on-line с 20.02.06

Арт-блог

03.10.2017, 09:12

Октябрь-2017

И вот октябрь за окном, Ещё он дышит к нам теплом, Но вечера прикрыты пледом, Горит очаг, хрустят дрова, И солнце в гости лишь к обеду, И замирают в сон слова, Шуршат опавшею листвою, И лес багрянцем весь укрыт, Кроваво-жёлтой пеленою, Грибы призывно манят в лес, А утро паром рек встречает. Давно в полях гуляет вихрь, Остатки жатвы погоняя, И шум веселья в парках стих, В аллеях ветер лишь гуляет, И дождь-бродяга бьёт в окно, С весёлой дробью барабана, И небо серостью полно, И нет для света здесь кармана. Уныл октябрьский пейзаж, Но в гости ждём мы бабье лето, Природа-мать верни кураж, Услышь, ты, нашего совета...

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Новости региона

20.10.2017, 13:17

Юна генічеська артистка здобула перемогу у конкурсі

20.10.2017, 12:01

Херсонщина готується до ІІ Південного фестивалю «Книжковий Миколай»

20.10.2017, 11:56

На Херсонщині пройшов фестиваль «Козацький Грай»

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Экскурсии по улицам Херсона. Вдоль Потемкинской - от форштадта до бульвара. Часть 1

Экскурсии по улицам Херсона. Вдоль Потемкинской - от форштадта до бульвара. Часть 1

Рыбная площадь
Рыбная площадь, дававшая пристанище рыбному базару, была если не одной из достопримечательностей Херсона, то местом, где, несомненно, побывал каждый горожанин и не раз. Здесь, среди хаоса разномастных лавчонок, навесов, рундуков и ужасающей антисанитарии, издавна торговали богатством вод Днепра и его притоков – рыбой и раками. Как констатировали местные газеты начала ХХ века, «на рыбном базаре было много рыбы, около 50 возов. Только короп держался в цене, вся остальная рыба шла за бесценок».

А вообще цены на рыбу на херсонском рыбном базаре были для нас сегодняшних сродни фантастике. Как извещала газета «Югъ» в 1901 году: «Щука продавалась по 9 копеек фунт (453 г), лини – 10 коп., караси – 12 коп., судак – 12–14 коп., осетрина – 30–40 коп. Тюльку можно было купить за рубль пуд (16 кг). Раки продавались по 40–50 копеек за сотню».

Конечно, это не всё, что можно было в те времена купить в Херсоне. Как утверждала газетная реклама, покупателям в нашем городе в начале прошлого века были доступны: «Замороженная форель, сиги, лососина, стерлядь, осётры крупные на разрез и небольшие, штучные. Навага, снетки, угри, лобань. Кизлярские копчёные сельди-гиганты. Двинская сёмга, любительская лососина жирная и малосолёная. Донской осетровый балык. Теш и балык-белорыб. Отборные копчушки, матки и обыкновенные. Вобла копчёная, крупная. Ачуевские рыбцы, шемая, миноги нарвские весовые. Сельди королевские, керченские и дунайские». А ещё «икра зернистая, свежая, икра салфеточная в мешочках, икра ачуевская, икра паюсная темрюкская. Икра кетовая, свежая, зернистая, икра жереховая и пр.».

Интересно, сколько ещё наименований рыбных деликатесов скрывается за этим «и пр.»? Несмотря на постоянную нехватку средств в казне и огромные недоимки с арендной платы торговцев, в конце 1880-х годов городское управление занялось благоустройством рыбного базара, предварительно предложив городской думе занять в херсонском Общественном банке 48 тысяч рублей под залог городской недвижимости на Алешковской пристани и Привозе. Часть необходимых средств была заимствована из мостового капитала.

К переустройству базара приступили в начале 1890 года, однако, когда работы были в полном разгаре, в дело вмешалось губернское по городским делам присутствие, которое отметило нарушение городского плана новыми постройками на Рыбном базаре и постановило эти постройки убрать. Неизвестно, сколько «крови» пролил херсонский губернатор Олив, отстаивая строительство и требуя изменения старого городского плана, однако строительные работы возобновилось лишь в мае 1891 года. К концу того же года благоустройство Рыбного базара было завершено.

«Херсонский адрес-календарь на 1896 год» отмечал: «Изо всех возведённых на Рыбном базаре построек особенным благоустройством отличаются расположенные на так называемой Канатной площади и отведённые под торговлю хлебом, фруктами, молочными продуктами и под обжарку павильоны. (Похоже, с этого времени Рыбный базар теряет свою целевую направленность и становится универсальным. – А. З.). Рядом с ним, на собственно Рыбной площади, находится рыбный павильон и 5 открытых по сторонам навесов… Полы в павильоне и полки для торговли рыбой – бетонные. Для ежедневной обмывки полок и полов в павильоне устроен специальный водопровод… Перестройка Рыбного базара обошлась в 39250 руб., но не вся площадь приведена в такой относительно образцовый порядок, так как остались не замощёнными 2/3 всей площади – так называемый польский рынок».

Остаётся, пожалуй, лишь добавить, что ввиду дороговизны гранита, доставляемого для мощения улиц в Херсоне издалека, «пешеходная» часть площади Рыбного базара, как менее подверженная механическому повреждению колёсами телег, была замощена местным камнем. В 1914 году один из крупных торговцев рыбой, некто Крутокор, испросил разрешение у горуправы устроить на рыбном базаре бетонный бассейн-садок для содержания в нём живой рыбы. Вслед за ним подобные новшества стали внедрять и другие крупные торговцы. После установления советской власти, в 1920-х, Рыбный базар ещё больше утрачивает свой статус сугубо рыбного. И хотя рыбой здесь ещё продолжают торговать, большую часть его оккупируют торговцы сельскохозяйственной продукцией.

Место казни
В 1919 году, когда в город пришли деникинцы, на Рыбной площади в Херсоне состоялась публичная казнь группы красных подпольщиков. Среди них был юноша-гимназист Жорж (Георгий) Поляков, в прошлом – один из активных членов подпольной гимназической группы «Либерте». Вообще-то большевиком он не был, да и идеи «красных» особо не разделял. Тем не менее, будучи членом партии эсеров, помогал большевикам бороться против общего врага. Да ещё как! Конечно, ныне в чести иные герои, и даже улице Канатной, переименованной в советское время в улицу Полякова, ныне вернули её прежнее название. Тем не менее – вот всего лишь несколько эпизодов из короткой, но насыщенной событиями жизни юноши.

Желая испортить триумф белогвардейцам, захватившим Херсон, подпольщики готовились произвести покушение на жизнь главы деникинской контрразведки полковника Швачкина. Однако неумение обращаться со взрывными устройствами чуть не обрекло на гибель саму группу. Бомба разорвалась на квартире, где её готовили. По чистой случайности никто из заговорщиков не пострадал. Тогда выполнить задание – убить главного контрразведчика, да не где- нибудь, а в здании контрразведки на Дворянской улице, взялся Жорж Поляков.

Спустя несколько дней эффектная дама в пышном платье и с большим букетом цветов в руках прогуливалась перед зданием контрразведки. Часовые у парадного и представить себе не могли, что в образе дамы под распахнутыми окнами «опасного» учреждения гуляет в ожидании подходящего момента подпольщик Поляков. Момент! Букет вместе с бомбой летит в окно следственного кабинета. Взрыв, огонь, паника!.. Воспользовавшийся поднявшимся переполохом Жорж беспрепятственно удаляется… В начале октября 1919 года контрразведчикам удалось обнаружить и уничтожить большевистскую типографию, находившуюся в доме Ковалёвой, известной среди подпольщиков под прозвищем «Домночка». Ревком разработал план освобождения подпольщицы. Главным действующим лицом опять оказался Жорж Поляков.

В форме деникинского офицера в сопровождении переодетых солдатами подпольщиков он подъехал на экипаже к городской тюрьме, где по подложным документам получил арестованную Ковалёву, якобы для транспортировки в контрразведку. По стечению обстоятельств при освобождении Ковалёвой на тюремном дворе Жорж лицом к лицу столкнулся со своей матерью, незадолго до этого арестованной контрразведкой. Но ни мать, ни сын ничем себя не выдали. Эта мимолётная встреча с матерью в жизни Жоржа Полякова оказалась последней.

Чуть позже при помощи провокатора контрразведке всё же удалось взять Полякова и нескольких подпольщиков. 2 ноября 1919 года на Рыбной площади должна была состояться показательная казнь подпольщиков. Однако Жоржу Полякову невероятным образом удалось бежать – уже с места казни! Лишь помощь гимназистов-дружинников позволила белогвардейцам вторично задержать раненого беглеца. В тот же день приговор привели в исполнение. После смерти Жоржа Полякова остались его литературные опыты – рукопись «История русской революции» и несколько других произведений. Но все они не были изданы, потеряны и теперь уже никому не известны.

От базара до бульвара
Часть Потёмкинской – от Рыбного базара до Потёмкинского бульвара – была уже более оживлённой и цивилизованной в отличие от участка улицы, проходившего по Северному форштадту.

На этом отрезке Потёмкинской дома были посолиднее и побогаче. Скажем, дом, принадлежавший фон Талям, на котором поныне ещё видна вязь из первых букв фамилии, или дом, некогда принадлежавший городcкому врачу Роману Витвицкому на углу Потёмкинской и нынешней Театральной, носившей это название с 1927 года. Немного позднее в этом здании разместилось Херсонское мужское коммерческое училище Колесова, которое просуществовало здесь до августа 1920 года.

А ещё здесь находилась омнибусная контора с «гаражом», которая осуществляла багажно-пассажиро-почтовые перевозки между Херсоном и крупными населёнными пунктами юга – Одессой и Николаевом. Здесь же на Потёмкинской были расположены крупный склад марсельской черепицы и каретное заведение Карла Вагнера, занимавшееся ремонтом и изготовлением экипажей. С началом эры автомобилей в первые десятилетия ХХ века специалисты каретного заведения стали заниматься комплектацией и ремонтом автомобильных кузовов, благо в те времена кузова авто практически ничем не отличались от кузовов обычных карет. Кстати, поначалу первые авто доставались покупателям в виде рамы с колесами и двигателем, которые потом «дорабатывались» и укомплектовались в таких вот каретных мастерских.

В середине XIX века в числе главных транспортных артерий, по которым осуществлялись интенсивное движение, доставка грузов и товаров, Потёмкинская была замощена самым доступным для городской казны материалом – местным камнем-известняком. Однако, как оказалось, особой пользы подобное мощение не принесло. Очень скоро под колёсами экипажей и гружёных телег известняк превратился в мельчайшую пыль, покрывавшую всё вокруг. Как отмечали старожилы прошлого: «Тротуары в центральной части города, выложенные из плит известняка, скрывались под толстым слоем пыли». К концу XIX века главные городские транспортные магистрали, невзирая на дороговизну, стали мостить привезённым издалека гранитом.

В заключение сегодняшнего путешествия – несколько слов о переименованиях улицы. По-видимому, с самого начала планировки и застройки улица стала называться Потёмкинской. Подтверждением тому служит план Херсона 1855 года, на котором улица уже носила это название. В смутное время гражданской войны Потёмкинскую пытались переименовать в улицу Якова Свердлова (1919 год). Однако это название она носила всего-то пару месяцев и вскоре стала называться улицей Тараса Шевченко. Правда, вновь недолго. С установлением советской власти, к пятилетию революции, в 1922 году её переименовали в улицу Карла Маркса. В 2013 году этой исторической улице вновь вернули её первое название – Потёмкинская.

Александр Захаров
Источник информации

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.