on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.10.2018, 09:00

Октябрь-2018

Почався жовтень Ну, ось і жовтень туманіє, Мов молоком залите все. На сході сонце рожевіє, Сюрпризи осінь нам несе У жовтім листі і в тумані, В холодній і важкій росі… Повсюди квіти полум’яні Пишаються в п’янкій красі. Та листячко в садку рідіє Летить додолу із гілля. Травичка де-не-де рудіє, У жовтім килимі земля… І буде дощик йти частіше Прийдуть на землю холоди… І стане сіро та сумніше, Що хоч із дому не ходи… Але ще будуть й дні погожі, І сонечко пошле тепло. Та дні тепер на миті схожі — Лиш встало сонце та й лягло… А ночі довгі, горобині Постукають до нас в вікно… Та це ще буде, а от нині Ще тепло й гарно все одно. Хоч жовтень вже і на порозі, Земля ще радістю цвіте. Простує осінь по дорозі, Сміється листя золоте… Надія Красоткіна

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Новости региона

22.10.2018, 16:02

В Херсоне южнокорейские художники презентую свои работы и сыграют на старинных инструментах

23 октября в выставочном зале ХОО НСХУ откроется выставка ...
22.10.2018, 15:56

В ноябре в Херсоне стартует литературный конкурс имени Николая Братана

Управление культуры Херсонского городского совета и Херсонская централизованная ...
22.10.2018, 15:46

Херсон боротиметься за статус молодіжної столиці України

Джаз без границ

В первом международном фестивале импровизации «Дети в джазе» для ребят 12-16 лет участвовали юные таланты трех стран – Норвегии, Японии и Украины. Нашу страну представляла всего одна одинадцатилетняя херсонская девочка – Полина Тарасенко. Елена Тарасенко, мама Полинки, призналась, что в этом году у них уже «сорвались» две поездки – одна в Аргентину, другая в Париж.
Организаторы аргентинского фестиваля приглашают детей со всего мира и проводят концерты у водопадов Игуасу – там красивейшие места. Собирают группы по 700-800 человек, и маленькие солисты выступают с таким огромным оркестром. И Полинку туда приглашали как солиста. Обещали принять там «как королей», но надо было самим оплатить авиабилеты. Другой фестиваль – в Париже, а там вообще участие за свой счет.

– Вы же понимаете, какие это для нас суммы. Мы обращались в разные фонды, но так никто и не откликнулся, – рассказывает Елена. – И когда мне позвонили с незнакомого номера и девушка, говорящая с акцентом, представившись норвежской журналисткой, сказала, что рядом с ней сидит Андре, директор музыкальной школы, и хочет пригласить Полинку в Норвегию на фестиваль, я как-то особо и не обрадовалась и не поверила. Тем более, что на август у нас уже были планы, и довольно неплохие. Мы по конкурсу попали в лагерь в Пуще Водице (под Киевом) для талантливых детей. Отобрали всего 180 человек, а подавали заявки – тысячи полторы. Обещали мастер-классы с известными музыкантами. А еще для Полинки Киев особо привлекательный город – все родные там. И когда та норвежка спрашивает: «Так вы приедете?», я вроде как растерялась, мол, не знаю, если получится... Она аж удивилась: «Вы что, не хотите ехать?! Это же для ребенка такой шанс! Вы понимаете, куда вас приглашают?!» Я отвечаю – да я не ломаюсь, я просто ничего об этом не знаю...

Уборщица английским не владеет
Оказывается, в Осло уже 26 лет проводится международный джазовый фестиваль. А в пригороде столицы Норвегии есть музыкальная школа, где детишек обучают джазовой импровизации. Такая школа есть и в Японии. Обе школы нашли друг друга по интернету и решили впервые организовать в рамках взрослого фестиваля – детский. Полгода шли переговоры и согласования, менеджер Томако специально приезжала в Норвегию из Японии, чтобы посмотреть, где дети будут жить, есть, репетировать и выступать. И все уже было договорено и согласовано, когда Андре случайно в ютубе увидел как Полинка играет на тромбоне All of me.

– Как только Полинка начала играть в Диксиленде у Семена Рывкина, я записывала их выступления (еще на первый допотопный фотоаппарат, с функцией видео) и выкладывала в интернете и подписывала – «Дворец», – рассказывает Елена. – Их уже около тридцати. А один раз она выступала в третьей музыкальной школе (где Полинка учится), я его так и подписала. Записи набрали разное количество просмотров – где 600, где 300. А эта – аж 8 тысяч. Именно ее какой-то шведский музыкант включил в свой плейлист, наряду с выступлениями известных джазистов. И люди, просматривая в интернете тот плейлист, попадали и на выступление Полинки. И Андре тоже так попал, случайно.

Начал Полинку искать. Сначала связался с Карлом, потом с другими джазистами, американцами, которые комментарии оставляли – но «эту девочку» никто не знал. В общем, каким-то непостижимым образом нашел телефон третьей музыкальной школы Херсона. И начал из Норвегии по нему названивать, пытаясь на английском объяснять, что он хочет. А за окном стоял июль, каникулы, в опустевшей школе только дежурные да уборщицы. Кто-то из них трубку берет, и понять ничего не может. Андре, как потом рассказывал, неделю их доставал. Потом понял, что не пробьется, нашел русскоговорящую девочку, журналистку, которая вышла замуж за норвежца и уже 13 лет там живет. У нее уже даже русский стал не такой чистый, говорит с акцентом. Но, благодаря ей, мы и нашлись...

Снимаю перед Андре шляпу
Елена была просто поражена организаторскими способностями Андре. Как потом стало известно, тот за очень короткий срок договорился в соседней мэрии, чтобы оплатили перелет «свалившихся как снег на голову» украинок – маленькой девочки и ее мамы. И все расходы норвежцы взяли на себя. Андре сам заказал билеты. И еще даже извинялся, что туда лететь с пересадкой, через Таллин. Зато обратно – уже прямым рейсом.
– Билеты купил, но мы же украинцы, нам еще туда визу нужно, – вспоминает с улыбкой Елена. – Фестиваль с 11 по 16 августа, а нам в посольстве собеседование назначили аж на 10 октября! Андре «поднял» и консульство Норвегии, и консульство Украины... В общем, за два дня до вылета мы получили паспорта с визами. Прилетели, а японцы следом за нами, часа через три-четыре.

Представляете, дети летели двадцать часов, с четырьмя пересадками и по пути потерялся весь их багаж! А это не просто одна сумка с вещами пропала. Это же джазбенд летел, 26 человек, и везли с собой и концертные костюмы, и инструменты! Мы прибывали в пятницу вечером, а в субботу, воскресенье и понедельник – подряд три выступления! И – вроде как никакой трагедии не случилось. Никаких криков, воплей, истерик – все очень спокойно и с улыбкой. Я снимаю перед Андре шляпу – за ночь поднял всех знакомых, наверное, по всей Норвегии, но ребят обеспечили инструментами. Четыре тромбона, четыре саксофона, бас, баритон, трубы... – на весь джазбенд... Потом, в течение недели, багаж японцев постепенно приходил. Но они уже улетали, а еще двух сумок с инструментами так и не нашли. Правда, они особо и не беспокоились – все было застраховано.

Мы побывали в раю
– Жили в Крогштаде, пригороде Осло, в той самой музыкальной школе. Городишко маленький, всего тысячи 2 жителей. Разбросанные дома типа фермерских хозяйств – больше похоже на село, чем на городок, – вспоминает Елена. – И очень крутая музыкальная школа. Мы там и спали, и ели, и концертировали – все условия созданы. И это – муниципальное здание.
Полинке и сам Андре аккомпанировал, и разные дети. У них были джас-сейшены, показывает, например, Андре пальцем: ты, ты и ты на сцену, играете это. И дети – играли. Нас так Семен Рывкин приучал – разбудят, поставят, скажут: «Играй это» и должен играть.
Спрашивала: «Полинка, тебе страшно?» А она: мама, это то, что я хотела делать. Да и страх на сцене у нее пропадал – это тоже Семен Николаевич приучил. А ведь бывало, перед первыми выступлениями она плакала. Иногда накануне вообще не могла заснуть. А на прошлом фестивале в Запорожье атмосфера была такая тягостная, колючая, как кинжалы в воздухе летали – родители друг на друга косились, не здоровались, как враги. Жюри – тоже, как правило, привозит своих воспитанников... А мы были без Семена Николаевича в тот раз, очень тяжело было.

Здесь же все по другому – все друзья и братья. Полинка от счастья прямо из юбки выпрыгивала. А на последнем концерте присутствовал консул Японии, все дипломатические службы, и мэр соседнего города Шая – его власти, как я поняла, и спонсировали наш приезд. Я говорю, Полинка, ты ж глазки построй. И она, конечно, постаралась: как пошла «стрелять» глазками! К нам подходили и мэр города Шай, и украинский консул. Мэр сказала, что наш приезд был полной неожиданностью – с японцами уже вроде как была договоренность, а потом Андре прибежал – будет еще Украина. Какая такая Украина, откуда она взялась? Тем не менее, поблагодарил и сказал, что был рад слышать, как Полинка играет. Очень приятная, классная атмосфера была. Детки буквально раскрывались, и уровень выступлений рос от концерта к концерту.

Норвежцы играли, в основном, в направлении фьюжн, имитировали различные звуки. Вначале, честно говоря, было непонятно и немного скучно, а потом как растворяешься в этой музыке и хочется, чтобы она звучала все время – в кафе, на террасе, в маршрутке. Сидеть с закрытыми глазами и слушать ее бесконечно. А японцы наоборот – сразу же зажигали. Я думала, что они такие спокойные, сдержанные, со скрытыми эмоциями. А они сразу как врезали! И менялись, как наши дети у Семена Николаевича... И норвежцы поразили – и свистели, и кричали, сразу видно, что нравится. Язык общения был английским. Но детям это абсолютно не мешало. Когда звучала музыка, слов не надо было.

А вокруг все так зелено, красивые игровые детские площадки, лошади пасутся. И машин я почти не видела. Люди живут на этом хуторе, а работают в Осло. Но предпочитают пользоваться общественным транспортом – он у них ходит строго по часам. Маленькие поезда сразу вписываются в систему метро в городе. И поразили муниципальные желтые велосипеды. Их можно спокойно взять на одной стоянке, доехать до нужного места, и оставить там, на такой же стоянке – как тележки в супермаркете. Там чувствуется, что ты – член сообщества, которое, действительно, думает, заботится о тебе, и есть все социальные гарантии.
В аэропорт нас на своей машине отвозил папа одного из учеников музыкальной школы. Увидели вдалеке королевский дворец. Я и спросила, как они относятся к своему королю. Он чуть руль не бросил и не начал кланяться: «О, мы очень любим своего короля!» И так искренне, с такой любовью это сказал, что мне и смешно и стыдно стало. А потом думаю, Господи, если б мы своего Президента хоть чуток бы так любили...

Ирина Ухварина
«Вгору».- №36 (519).- 06.09.2012.- стр.6

http://www.vgoru.org/index.php/all-news/culture/item/398-jazz

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.