on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.06.2019, 09:22

июнь-2019

Червень Червоні барви і зелені, Де червень з фарбами ходив. І літо проситься у жмені – Рясною стиглістю садів. І ластовиння на обличчя, емов метелики, сіда. А літо далі, далі кличе, Де навіть стежка – золота… Володимир Верховень  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Новости региона

19.06.2019, 09:41

Нічний кінофестиваль в центрі Херсона

10.06.2019, 14:37

«Травнева ніч» у червні

06.06.2019, 11:13

У Херсоні відбудеться прес-конференція організаторів І Херсонського Морського Фестивалю імені Джона Пола Джонса

> Персоналии > Музыка > Рывкин Семен > «“Дядька, а ты, часом, не из милиции?” – спросили меня мои первые ученики...»

«“Дядька, а ты, часом, не из милиции?” – спросили меня мои первые ученики...»

Руководителю оркестра и диксиленда Херсонского Дворца детского и юношеского творчества, заслуженному работнику культуры Украины Семёну Рывкину 29 октября исполняется 80 лет. Возраст солидный, выражаясь официальным языком – «пенсионный». Но глядя, как Семён Николаевич бежит – по-другому не скажешь – на репетиции во Дворец, понимаешь, что годы – они только в паспорте… Ко дню рождения Рывкина 30 октября в облмуздрамтеатре состоится большая концертная программа, будут многие его ученики, в том числе и «первенцы». К слову, в сентябре оркестру Дворца, в котором они когда-то играли, исполнилось 55 лет.

На репетицию — с папиросами
В 1955-м Семён Рывкин, окончив вечернюю школу в родном Николаеве и провалив экзамены в Одесскую консерваторию (вернее, три предмета сдал на «отлично», но о четвёртом – «Гармонии» – и не слышал никогда), приехал в Херсон, поступил в музучилище. Прогуливаясь по городу, увидел вывеску – «Дворец пионеров» и предложил его директору создать духовой оркестр. Будущих виртуозов Рывкин «вылавливал» где придётся. Ему было 25 лет, самым старшим из набранных им «дарований» – 14–15.

- Иду по парку, смотрю – шпана, класс 5 – 6-й, папиросы «шмалит». Говорю: «Пацаны, есть хорошее дело!» «Шо там?» – вальяжно отвечают. Я рассказал о наборе в оркестр. «Дядька, а ты, часом, не из милиции?» – спросили меня мои будущие первые ученики, – с улыбкой вспоминает Семён Николаевич. – Пригласил их во Дворец. На следующий день пришли – в окно заглядывают, дымя папиросками. Говорю, заходите, только без курева. Побыли они на репетиции (в оркестре уже было несколько ребят) – «Ой, мы так играть не сможем…»

Однако вскоре «пацаны», которые до того в свободное от школы время слонялись по улицам, стали прилежно заниматься, отбросив «крутые» замашки вроде курения и козыряния непечатными выражениями. Ещё и друзей своих в оркестр привели. Так что вскоре его руководителю пришлось усаживать ребят за инструменты в порядке очерёдности: самые талантливые и старательные «дудели» в первую очередь – конечно, каждый старался оказаться в их числе. Но никому из детей, желавших заниматься музыкой, Рывкин не отказывал. Потому сегодня о ребятах, которые за 55 лет прошли через оркестр, говорит: «Мы никого из детей не потеряли».

А тогда, в 1955-м, молодой Рывкин и его подопечные заявили о себе уже через пару месяцев репетиций: 7 ноября оркестр прошёл по улицам в праздничной колонне. И пошло-поехало... Через два года юные херсонцы уже маршировали по Крещатику – в столице проходил республиканский смотр детских духовых оркестров. Своё мастерство демонстрировали 26 коллективов, идя на расстоянии 20 метров, одновременно играя каждый свою программу. Если какой-то из оркестров сбивался – покидал колонну. Вчерашняя херсонская шпана отчаянно била в барабан и «выдувала медь», разбивая губы в кровь, но дистанцию прошла!

Сын полка
Каким образом Рывкину удаётся подбирать ключик к сердцу каждого ребёнка? Семён Николаевич говорит, что секрета у него теперь нет. Главное – любить свое дело и отдаваться ему всей душой: дети это чувствуют и ценят.
Вот так же «со всей душой» 13-летний Семён в Великую Отечественную сбежал из дому помогать бить фашистов. Война застала мальчишку в пионерлагере, куда его взяли на всё лето в качестве горниста. В молодости отец Рывкина со своими братьями эдаким семейным оркестром по всей округе играли на свадьбах. Женившись, он переехал в Николаев, работал на судозаводе, играл в заводском оркестре и брал с собой сынишку. В 6 лет тот стал упражняться на трубе, через несколько лет уже отлично играл. С началом войны Семёна с мамой эвакуировали на Алтай, где ребенок должен был ходить в школу...

- Какая школа, когда идёт война? По пути в эвакуацию я видел, как фашисты разбомбили эшелон с красными крестами, в котором были раненые, дети. Не мог забыть эту картину, – вспоминает Семён Николаевич. – Рядом с нами располагалась артиллерийская часть, которая готовилась к отправке на 4-й Украинский фронт. И я придумал себе «легенду»: отец на фронте, мать погибла под бомбёжкой, возьмите меня с собой – буду трубачом-сигнальщиком. Ведь в армии сигналы те же, что и в пионерлагере: подъём, отбой, тревога... Так и сбежал из дому. Мама всех на ноги подняла. А я дал телеграмму, только когда с частью отъехал далеко. О последствиях тогда не думал – мальчишкой был...

Тринадцатилетний Семён стал сыном полка. Победу его часть встретила в Черновцах, которые тогда были румынской территорией. Вскоре отец забрал «бойца» в Николаев. Рывкин пошёл работать на завод, играл в заводском оркестре. И с радостью согласился, когда ему предложили выступать в джазовом оркестре открывшегося после войны кинотеатра: можно было отдаваться музыке и смотреть американские музыкальные фильмы (отечественные снять ещё не успели). Тогда, видимо, и «окрепла» его любовь к джазу, дающему возможность импровизировать, дарящему ощущение свободы. Хотя в стране, в которой говорили, что «сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст», любить его порой было нелегко. Семён Николаевич вспоминает, как саксофонисты пытались за копейки продать «опальный» инструмент: считалось, что его форма напоминает знак доллара...

«Ты оставишь таких детей?!»
Но несмотря ни на что джаз жил. Уже в Херсоне Рывкин играл в джазовом оркестре одного из кинотеатров, после – в эстрадном оркестре ХБК. И о детях не забывал. Репетиции во Дворце пионеров заканчивались глубоким вечером, и на следующий день ребята снова спешили засесть за инструменты. Многие жили в коммуналках и упражняться дома не имели возможности, а у Рывкина можно было «трубить» сколько хочешь. Потому, когда нависла угроза, что Семёна Николаевича могут «сманить» в Москву, детвора тут же приняла меры. В конце 1950-х на гастроли в Херсон приехал московский цирк.

Дирижёру оркестра понадобилась срочная операция, без него музыканты разбрелись кто куда. Словом, Рывкину за пару дней нужно было собрать оркестр, разучить репертуар. Но он справился – и получил приглашение работать в Москве. Прознав об этом, детвора тут же поставила в известность маму Рывкина. А для неё работа в цирке означала кочевой образ жизни, отсутствие семьи. На следующий же день она приехала из Николаева к сыну: «Как?! Ты оставишь таких детей?!» Да и ребята, несмотря на уверения в том, что это всего лишь предложение, поставили вопрос ребром: или мы, или цирк...

Выбор Рывкина очевиден – да он и не мог быть другим. Семён Николаевич ни разу не пожалел ни об этом своём решении, ни об отказе от других предложений, которые, возможно, были бы выгодными, но не стали бы делом всей его жизни. И – предметом гордости херсонцев: оркестр и диксиленд Дворца детского и юношеского творчества давно являются визитной карточкой нашего города, они – победители многих всеукраинских и международных музыкальных фестивалей.

За 55 лет через оркестр прошли сотни, если не тысячи детей. Конечно, не все они стали звёздами в музыке, зато музыка осталась для них путеводной звездой, а уроки маэстро Рывкина – уроками жизни. Ведь он разговаривает с детьми на равных, не сюсюкая и не лукавя, на его занятиях можно беспрепятственно, если устал, отложить инструмент, подкрепиться – и с новыми силами отдаться музыке... Неудивительно, что когда в 2008 году у оркестра цинично украли все новые инструменты, первыми руку помощи протянули те, кто когда-то занимался у Рывкина, или их родственники – люди, нынче далёкие от мира музыки. Так было положено начало сбору средств на покупку новых инструментов.

Однако и многие «выходцы» из оркестра стали музыкантами. Игорь Тертычный получил титул лучшего кларнетиста-саксофониста России. Игорь Ятор является заместителем директора концертного зала «Россия» в Москве. Леонид Грабер руководит известным музыкальным коллективом «Доктор Ватсон»... А юный трубач Рома Куприянов, об успехах которого «Гривна» неоднократно рассказывала, теперь учится в музыкальной школе для одарённых детей в Харькове. К слову, нынешние «диксилендовцы» параллельно с занятиями у Рывкина учатся в музыкальной школе № 3.
...Всё в этой жизни преходяще, а музыка – вечна. С днем рождения, Семён Николаевич!

Татьяна Кирпа
«Гривна».- № 44 (825).- 28.10.2010.- стр. 12-13

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.