский без доставки - 55 к., с доставкой - 57 к. Керосин: кварта 17 коп., 1 фунт - 6 1/2 к. Дрова: вербовые 3 арш. без доставки - 44 руб. саж.; сосновые - 3 арш. без доставки 70 руб. саж. (Аршин - 71,12 см, кварта — 0,946л, фунт — 453,5г.- А.З.)». Но даже при жаловании в 400-500 рублей в год, без «квартирных», лишнюю сажень сосновых дров для отопления вряд ли кто смог бы себе позволить.

В 1915 году Херсонское губернское акцизное управление получило материалы для осуществления проекта министерства финансов о расширении применения спирта для технических надобностей. Смесь спирта с бензином фабриковали в новое спиртовое моторное топливо, которое планировали продавать в качестве горючего для автомобильных двигателей по цене 3 рубля за пуд. Правда, в свободную продажу новое топливо не поступало. А для его приобретения надо было еще иметь авто, а к нему уже соответствующее разрешение. Ибо весной 1915 года автомобили и мотоциклеты частных лиц, признанные годными, должны были быть переданы военному ведомству. Впрочем, для применения в бытовых целях эта смесь вряд ли подходила. В то же время фирма «Бр. Нобель» обратилась в Херсонскую управу с просьбой установить цену на керосин в 2 р. 30 коп. и нефть в 1 руб. 10 коп. за пуд, считая текущие цены убыточными. Управа, воевавшая за каждую копейку и всеми силами пытавшаяся сдержать взлет цен, отказала. Тогда фирма закрыла свой склад, вызвав в городе «керосиновый голод». В связи с этим городская управа вынуждена была отказать губернской земской управе, ходатайствующей об отпуске нефти для нужд больницы в Херсоне.

Дров и угля уже не хватает...
Вместе с «керосиновым голодом» зимой начинались проблемы с углем и дровами. «Призрак холода не менее ужасен, чем недоедания. Городу следовало бы, не дожидаясь, приступить к практическим мерам для приобретения дров и угля и открытия дровяного склада. Другого решения быть здесь не может», - писала в те дни газета «Родной край». Впрочем, уголь и дрова были в основном прерогативой пароходств, присутственных мест, различных учреждений, школьных заведений и обеспеченных горожан. В местной прессе можно найти подтверждение тому, что пароходам катастрофически недоставало угля. Порой, чтобы дотянуть до порта назначения, приходилось рубить и сжигать в топке деревянные части судовой надстройки...

Для городской бедноты уголь и дрова были не по карману. Ну разве что втихаря добудет кто не слишком громоздкое дерево где-то на окраине Казенного сада (сейчас - в Шуменском микрорайоне). В основном же использовали для отопления солому или камыш. Правда, чаще солома была в дефиците. Другое дело камыш, которого по берегам Днепра и его притоков было великое множество. Городская управа сдавала участки речных плавней для заготовки камыша по чисто символической плате бедным обывателям. Причем из пяти заготовленных ими пучков один отходил в пользу города. Таким образом создавали "Стратегический» запас топлива. Его обычно обращали в помощь малоимущим, а излишки продавали. Три городских склада камыша - на Соляной пристани, Карантинном острове и Военном форштадте - отпускали топливо по цене 7 копеек за пучок. Но уже в январе 1915 года цену на камыш подняли более чем в два раза (16 коп.) и в одни руки отпускали уже не более 25 пучков камыша.

Продолжение темы - в следующем номере

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №5 (688).- 29.01.2015.- стр.13

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.