on-line с 20.02.06

Арт-блог

13.05.2015, 09:45

May

Random photo

Voting

???

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Calendar

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

News

01.08.2015, 13:17

Crazzzy Days

13.05.2015, 09:52

den-evropyi-v-hersone---2015

> Organizations > Literature > Allukrainian poetic festival "An Т-Р-act" > Master Eugen and Larisa Radchenko: reflections about a poetry

Мастер Евгений и Лариса Радченко: размышления о поэзии

Весну Херсон традиционно встретил поэтично и фестивально. С 19 по 21 марта украинские поэты в третий раз встретились в нашем городе на поэтическом фестивале «Ан Т-Р-Акт». Под его занавес мы решили поговорить о поэзии (и не только) с двумя совершенно разными поэтами.
Итак, замечательный поэт, член жюри фестиваля «Ан Т-Р-Акт» Мастер Евгений (Харьков) и обладательница Гран-при «Ан Т-Р-Акта 2008», победительница поэтического ринга «Ан Т-Р-Акта 2010» Лариса Радченко (Львов).

- Поэтом быть сегодня модно?
Мастер Евгений:
- Неправильное слово. Это трудно, это ответственно, это достойно.
Лариса Радченко: - Мода на богемність завжди існувала, і зараз знову модно бути поетом.

- Поэтические фестивали как-то помогают поэту в работе над собой, в поиске вдохновения?
МЕ: - В идеале, так и должно быть. Это главная и основная цель. Летом на ялтинском фестивале я встретил прекрасную поэтессу Иру Евсу, с которой мы не виделись больше 30 лет. Я увидел ее 17-летней девочкой, которую за руку привели в литературную студию, а сегодня это достаточно известный и серьезный русскоязычный автор. Я был членом жюри, Ира сидела рядом как приглашенный гость, и она сказала одну очень мудрую вещь: «Что бы плохого ни говорили о Советском Союзе, но согласись, нам неслыханно повезло: у нас были литературные студии. Нечего молодежи раздавать погоны - им не дипломы нужны, не места, им нужно нормальное литературное общение, необходимы школы».

Действительно, мне посчастливилось быть в студии Игоря Волгина в МГУ, видеть и слышать Арсения Тарковского, я издалека, затаив дыхание, видел Слуцкого, общался с Левитанским, я беседовал с Ахмадулиной, на студию Волгину приходил Высоцкий - была возможность общения. У нас были студии. Была возможность после студии взять бутылку портвейна, сесть где-нибудь под дубом или в подъезде и просто почитать стихи по кругу. Это невероятная школа. Смысл любого фестиваля в том, чтобы люди виделись, встречались. И Оля Швец (организатор «Ан Т-Р-Акта»), конечно великий человек. Мы все-таки немножечко киснем в своей цеховой структуре, она же позвала на фестиваль художников, музыкантов – здесь могут завязаться какие-то новые совершенно интересные вещи. Это фишка именно Херсона. Надо встречаться, надо общаться.

ЛР: - Я абсолютно згідна, тільки такі студії, фестивалі ми можемо називати літературним процесом. Коли кожен собі сам пише вдома, це, напевно, не є процес, а спілкуватися треба, і погони-дипломи теж потрібні, тому що ти сумніваєшся: варто писати - не варто, молодець я - не молодець? Дали якийсь диплом - значить, поважають, подобається, можна далі пробувати. І елемент самопорівняння теж дуже важливий.
МЕ: - Лора, Гран-при, что ты получила в Херсоне, тебе чем-то помог, тебе лично это было полезно?
ЛР: - Не знаю, чи дуже корисно, але приємно було страшенно. Я можу сказати, що мене, напевно, ніде так не люблять, як в Херсоні. А після того я задумалась: не можна не писати, треба все-таки робити над собою якісь зусилля. Можливо, стала більш критичною.

- А что, были мысли бросить писать?
ЛР: - Вони і зараз є, чесно кажучи. Якщо є натхнення, то пишеться багато і часто, а бувають такі видохи, коли не пишеться взагалі... Але потім знову виникає вдих.
МЕ: - У меня был огромный-огромный промежуток времени, когда я не писал. У меня не совсем типичная судьба. Все, что мне следовало написать, я годам к 19 уже написал. Поступил в Московский университет, попал в поэтическую среду, были публикации за кордоном, выперли из МГУ, загнали на Байконур в стройбат, заткнули в психушку, комиссовали, университет заканчивал заочно. И я замолчал лет на 25. Но, видимо, что есть, то есть, и я снова стал писать после огромного промежутка. И «Мастер Евгений» - это не кокетство, это не граф Монте-Кристо. Того мальчика, который печатался в 15-17 лет, звали Евгений Иевлев. Лет в 30 я совершенно случайно узнал, что меня, оказывается, похоронили. Евгений Иевлев, подающий надежды поэт, умер в 22 года… Ну, я и не стал ломать эту картину - помер так помер. Значит, то был Евгений Иевлев, это - Мастер Евгений. Любые совпадения случайны.

- У вас обоих есть опыт - быть членом жюри. Поэзия легко поддается оценке?
ЛР: - Було дуже важко. Я винесла урок, що математично переможця вирахувати не можна. Треба вибирати трьох і якось вирішувати колегіально, без математики.
МЕ: - Арифметика ничего не доказывает. Поддаваясь какому-то порыву, мы поднимали «5», «4», «3»… и считали. Арифметика подождет. Лучше снова почитать тексты. И то, что Лора побывала в разных качествах - это прекрасный опыт. В этом году она победитель такой - комар носа не подточит. На поэтическом ринге ее избирали не жюри, ее избирали слушатели. Отрыв был настолько серьезным, что это была абсолютно бесспорная победа. Я не скрою сейчас, дело прошлое, я с самого начала понял, что победит она, однако три раза голосовал за соперницу - чтобы разрыв не был столь разителен. Я говорю об этом честно. Победа не вызывала никаких сомнений. Очень здорово.

- Чем вас привлекает «Ан Т-Р-Акт»?
ЛР: - Мене вражає еклектика цього фестивалю, поєднання багатьох мистецтв різних видів - і багато заходів немистецьких, просто приємних і цікавих, як то ходіння по вугіллю, яке було минулого року, катання на човні, катання на колесі огляду. Оля Швець старається зробити все це ширше, ніж просто читання. Це насправді з любов’ю зроблено, навіть те, що призи робляться вручну. По-друге, дуже широкий спектр учасників. Часто буває, що якщо фестиваль у Львові, то там в основному львів’яни, в Тернополі – тернополяки, а в Херсон приїжджають з усіх країв...
МЕ: - В прошлом году была девочка из Швейцарии. А я в этом году никуда не собирался, сидел в своей деревне, у меня была глубочайшая депрессия… Меня, можно сказать, вытащили за шкирку. Но на самом деле это здорово. Я не рвусь особенно читать что-то, но тут общение, молодежь…

- Среди молодежи как себя чувствуете?
МЕ: - Просто прекрасно. Хорошо то, что виден рост людей. Я встречал начинающего, ныне классика Артемия Полежаку, в те страшные времена, когда он еще писал по-русски. Помню его триумфальное выступление, когда его стал обнимать мой друг, великий человек - покойный Юрко Покальчук. А сегодня Полежака уже дает платные концерты - 50 гривен стоит входной билет. Он уже не дает интервью, говорит, что человек он не вольный, что есть продюсер... Он уже звезда.

- Кроме Полежаки, есть ли поэты, которые зарабатывают своей поэзией?
МЕ: - Я знаю двух людей в Москве, которые поэзией зарабатывают на жизнь - Аня Русс и Гена Каневский. Зарабатывают они на слэмах. Москва - другой город, там другой уровень цен. Призовой фонд достигает тысячи, а то и полутора тысяч долларов, и по жестким законам слэма первый получает все, второй – ничего. Понимая эту ситуацию, они с Геной сговорились и выигрыш делят пополам. Побеждает то она, то он. Женщина умудрилась жить и кормить ребенка на свои поэтические выступления. А выступают они 5-6 раз в месяц с новой программой.

- Чем занимаетесь в свободное от написания стихов время?
МЕ: - Для меня, наверное, это основная деятельность. Я достаточно странный человек, издаваться мне совершенно неинтересно. Видимо, сбил первую оскомину в юности. У меня есть объемная публикация в «Новом русском слове» в Нью-Йорке, сейчас - в журнале «Таллинн» в Эстонии, в Брюсселе, в Германии, Израиле - где-то там. Последняя публикация - «Зарубежные записки», это очень престижный западный журнал.
ЛР: - Я терапевт, в інтернатурі, з серпня буду працювати лікарем приймального відділення в Яворівській центральній райлікарні.

- Зарабатывать деньги поэзией пробовали?
ЛР:
- Кілька разів я виграла на слемах якісь гроші. Дуже радію, коли мені оплачують дорогу, якщо не платять за виступ. А так я поезією не заробляю.
МЕ: - Я был победителем международного конкурса «Муравей на глобусе» - это был первый конкурс эмигрантской поэзии, участвовали люди из 42 стран - где только наших людей нет! У нас, между прочим, есть два украинских поэта, которые живут на Мадагаскаре, не говоря уже об Австралии и других экзотических местах… И получил я первый приз, он имел денежное выражение, и мне его хватило на полгода. К сожалению, не так часто это бывает. Но такие чудеса случаются.

- Языковая проблема в поэтической среде существует?
МЕ:
- Я с большой радостью и восхищением перевожу на украинский, насколько мне это удается, и с украинского. На русский я переводил Василя Симоненко, а на украинский пытался перевести Николая Гумилева. Пишу я на русском, хотя при советской власти меня обвиняли в украинском буржуазном национализме - у меня даже справка на эту тему есть. Я думаю, человек русскоговорящий, русскопишущий в России не чувствует все-таки в полной мере материала языка. Здесь мы тремся в этой разной языковой среде, здесь даже русский язык становится иным. Я не говорю, что он лексически или фонетически что-то из украинского заимствует, но он становится интереснее - это огромный плюс.
ЛР: - Львів завжди був багатонаціональним, але зараз він дуже критичний. Мінус Львову те, що у нас, напевно, не прийняли б так радісно російськомовних поетів, як зустрічають мене тут. Однозначно ні. Ні у Львові, ні в Тернополі. Ніякими яйцями б не кидали, але такої особливої любові теж би не було.

- Как вы пишете стихи? Пером? Ручкой? На компьютере?
МЕ: - Статьи пишу на компьютере, стихи я всегда писал на слух. Для меня является показателем: если молодой человек выходит и начинает читать по бумажке - в 99 случаев из 100 грош цена тому, что он читает.
ЛР: - Повністю солідарна з паном Євгеном: статті - на комп’ютері, а вірші, в основному, в голові, потім записую, після правки на листку перенабираю. Комп’ютер - дуже механістично і нереально для мене.

- Современным поэтам хватает читателей?
МЕ: - Да, конечно. Ничего путное, написанное на любом из языков, не пропадает. Приходит самыми странными путями. Вы напишите что-нибудь путное, а читатель у вас появится. Как Окуджава пел: «Вы рисуйте, вы рисуйте, вам зачтется…»

- Помогать молодым поэтам нужно?
МЕ: - Обязательно. Надо, чтобы человек четко для себя усвоил: не с нас началось и не нами, даст Бог, закончится. Мы звено в этой бесконечной цепи, уходящей из прошлого в будущее. Главная наша цель и задача - быть достойным звеном. И те, кто это понимает, с ними нам по пути.
ЛР: - Потрібно створення середовища, так, щоб було куди вийти, куди висадити цю молоду рослину, тому що тихо писати в стіл - це не вихід. Треба комусь рано чи пізно прочитати, щоб сказали свою думку, має бути відгук, зворотній зв'язок - інакше все це пусте і приречене. Потрібні якісь студії, клуби, фестивалі. І добре, що в Херсоні є «Ан Т-Р-Акт».

Лариса Жарких
«Херсон Маркет плюс».- №12 (218).- 25-31.03.2010.- стр.19

Leave a reply

Enter the number you see to the right.
If you don't see the image with the number, change the browser settings and reload the page