on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.10.2019, 14:32

Жовтень - 2019

Пусть пасмурный октябрь осенней дышит стужей, Пусть сеет мелкий дождь или порою град В окошки звякает, рябит и пенит лужи, Пусть сосны черные, качаяся, шумят, И даже без борьбы, покорно, незаметно, Сдает угрюмый день, больной и бесприветный, Природу грустную ночной холодной мгле,— Я одиночества не знаю на земле. Забившись на диван, сижу; воспоминанья Встают передо мной; слагаются из них В волшебном очерке чудесные созданья И люди движутся, и глубже каждый миг Я вижу души их, достоинства их мерю, И так уж наконец в присутствие их верю, Что даже кажется, их видит черный кот, Который, поместясь на стол, под образами, Подымет морду вдруг и желтыми глазами По темной комнате, мурлыча, поведет...  Аполлон Майков  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Новости региона

08.10.2019, 10:24

Закінчився XIV Міжнародний фестиваль аматорського кіно «Кінокімерія-2019»

03.10.2019, 10:10

У «Gameplay: Фантастичні хроніки» грала херсонська молодь

03.10.2019, 09:49

Студенти училища культури пройшли «Шляхом сови»

> Темы > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > История культуры и краеведение > Экскурсия по улицам Херсона. Шесть названий одного парка

Экскурсия по улицам Херсона. Шесть названий одного парка

В предыдущих номерах «Субботнего выпуска» мы совершили виртуальное путешествие по одной из главных улиц старого Херсона, которая ныне носит название проспект Ушакова. Напомним, что это одна из первых улиц, появившихся в городе на заре его основания. Но даже через сто лет она походила более на неухоженный пустырь, чем на главный тракт, соединяющий город с внешним миром и делящий Херсон на две практически равные части

Оазис среди пустыря
Впрочем, был на этом обширном пустыре между Греческим предместьем и крепостью самый настоящий «оазис» – парк, заложенный по распоряжению Потёмкина в 1785 году. И не вина светлейшего, что первый парк не надолго пережил его основателя. После смерти князя, с началом упадка экономики города и смещения главных стратегических приоритетов в сторону соседнего Николаева, засыхавший без надлежащего ухода парк был вырублен, а на его месте устроен парадный плац, где маршировали расквартированные в Херсоне войска, а потом устраивали конные скачки – для развлечения горожан. Не одно десятилетие въедливая херсонская пыль, поднятая солдатскими сапогами и конскими копытами, витала над плацем.

В 1840-х северные границы площади были отмечены широкой древесной аллеей, протянувшейся от улицы Почтовой (проспект Ушакова) до валов крепости (ныне часть Перекопской). Аллея появилась благодаря инициативе гражданского губернатора Владимира Ивановича Пестеля, немало сделавшего для благоустройства Херсона – взять хотя бы засыпку болот между набережной и городом, досаждавших горожанам мириадами комаров и служившими рассадником болезней.

Впоследствии благодарные горожане по достоинству оценили деловые качества губернатора. Пожалуй, мало кому известно, но одно из первых названий проспекта Ушакова – Пестелевская. Чуть позднее, между 1850-м и 1855 годами, Пестелевскую переименовали в Почтовую. Именем же Пестеля нарекли посаженную по его инициативе уже упоминавшуюся здесь древесную аллею, ставшую бульваром.

Имя Владимира Ивановича сохранилось за этим отрезком улицы и после того, как в 1907 году крепостные валы были срыты, и Пестелевская, протянувшаяся по территории упразднённой крепости, соединилась с Базарной (ныне эти улицы являются составляющими современной Перекопской). После революции на фоне переименования херсонских улиц, носивших в своих именах «остатки памяти ненавистного прошлого», городские власти нашли мудрое решение в отношении этой улицы: теперь подразумевалось, что названа она в честь казнённого революционера-декабриста Дмитрия Ивановича Пестеля – родного брата херсонского губернатора, в сущности не имевшего к Херсону никакого отношения.

В таком несколько интерпретированном виде название улицы сохранилось до 1940 года. В 1940-м на карте Херсона появилась улица Перекопская. А именем теперь уже точно революционера Дмитрия Ивановича Пестеля была названа одна из самых маленьких тихих городских улочек, ограниченная территорией больницы «водников» и центральной аллеей нынешнего парка «Херсонская крепость» (до недавнего времени – парка имени Ленинского комсомола).

Как Денисовский стал Александровским
Граничившая с Пестелевским бульваром пыльная плац-парадная площадь никак не могла служить украшением города, поэтому в период вице-губернаторства камер-юнкера Дениса Карновича пыльное ристалище всё же было упразднено. В 1869 году распоряжением Карновича на месте этого огромного пустыря разбили аллеи и высадили молодые деревья. Спустя некоторое время здесь снова зазеленел парк, который стали называть Денисовским – по имени вице-губернатора (до недавнего времени – парк Ленина). Это название парк носил чуть более 10 лет. В тот период парк оставался всего лишь молодой ухоженной рощицей, без привычных нам аттракционов и развлечений, куда по весне горожане ходили «дышать воздухом» и собирать фиалки. Единственное, что дошло до наших дней лишь с небольшими изменениями, так это его размеры и сохранившаяся лучевая планировка.

В 1879 году вся империя готовилась к 25-летию царствования реформатора и «освободителя» императора Александра ІІ. Не оставалось в стороне от проявления «верноподданнейших чувств» и местное херсонское руководство. 29 января 1880 года на заседании городской думы было принято решение переименовать Денисовский парк в Александровский. О чём, несомненно, в связи с существовавшей тогда практикой император был извещён приветственной телеграммой.

Сколько лет парковому дубу?
Главной природной достопримечательностью парка в наше время является могучий дуб в его центре, на пересечении всех парковых аллей. Интересно, что разные официальные источники по-разному датируют время посадки этого могучего великана. Одни утверждают, что он посажен в период возрождения парка в 1869 году. Другие – в 1896-м, что совсем уж маловероятно, так как спустя всего лишь 20 лет, в период Гражданской войны, дуб уже именуют столетним.

Сохранилась старая дореволюционная открытка, изданная в начале ХХ века, с надписью «Херсон. Дуб в парке, посаженный Императором Александром 3-м». Изображённое на фото дерево совсем не «поражает воображение» своими весьма скромными размерами. В то же время в старых херсонских газетах конца XIX века доводилось встречать утверждение, что дуб этот был посажен в честь 25-летия правления императора Александра ІІ – вероятнее всего тогда, когда к этому событию было приурочено переименование парка из Денисовского в Александровский, то есть в 1880 году.

Страсть к переименованиям и пантеон героев
По официальной версии, парк название Александровский носил вплоть до 1927-го, когда его переименовали в Тарасо-Шевченковский. А первое советское переименование улиц и иных городских топонимов произошло уже в 1919 году. 12 апреля 1919 года Губисполком совета рабочих депутатов Херсона принял постановление за № 25 о переименовании улиц города. Тогда переименование также считали одной из главных составляющих успешного перехода к новой социалистической эпохе. По решению Херсонского губисполкома Суворовская стала улицей Карла Либкнехта, Говардовская – улицей Раковского, Потёмкинская и одноименный бульвар, расположенный меж губернской земской управой (ныне старые корпуса род-дома № 1) и городским театром, получили имя председателя ВЦИК Якова Свердлова.

Интересно, что первоначально, то есть в том же 1919 году, улицей Ленина ненадолго стала Витовская (в советское время – улица Горького, ныне Театральная). Тогда же переименовали и парк, ставший уже не Александровским, а Ленинским. Подтверждением тому служат херсонские «Известия» за 1919 год: «Тела павших воинов были вынесены с вокзала в сопровождении воинских частей местного гарнизона с оркестром музыки, партии коммунистов и друг. и принесены в ПАРК ИМЕНИ ЛЕНИНА, где были погребены под СТОЛЕТНИМ дубом».

Вообще, как оказалось, не так-то и просто было окончательно искоренить старые привычные названия. Уже в следующей заметке о похоронах под дубом очередного красного героя парк ошибочно назван Александровским. Созданный под «столетним» дубом пантеон красных героев просуществовал совсем недолго. Выбившие большевиков из Херсона деникинцы выбросили из могил останки, чтобы похоронить здесь своих героев. С их приходом парк продолжали называть Александровским, правда, снова недолго, потому что вскоре белых опять сменили красные…

В 1927 году, в связи с начавшейся в Херсоне советской украинизацией, парк Ленина переименовывают в Тарасо-Шевченковский, а спустя ещё 12 лет, в 1939-м, вновь возвращают ему имя Ленина. Очередное переименование коснулось старого херсонского парка уже в 2014 году, когда большинством голосов на сессии горсовета он получил вполне нейтральное и логичное название Городской парк. Но и это название продержалось недолго – с февраля 2016-го парк официально называют Шевченковским.

Гуляние в парке, всем дамам – цветы!
Конечно, лет эдак сто «с хвостиком» назад парк совсем не был похож на тот, который знаем сегодня мы. Во-первых, он стал более-менее походить на парк лишь к концу XIX века. Наконец в 1897 году по проекту местного архитектора Сварика в парке было построено помещение для эстрады и буфета, что, естественно, увеличило наплыв публики, желающей развлечений. Во-вторых, освещение парка. В начале ХХ века аллеи, как и раньше, освещались тусклыми керосиновыми фонарями, закреплёнными на высоких, до трёх метров, столбах. Первый электрический фонарь на центральной аллее парка появился только в 1909 году.

В-третьих, об асфальтированных дорожках и речи тогда не шло – дорожки были посыпаны мелким гравием, что совсем не сочеталось с тогдашней женской модой на длинные платья, порой украшенные «хвостами-шлейфами». Вот, к примеру, довольно яркое описание гуляний в Александровском парке, предоставленное местной газетой «Родной край» в 1909 году: «Несколько сот преимущественно молодых людей, гуляющих в кругу по узенькой аллее, кстати, скажем, освещённой электрическими фонарями, которые, вероятно, заставляют людей толпиться в узком кругу, подобно мошкам и комарам, летящим на свет. Что может произвести сотни три дамских шлейфов, хотя бы и не особо длинных, на небольшом пространстве, покрытом пылью? Разумеется, только пыль, да ещё какую!»

Парк был любимым местом времяпрепровождения горожан, возможно, ещё и потому, что был доступен для каждого кармана. Правда, и здесь порой проходили «платные мероприятия», скажем, вечера для сбора благотворительных средств в пользу малоимущих или какого-нибудь общественного фонда. Тогда в местных газетах появлялись объявления: такого- то числа состоится гуляние или вечер при участии оркестра добровольного пожарного общества. «Дамы при входе получат цветы бесплатно. Будет открыт буфет с напитками. Сбор поступит в пользу филиальных отделений Общественной библиотеки».

В-четвёртых, для защиты от коров и прочих «бродячих» животных первоначально парк был окружён глубоким рвом. Чуть позднее по всему периметру была установлена добротная ограда. Однако ров так и остался дополнительным препятствием для несанкционированного проникновения на территорию парка. В конце 1919 года на Рыбной площади (район Центрального рынка со стороны улицы Канатной, бывшей Полякова) белогвардейцы устроили показательную казнь 16-ти человек, в том числе и гимназиста, члена партии эсэров Жоржа Полякова. В феврале 1920 года, когда в городе была уже установлена советская власть, тела казнённых обнаружили засыпанными землёй во рву у парка, против дома Блажкова (ныне музыкальная школа № 1, улица Лютеранская, бывшая Кирова).

В-пятых, время посещения парка было регламентировано решением городской управы. В обычные, не праздничные дни, к 11 часам вечера сторожа выпроваживали посетителей из парка и закрывали на замки имевшиеся ворота, что вызывало недовольство жителей Военного форштадта, которые, следуя через парк, значительно сокращали расстояние между Греческим предместьем и Военным. К тому же на ночь в парке отвязывали злющих псов, не дававших никому спуска. Случалось порой, что сами псы вырывались на свободу в самый неподходящий момент вечернего променада, и тогда на следующий день в газетах появлялись гневные тирады участников «коллективного забега» с требованием «приструнить сторожей, распустивших собак».

Не знаю, как насчёт «парковых собак», однако добротная ограда, ворота, запиравшиеся на замок, и определённые часы для посещения городского парка сохранились в Херсоне и в более позднее советское время…

Александр Захаров

Источник информации

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.