on-line с 20.02.06

Арт-блог

13.05.2015, 09:45

May

Random photo

Voting

???

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Calendar

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

News

01.08.2015, 13:17

Crazzzy Days

13.05.2015, 09:52

den-evropyi-v-hersone---2015

> Organizations > Visual art > Kherson regional museum of art by A. Shovkunenko > Да не оскудеет рука дающего

Да не оскудеет рука дающего 

« Не заблуждайтесь, граждане! Музей вовсе
не бесполезное собрание предметов роскоши и
суетности, служащее лишь к удовлетворению
любопытства. Надо, чтоб музей сделался школой
большого значения: преподаватели поведут туда
своих юных учеников, отец поведет туда сына,
молодой человек при виде произведения гения
почувствует, к какому виду искусства или науки
призывает его природа! »

Жак Луи Давид
( из обращения к членам конвента )

 

Традиция дарить музеям подарки стара как мир. Проходят годы, десятилетия складываются в столетия, но ученые и путешественники, великие мира сего и простые обыватели, богачи и неимущие продолжают дарить музеям самые разные предметы. Некоторые не ограничиваются просто единичными дарами, а становятся активными участниками формирования коллекций, прописывая особо интересные страницы в музейных биографиях. Таких людей принято называть меценатами. Право быть меценатом надо заслужить, его не купишь. Известный афоризм о героях, которыми не рождаются, подходит и к меценатам: ими тоже не рождаются, ими также становятся.
Отмечая День основания родного города, грех было не вспомнить о человеке, чья неоскудевающая рука все эти годы щедро подпитывает культурную почву Херсонщины. Это Михаил Андреевич Емельянов - коллекционер, библиофил, пушкиновед, обладатель блестящей эрудиции и обширных знаний, не обделенный писательским талантом и просто щедрой души человек. Благодаря Михаилу Андреевичу пополнили свои собрания оба херсонских музея, а также Областная библиотека им. Гончара.
Несколько лет назад, с легкой и щедрой руки мецената, Херсонский художественный музей стал обладателем произведений таких художников как Курнаков Г. В., Масик В. И., Бунцельман Э. П., экслибрисов Нечитайло – Андриенко М. Ф., выполненных для известного херсонского библиофила и исследователя книжного знака Сильванского С. А. и др.
Недавно музейные фонды пополнили еще 620 экслибрисов - произведений так называемой малой графики, своеобразных владельческих печатей, которыми педантичные собиратели помечают книги из своих библиотек.
И хотя Михаил Андреевич – человек очень щедрый, думается, расстаться с коллекцией ему было далеко не просто. Во-первых, собрание формировалось в течение многих лет, во-вторых, в среде коллекционеров, в плане популярности, экслибрисы отстают разве что от почтовых марок, и то по численности поклонников, но никак не уступают им в фанатичности собирателей.
Собрание Емельянова, пополнившее отдел графики ХХМ, отражает развитие искусства книжного знака дореволюционного и постдореволюционного периодов. В коллекции представлены экслибрисы, выполненные русскими, украинскими, белорусскими, грузинскими, прибалтийскими мастерами, а также художниками Германии, Франции, Бельгии, Венгрии, Англии.
Экслибрис по праву считается неслучайным явлением в книжном мире. Его происхождение и история тесно переплетаются с историей книги. Художники в небольших по размеру графических работах, сообразуясь с личностью владельца, передают его интересы и особенности книжного собрания. Тем самым, книжные знаки личных и общественных библиотек невольно раскрывают новые дополнительные сведения о культуре той или иной эпохи. Уже несколько десятков лет существует Международная ассоциация экслибрисистов, объединяющая приверженцев графических миниатюр – как авторов, так и коллекционеров. Экслибрис завоевал всеобщее признание, как самостоятельный вид искусства, он стал предметом международного обмена.
Несколько слов из истории экслибриса. В переводе с латыни слово «экслибрис» обозначает «из книг», то есть наличие такого знака на книге указывает на принадлежность ее определенному владельцу. Экслибрис – это бумажный ярлык, который наклеивается на внутреннюю сторону книжного переплета. Родина экслибриса – Германия. Первый из известных на сегодняшний день книжный знак был изговлен для монахов картезианцев (монашеский орден Римско-католической церкви).
Первоначально экслибрисы были однотипными, с изображением гербов владельцев. Причина, скорее всего, крылась в том, что грамотных людей в Средневековой Европе было не так уж и много, а гербы знатных семейств были известны всем. Со сменой эпох менялись и сюжеты. Экслибрис постепенно становится своеобразным символом, всегда соответствовавшим вкусам и духу времени, в котором жили книги и их владельцы. Как единственно достоверный факт, экслибрис и до сих пор помогает установить не только принадлежность книги ее владельцу, но и повествует также об интересах, увлечениях, профессии и сфере деятельности хозяина книги.
Даже спустя столетия, экслибрисы продолжают через поколения хранить информацию об их владельцах, в связи с чем, становится абсолютно понятной расхожая среди библиофилов фраза: библиотека без экслибриса – все равно, что человек без паспорта.
Итак, небольшой по размеру кусочек бумаги фактически является неотъемлимой частью самой книги, индивидуальной особенностью данного экземпляра, а стиль и техника исполнения книжного знака отражает дух и моду эпохи, в которой он был создан.
Книжные экслибрисы по своему содержанию делятся на четыре вида:
1. Гербовый ( от немецкого «Еrb» - наследство ), самый ранний (16-17 вв.). Его создание подчинено законам геральдики.
2.Вензельный ( от польского «вензель» - узел ), представляющий собой инициалы владельца. Отличается виртуозностью исполнения и изяществом.
3.Сюжетный, повествующий о значимых событиях из жизни владельца.
4. Шрифтовый экслибрис, который зачастую представляет из себя наборной ярлык с текстом, заключенным в рамку. Как правило печатается типографским набором.

В коллекции Емельянова представлены все четыре вида книжных знаков.
Наиболее ранний из них – экслибрис Севастопольской офицерской библиотеки (автор неизвестен ) – датируется серединой ХІХ века.
Самую обширную группу коллекции составляют сюжетные экслибрисы, датируемые концом ХІХ – серединой ХХ века. В это время изготавливают практически только сюжетные экслибрисы, по причине того, что владельцами библиотек становятся все больше писатели, ученые, меценаты из купечества, художники и театральные деятели. Над книжными знаками работали выдающиеся художники и граверы. Техника исполнения была самая разнообразная: ксилография (гравюра на дереве), линогравюра (на линолиуме), офорт (гравюра на меди). Коллекция Михаила Андреевича поражает обилием имен, ставших гордостью не только национальных художественных школ, но и внесших значительный вклад в развитие всего мирового искусства. Это Сомов К., Добужинский М., Нарбут Г., Чехонин С., Гидони Г., Кругликова Е., Остроумова – Лебедева А., Дмитревский Н., Иваск У., Митрохин Д., Купреянов Н., Бом-Григорьева Н., Рерберг И., Бем Е., Моотсе Г., Юпатов А., Кравченко А. и многие другие. Не менее значительны и имена владельцев книжных знаков: художник и знаток старой Москвы Васнецов А. М.; украинский художник, педагог и иллюстратор Замирайло В. Д.; искусствовед и художественный критик Эттингер П. Д.; книготорговец, издатель журналов «Антиквар» и «Русский библиофил» Соловьев Н. В.; начальник охраны Николая ІІ, генерал-майор Комстадиус Н. Н.; гербовед, профессор Археологического института Лукомский В. К.; герольдист, историк, нумизмат, один из первых собирателей экслибрисов на Украине Болсуновский К. В., искусствовед, художественный и литературный критик Голлербах Э. Ф.; член-корреспондент Академии архитектуры СССР, профессор Бакланов М. Б.; солист театра оперы и балета им. Кирова (Ленинград) Балашев С. В.; исследователь древнерусского искусства Анисимов А. И. и многие другие. Список будет длинным и впечатляющим.
Но на некоторых именах и биографиях хочется остановиться особо. В большей мере, просто необходимо вспомнить тех, кого не миновала сталинская мясорубка. Это были страшные, кровавые годы, когда дела фабриковались быстрей, чем росли грибы после дождя. Как минимум, одна треть коллекции – это экслибрисы людей либо расстрелянных, либо сгинувших бесследно в ссылке. Были и такие, кому «повезло» чуть больше: 10-15 лет лагерей, лишение всяких гражданских прав, искалеченные судьбы родных и близких. Среди творческой интеллигенции в тридцатые годы по сфабрикованным делам были расстреляны художник Гидони Г. И., художник Дмитревский Н. П., предлогом для ареста и расстрела которого послужило то, что его крестным отцом, в младенческом возрасте, стал Николай ІІ, который и был-то всего на год старше своего крестника. Родители назвали будущего художника в честь наследника престола. Ирония судьбы! Как трагично сложилась судьба обоих Николаев!
Невозможно не вспомнить об исследователе древнерусского искусства, выдающемся реставраторе Александре Ивановиче Анисимове. Экслибрис для него в 1924 году исполнил замечательный художник-график Кравченко А. И.. По сфабрикованным обвинениям Анисимова многократно арестовывали. После 1931 года он отбывал срок в Соловецком лагере особого назначения. В 1937 году расстрелян. Именно Анисимову, работавшему в реставрационных мастерских Грабаря И. Э., мы обязаны тем, что можем видеть спасенный лик «Богоматери Владимирской», фрески Ф. Грека, иконы «Звенигородский чин» и «Троицу» А. Рублева.
Судьбы расстрелянных известного геральдиста, журналиста и председателя Всероссийского общества филателистов Дунина-Борковского К. И., учителя истории Дуковского Павла, священника Надеждина Василия, целенаправленно «залеченного» в Соловецком лагере, старого большевика Любарского Н. М., русского военноначальника Шильдбаха К.К. трагичны и очень похожи, ибо «режиссировались» одним и тем же человеком. Глядя на прекрасный книжный знак, выполненный в цвете мастером экслибриса Рербергом И. Ф. для ученика Жуковского Н. Е., авиаконструктора Погосского Е. И., продолжавшего даже в лагере, под началом также арестованного Туполева, работать над созданием самолетов для предвоенной страны, задаешь себе один и тот же вопрос: Как же ты могла, страна? Как же ты могла отдать всех этих людей на съедение зверю? Как позволила «выкосить» цвет нации и тем самым отбросить себя в развитии на десятки лет назад? Всего лишь маленький книжный знак, а сколько судеб за каждым кусочком бумаги?
Коллекция, размещенная в музейной экспозиции, обязательно найдет своего зрителя. Хочется верить, что рассматривая книжные знаки, у посетителей не возникнет желания делить владельцев экслибрисов на своих и чужих. У нас была общая Родина, а значит и история у нас – общая. Выяснять, кто больше страдал, кто талантливее и титульнее – удел политических коньюктурщиков. А мы будем гордиться и восхищаться такими людьми, как Пятницкий Н. К. (инженер путей сообщения, спроектировавший и построивший рядом с Потемкинской лестницей знаменитый фуникулер); Реттовский О. Ф. (директор Феодосийского музея, нумизмат, исследователь старинных монет, автор многочисленных научных трудов); Сильванский С. А. (наш земляк, один из самых авторитетных исследователей провинциального экслибриса, автор нескольких изданий по этой тематике); Каспярович М. (белорусский краевед, искусствовед, лингвист и литератор); Адарюков В. Я. (историк искусства, председатель Общества друзей книги, исследователь русских литографированных портретов и экслибрисов); Чикин А. А. (художник-путешественник, вместе с другом, художником Щербовым П. Е., первыми из русских побывали у подножия величайшей горы африканского континента – Килиманджаро); Болсуновский К. В. (представитель знатного рода Болсуновских, давшему начало роду Выговских. Ученый, коллекционер, именно ему принадлежит пальма первенства в прочтении старинных княжеских знаков); Коровин К. А. (выдающийся русский художник); Емельянов М. А. (библиофил, пушкинист, литератор, коллекционер, МЕЦЕНАТ). Список опять получится длинным.
Музей надеется, что традиции меценатства, возрожденные Емельяновым М. А., не угаснут и найдут своих бескорыстных продолжателей. А ты, наш добрый зритель, помни, что музей вовсе не бесполезное собрание предметов роскоши и суетности…

Наталья Кольцова,
старший научный сотрудник
научно - экспозиционного отдела
Херсонского художественного музея
им. А. А. Шовкуненко

                     

1. 29.01.2011 18:51
наталья

 Автор данной статьи приносит свои извинения читателям газеты "Вечерний Херсон" и Михаилу Андреевичу Емельянову лично за досадную оплошность,допущенную  при публикации материала (№ 7от 27 января 2011),а именно: сопровождающие текст  фотографии экслибрисов, к коллекции Емельянова,о которой и идёт речь,отношения не имеют; текстовые подписи к ним,как и размещение самих фотографий,  сделаны без согласования с автором.

               С уважением  Наталья Кольцова, научный сотрудник ХХМ им.Шовкуненко.

Leave a reply

Enter the number you see to the right.
If you don't see the image with the number, change the browser settings and reload the page