on-line с 20.02.06

Арт-блог

13.05.2015, 09:45

May

Random photo

Voting

???

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Calendar

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

News

01.08.2015, 13:17

Crazzzy Days

13.05.2015, 09:52

den-evropyi-v-hersone---2015

> People > Visual art > Topunov Yurij > Просто жить -Херсонские рассказы-

 

Просто жить

из раздела "Легенды Греческого предместья"

-Миша, вставай, - он почувствовал запах душистого мыла, прикосновение  влажных губ и несколько капелек воды с непросушенных волос упали на лицо.
-Ну не надо, - пытаясь сохранить сладкую дремоту, проворчал он, - и не капай на меня, ты же знаешь как я не люблю…
-Я знаю, что ты меня любишь и больше ничего знать не хочу, - он даже через закрытые веки видел, как она, наморщив носик, приоткрыла пухлые губки и улыбнулся.  -Ну вот и проснулся, соня… вставай, мы же сегодня идём в гости.
-В какие ещё гости? – сон как рукой сняло, - не хочу я ни в какие гости…
-Но мы же пообещали Татьяне, что придём, - в голосе Наташки звучали капризные нотки и одновременно она игралась его губами, - и ты тоже не возражал…
-Я просто промолчал, - он вяло пытался освободиться от душистого плена, но она не отпускала и, навалившись всем телом, покрывала лицо лёгкими поцелуями.
-А ты же знаешь, что молчание и есть знак согласия… - аргумент прозвучал настолько убедительно, что Михаил решил не возражать, а воспользоваться ситуацией.  Он расслабился, как бы соглашаясь с ней, одной рукой нежно обнял жену, а другой тихонько потянул за полотенце, которым она обернулась, выходя из душа.
-Ах, ты коварный искуситель, - уже через мгновение билась она в его объятиях, - мне же нужно ещё привести себя в порядок… ну Мишенька… ну не нужно… ну погоди… - сквозь учащённое дыхание уже по инерции возражала она, но всё глубже и глубже погружалась в его ласки...

-Солнышко, ты долго ещё там? – он сидел в кресле уже практически одетый, только без пиджака, наброшенного на спинку стула, и читал газету, изредка поглядывая на жену, одетую в одну лишь комбинацию и колдующую у зеркала. – Достаточно уже, ты и так у меня красавица…
-А я не хочу быть «и так»... – Наташка как раз красила губы и поэтому произносила в словах только гласные звуки, - я хочу быть ого-го... Посмотри, как мне эта помада? -  и повернула к нему улыбающееся личико.
-Мне кажется несколько ярковато,  попробуй добавить немного тёмно-вишнёвого, - она знала, что Михаил не любит ярких помад и потому всегда немного поддразнивала его, нанося на губы первым слоем алую, которую потом гасила другой более сдержанного цвета.
-А такая я тебе больше нравлюсь? – она крутнулась на стульчике и посмотрела на него выжидающе строго.
-Ну ты вообще! - не смог скрыть восторга он.
-Я тебе не верю,  – гордо вскинув голову, произнесла Наташка, - но позволяю приложиться к ручке, - и протянула тонкую кисть, украшенную только обручальным кольцом, которую он церемонно поцеловал.
-Дорогая, уже можно вызывать такси? – спросил на всякий случай и улыбнулся.
-Я же ещё не одета! - она вскинула брови, как бы удивляясь бестолковости мужа и он, понимающе кивнув, снова уселся в кресло и погрузился в газетную трескотню.

Они, как всегда, опоздали и, когда вошли, гости уже сидели за столом, а по оживлению можно было судить, что выпито, как минимум, по второй. После короткой суеты, вызванной их приходом, Толик, муж Татьяны, начал разливать в рюмки водку, но взглянув на Михаила, поворчал:
-Мы конечно только коньяк? – тот согласно кивнул головой и глазами показал на принесённую бутылку «Таврии»,  - А наша смуглянка – только шампанское?
-Девочки, рекомендую, - оживлённо защебетала Наташка, - Миша из Крыма привёз шампанское завода «Новый Свет» и утверждает, что это вино считается лучшим!
Толик открыл бутылку и начал разливать в протянутые бокалы. Шампанское пенилось, перетекало через край и наполняло комнату ароматом, женскими вскриками и смехом. Потом он откупорил бутылку с коньяком и налил Михаилу.
-Кто ещё будет коньяк? – оглядел гостей и не увидев желающих обречённо вздохнул, - ладно, составлю тебе компанию, аристократ.
-А я не переношу коньяк, он клопами воняет, – вдруг выпалил парень, сидящий напротив, - предпочитаю водку!
-Jedem das Seine*, - прокомментировал реплику Михаил и поднял рюмку, собираясь произнести тост.
-Третий тост:  за тех, кто не вернулся! – парень явно желал произвести впечатление на женщин.
-Извини, дружище, - миролюбиво произнёс Михаил, - у нас по традиции третий тост всегда за дам, а потом уже всё остальное…
-А у нас всегда третий тост за боевых товарищей! – упорствовал тот, с вызовом посмотрев на него и опрокинул в рот рюмку, как бы призывая всех присоединиться к нему. Михаил промолчал, но поставил на стол рюмку и, взяв в руки нож и вилку, начал  вкушать изыски Татьяниной кухни. А они с Толиком расстарались, одних только холодных закусок было с десяток: и салаты, и заливная рыба, и селёдка под шубой, и яйца, фаршированные красной икрой, и тарталетки с «белочкой», и нарезка сыров и копчёностей…
-Миша, так мы ждём твоего тоста! – перекрывая стук ножей и вилок, воскликнула Оленька, стреляя в него глазками.
-Ну пожалуйста,  милый, -  шепнула Наташка и легонько погладила его по ноге.
И разве мог он ей отказать! Снова взяв рюмку и поднявшись, Михаил произнёс длинный тост о том, как женщины наполняют жизнь мужчин любовью и красотой, а так же, как мужчины должны это ценить и стараться отплатить любимым заботой и вниманием. Он видел, как по ходу спича, кто-то из дам толкал локотком своего спутника, акцентируя  внимание на сказанное, а кто-то просто смотрел широко открытыми глазами и кивал головой в знак согласия с каждым словом.
- Вот за вас, наши прелестницы, я и предлагаю выпить! – закончил он и пригубил маленький глоток коньяка. Все с оживлёнными восклицаниями последовали его примеру, а Наташка, ущипнув за бок, со смешком прошептала: «Дамский угодник!»
-А я бы сказал: бабский подкаблучник, - чутко уловив её шутку, мерзко гыгыкнул сидящий напротив.
-А вы не подслушивайте, - попыталась перевести в шутку супруга Михаила, - каждый живёт, как хочет да и внешность человека порой весьма обманчива…
-Да здесь невооружённым взглядом видно: сладенький мальчик – бабский любимчик! Михаил внимательно посмотрел на говорившего: обычный парень лет двадцати пяти с лицом, обрамлённым рыжеватыми бачками и  такими же редкими усиками над тонкой верхней губой, с бегающими узко посаженными глазами, одетый в светло-розовую катоновую рубаху, через ткань которой просвечивалась майка-тельняшка,  так же выглядывающая через расстегнутый ворот, а поскольку, сидел он возле Светки, можно было безошибочно определить, что это её последнее увлечение, причём, ещё более молодое, чем предыдущее. Он бросил взгляд на Светку, но та отвела глаза, как бы говоря – это ваше мужское дело и я здесь ни при чём.
-Что смотришь, язык в задницу провалился? - продолжал куражиться парень, которому Михаил не понравился с первого же взгляда и он пытался всячески его унизить в глазах дам, а больше всего, в глазах его потрясающе красивой жены.
-Послушайте, - сказал Михаил вкрадчиво вежливо, - вам не кажется, что в обществе дам следует выбирать выражения или вы совсем одичали в своих ВДВ?
-А ты что, меня хочешь вежливости поучить? – нагло ухмыльнулся парень, - я сам кого угодно могу научить… знаешь, как мы духов вежливости учили? Бросали в штаны гранату и закрывали двери в халупу, - и засмеялся, но никто не поддержал его смеха.
-А, так вы еще и в боевых действиях участвовали? –  и добавил, - Геройствовали, значит?
-Да, мы выполняли интернациональный долг, - заученно отчеканил тот, - а не отсиживались под юбкой у жены, как некоторые…
-Миша, не обращай внимания, давай уйдём, - голос Наташки звучал почти умоляюще, - давай не будем портить людям праздник…
-Давай,  иди, а то можно вывеску испортить! – парень наглел.
-Саша, что вы себе позволяете?! - возмущенно воскликнула Татьяна, - Светка, ты кого сюда привела?!
-Правда глаза колет?  Все вы здесь зажравшиеся тыловые крысы! Вас бы под миномётный обстрел…
-Пасть закрой! -  не дал договорить Михаил и в голосе его зазвучала сталь, - Идём перекурим, покалякаем… - он поднялся,  достал из кармана пиджака пачку «Winston» и направился к выходу на лестничную площадку.
-Ой, какие мы крутые, у нас «Winston»… «Приму» нам западло курить, - продолжая ёрничать и издеваться, Сашка вразвалочку направился вслед.
-Мишенька, я тебя прошу…- крикнула вдогонку Наташка, но он даже не обернулся, - ну и дура ты! – бросила она в сердцах Светке, - теперь молись, чтобы всё добром закончилось… для твоего придурка…
-Ой, ничего с ними не будет! – Светка аж сияла, оказавшись в центре внимания, - ну чуть почистят друг другу морды и всего только…
-Толик, а ты чего сидишь? – Татьяна была почти в истерике, - Он же Мишку убьёт!
-Сядь и замри, - тихо произнёс Толя, - Мишуня всегда знает, что делает!
В комнате воцарилась тишина, все прислушивались к звукам, доносящимся с лестничной площадки. Впрочем, звуков как таковых практически не было слышно, только отдельные тихие возгласы и лишь одна Наташка спокойно сидела и, пренебрежительно улыбаясь про себя, потягивала из бокала шампанское.

-Ну что, сморкач? –  обратился к Сашке Михаил, когда тот прикрыл за собой входные двери. – Как говорил мой друг, Петюня, за базар придётся ответить… Но у тебя всё-таки есть выбор: первый вариант - мы сейчас возвращаемся, ты извиняешься перед дамами и сидишь тихо, как вошь на гребешке;  второй вариант – ты извиняешься передо мной персонально и валишь отсюда со своей Светкой. Выбирай!
-Я тебе сейчас покажу, что выбирает десант, -  в голосе парня прозвучала угроза, - и тогда посмотрим, кто из нас сморкач.
Он сделал шаг вперед и нанёс удар, свидетельствующий, что в рукопашном бое он был троечником. Михаил, легко уклонившись нырком под руку, кончиками пальцев шлёпнул противника по подбородку, показывая тем самым пропущенный им удар. Но это не только не привело Сашку в чувство, а вызвало ещё большую ярость и он попытался нанести несколько беспорядочных ударов, от которых Михаил без труда ушёл, а, оказавшись за Сашкиной спиной, дал ему лёгкий подзатыльник и засмеялся:
-Ну может хватит руками махать? Если это всё, что ты можешь, то пошли извиняться перед дамами…
Когда Сашка повернулся, глаза его были налиты кровью, а на губах показались пузыри, выдавая состояние бешенства, что ещё больше развеселило Михаила.
-Ладно, можешь не извиняться и вали отсюда, - предложил он, - я так и быть сам извинюсь за тебя перед девушками и пришлю тебе Светку, чтобы утешила …
В ответ раздалось рычание и последовал удар ногой. Михаил мгновенно сделал шаг в сторону опорной ноги противника, левой рукой захватил вскинутую в ударе ногу и сильно дёрнул её вверх, а правой рукой нанёс резкий тычёк в грудь нападавшего, от которого тот опрокинулся назад и шлёпнулся, ударившись головой о бетонный пол. 
-Ну вот, мне ещё этого не хватало, он не только драться, но и падать не умеет, - грустно произнёс Михаил, наклонился над лежащим и прощупал пульс на шее, - слава Богу, максимум сотрясение, - и похлопал лежащего по щеке со словами, - давай-давай, вставай, пол холодный, простудишься,  а сам выпрямился и закурил.  Где-то через минуту, постанывая, поднялся и Сашка, глядя изподлобъя.
-Закуривай, - Михаил протянул ему пачку с сигаретами. Тот помедлил, раздумывая, но сигарету взял и подкурил от протянутой зажигалки. Какое-то время они молча курили, искоса поглядывая друг на друга.
-Карате? – кивнул головой в сторону Михаила парень.
-Нет, спецназ, - так же односложно ответил он.
-Афган?
-Бери раньше - Ближний Восток, Африка.
-Ни фига себе, - присвистнул Сашка, - а почему молчали? – он уже явно перешёл на «вы».
-А что,  нужно на каждом перекрёстке кричать? Понимаешь, мальчик, от этого дерьма нам до конца жизни не отмыться, - Михаил зло выругался и глубоко затянулся, как это делал когда-то, чтобы перебить запах крови. – Нужно с этим просто жить и стараться хоть кого-то сделать счастливым… Ладно, проехали! Пошли в хату, а то там ребята волнуются, - и видя, что Сашка в нерешительности топчется на месте, строго добавил, - нашкодил, имей мужество посмотреть людям в глаза. Идём, это приказ.

-Не понял, а здесь уже не наливают?! – шутливо закричал Михаил, когда они вошли в комнату, - Толик, почему манкируешь своими обязанностями? – и уже обращаясь ко всем, - Милые дамы, простите нас за небольшое недоразумение, мы снова всецело принадлежим вам! Правда, Саша? –  и тот виновато кивнул головой.
-Мишенька, вину искупают только тостом! – радостно затараторила Татьяна, - Я правильно говорю, девочки? – и все зачирикали, как стайка воробьёв в кустарнике.
-Чего хочет женщина, того хочет Бог, - улыбнулся Михаил и, подняв рюмку, произнёс виртуозный спич о кулинарных достоинствах хозяйки и её неувядающей красоте.
-Ты невыносим, – прошептала  на ухо Наташка, когда он уселся на своё место, - довёл таки Таньку до слёз! – и ещё тише, - Давай сбежим…
-Только после танца, который ты мне обещала, - и, увидев удивлённо вскинутые брови, улыбнулся, - не помнишь? А утром, после «ну Мишенька… ну не нужно…»
-Вот противный, - вспыхнула румянцем и рассмеялась, - ты думаешь, я что-то тогда соображала?!

Сидя в такси, несущемся через ночной город, и положив голову ему на грудь, Наташка тихо мурлыкала какую-то мелодию, а он задумчиво смотрел в лобовое стекло над плечом водителя. Неожиданно она затихла и, слегка закинув голову, внимательно посмотрела ему в лицо.
-Я тебя люблю, - тихо прошептала женщина, - хочу, чтобы ты поцеловал меня, - и тут же добавила, почувствовав, как он пошевелился, -  нет-нет, только не сейчас, а дома…
-Вот плутовка, - засмеялся Михаил, погружая губы в её душистые волосы.


 
*Jedem das Seine (нем)- Каждому своё
 

Leave a reply

Enter the number you see to the right.
If you don't see the image with the number, change the browser settings and reload the page