on-line с 20.02.06

Арт-блог

13.05.2015, 09:45

May

Random photo

Voting

???

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Calendar

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

News

01.08.2015, 13:17

Crazzzy Days

13.05.2015, 09:52

den-evropyi-v-hersone---2015

> Organizations > Theatre > Festival “Melpomena Tavrii” > Андрей Курейчик: Краду из жизни все что можно украсть

Андрей Курейчик: Краду из жизни все что можно украсть

Среди гостей последнего фестиваля «Мельпомена Таврии» можно было заметить одного очень обаятельного и открытого молодого человека, который не только с удовольствием смотрел спектакли и общался со всеми, но и был замечен в том, что постоянно что-то писал на своем ноутбуке.
А впрочем, что удивительного в том, что писатель пишет? Ведь это был не просто почетный гость - это был сценарист и драматург из Минска Андрей Курейчик.

Для тех, кому его имя пока что ни о чем не говорит (и это понятно: актеры всегда на слуху, кое-кого из режиссеров еще знаем, а вот драматурги зачастую из состояния «за кадром» вообще не выходят), думаю, достаточно будет просто назвать те фильмы, сценарии к которым писал Андрей: «Любовь-морковь» (обе части) «Юленька», «Ёлки», «Служебный роман. Наше время», плюс сериалы «Сёмин» и «Смертельная схватка». Кто-то посчитал, что к 30 годам (сегодня ему уже 31) Андрей Курейчик написал 25 пьес и инсценировок, которые были поставлены больше 50 раз в девяти странах мира. Кстати, и в нашем театре есть спектакль по пьесе Андрея Курейчика - «Осторожно, женщины!».

В 26 лет вышел первый фильм, снятый по его сценарию. В 21 его пьеса «Пьемонтский зверь» выиграла российский конкурс на лучшую современную пьесу 2002 года и была поставлена во МХАТе.
А началось все с того, что студент юридического факультета БГУ начал писать для студенческого театра…

- Андрей, почему человек, склонный к писательству, вдруг пошел на юриста?
- Наоборот получилось. Я сначала пошел на юриста, а где-то на 2-3 курсе начал серьезно писать пьесы для студенческого театра, и к 4-му курсу я понял, что это и есть моя стезя. Первую пьесу мы поставили в студенческом театре нашего университета, а уже третью поставил МХАТ имени Чехова. И уже после этого неудобно как-то было дальше заниматься юриспруденцией. Я университет окончил, получил диплом, положил его дома и больше никогда не возвращался.

- А до МХАТа-то как пьеса дошла?
- По почте. Я ее послал в конвертике из Минска, и через какое-то время мне позвонила женщина и сказала: «Сейчас с вами будет говорить Табаков Олег Павлович». Я не поверил - думал, розыгрыш какой-то. Но нет, это действительно был Табаков, он сказал:

- Приезжайте в Москву, мы будем ставить вашу пьесу. Вы когда-нибудь в театре работали или писали?
- Нет, - говорю, - я начинающий.
- Ну, приезжайте, приезжайте…

Я приехал, пьесу поставили, потом в театре Маяковского, потом в театре Пушкина в Москве, в Минске в национальных театрах - и все, уже стало понятно, что я занимаюсь именно этим. А потом через три года и кинопродюсеры предложили сделать кино - и получилось: комедия «Любовь-Морковь», и дальше пошло.

- Когда-нибудь жалели о том, что не получили какого-то специального образования?
- Я его все равно получил, читая очень много литературы, поэтому понимаю, что раз я пропустил формальную возможность получить образование, надо заниматься самообразованием. И в драматургии это возможно, потому что, по большому счету, это профессия, которая строится на анализе предыдущих пьес - классиков, хороших драматургов современных. Я много читал. И сейчас преподаю даже драматургию в двух университетах - вот так, как-то сам изучив этот предмет.

- Вы пишете для театра, для кино, для сериалов. Ко всем этим видам работы относитесь одинаково?
- По-разному, потому что я больше всего люблю театр. Там можно действительно заниматься искусством настоящим, там больше свободы творческой. Кино - это очень интересное занятие, но там ты находишься в постоянном взаимодействии с продюсерами, с режиссером, идешь на кучу компромиссов, ты должен все делать в срок… Это жесткая профессия - киносценарист, хотя приносит она гораздо больше денег. Она гораздо более высокооплачиваема, чем театральный драматург. Поэтому я пытаюсь сидеть на двух стульях - оставаться в театре, а работать и в кино. Кино и сериалы я свожу воедино, потому что сценарий один и тот же, по большому счету, просто объемы отличаются; в сериале чуть больше страниц, но отношение такое же, потому что ты должен очень серьезно относиться к своему продукту. Пока нравится и то, и то.

- При создании фильма мнение автора сценария как-то учитывают?
- Все учитывают. Это в театре так: написал пьесу, отдал в театр, и дальше театр ее производит. Ты иногда даже, так как все на расстоянии может происходить, так и не приезжаешь на премьеру и не знаешь, что ее сделали. В кино ты в постоянных совещаниях - с продюсерами, с режиссером, потом появляется художник, потом актеры… Ты все время находишься в общении с людьми, и этот продукт, по большому счету, совместный. Хороший сценарий - это некий общий результат работы.

- Говорят, что порой над сценарием работает не один сценарист, а целая группа...
- И это очень часто.

- У вас тоже есть такая группа?
- По сериалам. Потому что это большой объем, и надо все делать быстро. Да, я работаю с коллегами, у меня есть товарищ, с которым я работаю, мой друг, а иногда я могу привлечь и студентов своих и так далее. Потому что физические возможности человека ограничены, когда надо за 2 месяца написать 8 серий - ни один человек в мире не справится, разве что он будет писать по 24 часа в сутки, но качественно не сделает. На самом деле, надо распределять работу: кто-то придумывает сюжет, кто-то может писать диалоги, кто-то потом это воедино сводить… Все это технология, потому что кино, и особенно теле-кино - это вообще дикая индустрия, огромная, многомиллионная. Там уже сложились свои правила, и ты не можешь туда прийти со своим уставом: или ты эти правила принимаешь, или ты там не приживешься. Жестко.

Зато, поверьте, это очень хорошо оплачивается. Хотя бы. За все эти страдания - а это страдания, потому что продюсеры зачастую люди специфические, многие в кино слабо разбираются, потому что пришли из каких-то странных профессий - от бандитов до банкиров, - и, конечно, с ними мучения страшны. Вот в театре приятно. Александр Андреевич Книга или худруки театров - это все интеллигентнейшие люди с большим опытом, любящие театр, для них не так важен бизнес, сколько атмосфера, общение. В кино не так.

- Вы говорите, что в кино работа оплачивается больше. Но многие актеры - и украинские, и белорусские - жаловались, что они на съемочных площадках российских фильмов считаются людьми «второго сорта» и получают денег меньше, чем их российские коллеги. А драматурги?
- Я не меньше получаю. Потому что мне сразу удалось стартовать с известных фильмов. Пять моих полнометражных картин в прокате заработали 75 млн. долларов - это очень много для рынка СНГ. Поэтому я смог поставить себя. Я все равно вхожу в десятку сценаристов - там расценки всем известны. Но я знаю, что когда приезжают снимать на Украину или в Беларусь, это делается с одной целью - сэкономить. И, конечно, экономят первым делом на людях: на актерах, на обслуживающем персонале, на группе, - на всех. И это самое ужасное.

- Одна из последних ваших работ - «Служебный роман. Наше время». Не боялись браться?
- Боялся. Я отговаривал продюсеров: «Ребята, этот бой вы проиграете». И проиграли, действительно, потому что и по режиссуре, и по сценарию, который тоже переписывался много раз, и по всему - произошла какая-то странная ошибка. Нельзя такую человеческую историю, нашу историю, пытаться сделать голливудскими штампами - она разрушается. Брагинский и Рязанов сделали про нас кино. А эти продюсеры делают про американцев каких-то… Пусть и наши актеры играют, но история какая-то чужая. Я не люблю это кино. Я считаю, что это был заведомый проигрыш, потому что выходить против гениев со шпагой наголо неразумно…

- Ну и сам-то Андрей Курейчик не лыком шит…
- Не в этом дело. Я люблю оригинальные истории. Столько интересных сюжетов! Столько в жизни всего интересного происходит! Ну, зачем брать «Служебный роман» или «Иронию судьбы» и пытаться сделать лучше? Не получается.

- Существует же правило, что копия никогда не будет лучше оригинала…
- Никогда и не будет. Но я понимаю, что это дает деньги, потому что люди хотят сравнить - они идут, чтобы сравнить. Но сравнение тут не в нашу пользу.

- Вы молодой драматург, достигший больших высот. В чем же секрет вашего успеха?
- Сложный вопрос - драматургия. Это очень штучная профессия. Вообще, профессиональных драматургов на пространстве бывшего СССР всего несколько десятков. Их очень мало. Их фамилии в профессиональной среде всегда известны. Я думаю, конечно, все судят по тому, что ты пишешь - тут нельзя обмануть, нельзя уговорить. Если ты пишешь хорошо - это востребовано и публикой, и театрами, и кинокомпаниями. Это первое. Во-вторых, надо слушать умных людей. Потому что театру уже 2,5 тысячи лет, кино - гигантская индустрия, очень много опытных, умных людей. Если ты сразу пытаешься себя поставить отдельно от всего остального (вы все дураки, а я все придумал), - скорее всего, ты пролетишь мимо, как фанера над Парижем. И театр, и кино - это коллективное искусство. И должно быть интересно и актерам играть в твоей пьесе, и режиссеру ее ставить, и зрителям ее смотреть - а не только тебе одному ее читать.

- Сколько часов в сутки вы пишете?
- Я пишу 4-6 часов в сутки обязательно. Даже если фестиваль, все равно с утра сижу и пишу.

- На конференции директоров театров вы что-то писали на ноутбуке - работали?
- Да, я работал.

- Не секрет, над чем?
- Я работаю сейчас над военным, по-моему, интересным сериалом, который должны сделать для канала РТР. Летом его будут снимать, поэтому у меня нет времени все откладывать. Чтобы в июле был первый съемочный день, я должен сейчас написать.

- В Херсоне на фестивале вы впервые, расскажите о своих впечатлениях.
- Мне понравилось, что здесь нет никакого снобизма. Это очень правильно, потому что я был на многих европейских фестивалях, на кинофестивалях, где есть отдельные столы для продюсеров, отдельные для всего остального народа, а журналисты вообще должны стоять за ленточкой красной и ждать. Я не люблю такое разделение на касты. А здесь ты можешь к абсолютно любому члену жюри или любому гостю подойти, пообщаться - все свободно. Директор фестиваля абсолютно открыт для общения, и для всех здесь равные условия. Вот это мне больше всего нравится.

- К увиденному на сцене равнодушны не остались?
- Мне очень нравится, что диапазон разный - от моноспектаклей до очень больших спектаклей, от музыкальных до драматических. Было несколько спектаклей, которые мне очень понравились: Пермский театр «У Моста», румыны (спектакль «Фальстафф-шоу»), спектакль по Грину «Крысолов», очень понравился актер Сергій Детюк в моноспектакле запорожского театра… Много вещей мне понравилось.

- Надеюсь, эти впечатления найдут отражение и в творчестве.
- Конечно! Я все подсматриваю! Я страшный человек! Я краду из жизни все, что можно украсть.

Лариса Жарких
«Херсон маркет плюс».- №23 (281).- 09-15.06.2011.- стр.15
 

Leave a reply

Enter the number you see to the right.
If you don't see the image with the number, change the browser settings and reload the page