on-line с 20.02.06

Арт-блог

13.05.2015, 09:45

May

Random photo

Voting

???

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Calendar

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

News

01.08.2015, 13:17

Crazzzy Days

13.05.2015, 09:52

den-evropyi-v-hersone---2015

> Organizations > Music > N. Kulish Kherson regional academic music and drama theatre > «Мельпомена Таврии 2012» - начинаем с классики

«Мельпомена Таврии 2012» - начинаем с классики

Она пришла в Херсон уже в 14-й раз, «Мельпомена Таврии». Встречали ее 2 дня - 20 мая на театральной площади, 21-го - на сцене театра.
На фестиваль приехали старые друзья (как всегда, в восторге от херсонской театральной атмосферы), появились и новые лица (на следующий год они, наверное, приедут уже как друзья – у нас же иначе не бывает). Жаль только, что не обошлось без потерь: заявленные театры из Румынии и Болгарии так и не доехали – проблема в финансах, увы. Так что в 2012 году «Мельпомена Таврии» представлена пятью странами: Азербайджан, Беларусь, Молдова, Россия и Украина.

Все еще в самом начале, и первый день начался с классики. Открыл «Мельпомену Таврии» Республиканский театр белорусской драматургии спектаклем «Янка Купала. Круги рая» - неизвестная история жизни классика белорусской литературы, факты, которых нет в учебниках. Живое исполнение песен, пластические решения, использование символов… Красиво и смело. Есть над чем задуматься.
Далее – моноспектакль «Евгений Онегин» в исполнении заслуженного артиста России, актера Театра драмы и комедии на левом берегу Днепра Петра Миронова. Актер читает Пушкина и… рисует. «Я не мню себя художником – я просто оформляю свой спектакль», - скромничает Петр Миронов, а зрители, насладившись представлением, разбирают рисунки на автографы.
Актеры целиком отдают себя сцене и зрителям и в один голос говорят о теплом приеме и радушии, взамен получают бурные аплодисменты и крики «браво!».
Но это только начало. Все еще впереди…

Неизвестный Купала
Янка Купала для белорусов фигура весомая и почитаемая - что для нас Шевченко. Его любят и даже говорят, что сегодня Купала «в моде». С другой стороны, поэт был обласкан советской властью и слагал ей оды. Впрочем, как и наш Павло Тычина. Вы помните, с каким «скрипом» в школе сдавали наизусть его «Партія веде», как смеялись над строками: «Трактор в полі дир-дир-дир…». В общем, все мы в одной стране когда-то жили…
И вот за два часа перед зрителями пронеслась вся непростая жизнь поэта Янки Купалы. Как оказалось, совсем не знакомая не только для нас, но и для самих белорусов.

Проводив артистов традиционно бурными аплодисментами, зрители все же разделились в оценке увиденного: от полного восторга и преклонения до недоуменного пожимания плечами (были и такие).
Сам спектакль однозначно стоит внимания. Так что мы решили пообщаться с автором и режиссером-постановщиком спектакля Светланой Науменко и актером, сыгравшим заглавную роль, Денисом Паршиным.

Светлана Науменко: Нужно переключать сознание людей

- Светлана, почему вы решили сделать такой спектакль про Янку Купалу?
- С одной стороны, это был определенный социальный заказ – в этом году отмечаем 130 лет со дня рождения народного поэта Беларуси Янки Купалы. С другой - захотелось как-то отделить его от иконы белорусской культуры и понять, как же поэт жил. Купала был безумно обласкан властью, получил столько наград! В нашем спектакле и трети его официальных наград не прозвучало. При всем этом даже не вступил в партию. А ведь он почти на 8 лет вообще перестал писать… У нас в школах рядом висят портреты Купалы и Коласа – двух наших любимых поэтов, столпов литературы. А современный школьник смотрит: два усатых дядьки. Они их даже не идентифицируют, не говоря уже о стихах – хотя они совершенно разные. Нам бы хотелось, чтобы и те, кто канонизировал Купалу, и те, кто только начинает его изучать, прежде всего, почитали его стихи. Как и Тарас Шевченко, и Леся Украинка (я обожаю ее как драматурга) – это писатель европейского уровня.

- Кстати, школьников приглашаете на спектакль?
- Очень ограниченно. Пока приглашаем лучших, которые углубленно изучают в лицеях литературу. Но наверняка на юбилейные мероприятия мы прокатимся по республике. Ведь это не только биография. Нам хотелось бы и людям старшего поколения освежить в памяти то время, чтобы оно никогда не вернулось.

- Вы назвали постановку документальной аллегорией…
- Я ориентировалась только на исторические документы. Представьте, даже в диалогах нет ни одного слова, которого нет в документах! В Национальной библиотеке нашла все: как Купалу допрашивали в ГПУ, как он пытался покончить жизнь самоубийством, как он поехал на свой юбилей в отель «Москва» - почему-то без жены. И все складывалось в такую мозаику. А представителей «красного террора» позволила себе сделать аллегорически. Это были очень несчастные люди, они лечились в психиатрических клиниках, много пили, их работа не прибавляла здоровья. Вот это нездоровье, психическое и духовное, мы вывели на первый план. А хронологию сохранили.

- Актера на роль поэта подбирали специально?
- Купалу играет Денис Паршин. Мне было совершенно неважно, какая у него внешность – есть ведущий актер, который очень интересно работает. И вдруг оказалось (это заметили многие киношники, которые снимали передачи о нас), что он похож на молодого Купалу – до мистики похож. Люди, видевшие Купалу еще в детстве, специально приходили и смотрели на него. Во время спектакля с Денисом что-то такое происходит, он преображается – наверное, здесь есть какая-то метафизика…

- До работы над спектаклем Вы обращали внимание как на поэта?
- Да, бесспорно. Мы в Академии искусств его изучали, я прочла все, что написал Янка Купала, каждое его стихотворение знаю. Есть стихи сложных 30-х годов, когда он вынуждал себя писать - а есть литература. У нас в спектакле звучит 6 песен на стихи Янки Купалы. Он поется. Какие еще нужны доказательства в том, что это очень серьезный поэт? Но, конечно, когда я занялась пьесой, стала серьезнее изучать и понимать противостояние: поэт – и власть, поэт – и народ. Настоящий поэт не находит искреннего милосердия ни у власти, ни у народа – возьмите любого великого поэта любой страны. И это меня поразило. Поэт открывает свое сердце, впускает туда любовь к народу, что не каждый может сделать, а народ и власть проходят в этот тоннель и, в общем-то, располагаются так, как им удобно. И чем талантливее человек, тем сложнее его судьба. На месте Янки Купалы мог бы стоять тот же Якуб Колас, отчасти Максим Богданович, а мог быть Александр Сергеевич Пушкин, а уж Лермонтов тем паче – у нас был бы просто был покороче период его жизни. Эта закономерность меня просто потрясла.

- В белорусских реалиях после премьеры репрессий не было?
- Объективно, их очень трудно применить. Если кто-то хочет видеть параллели – пожалуйста. Но у нас все построено только на исторических фактах. Ни одного слова, которое было бы придумано нами. На сдаче у нас были узники, прошедшие лагеря, эти люди, которым под 70 лет, ох, как поняли этот спектакль! Нужно переключать сознание людей. Этот генетический страх перед властью, который живет в нации, мешает вздохнуть свободно, почувствовать себя человеком. Его надо, как Чехов сказал, выдавливать потихонечку…

Денис Паршин: Понять, где он предал себя

- Денис, признайтесь, когда Вы учились в школе, вы серьезно читали Янку Купалу?
- Не более чем хрестоматийно - все проходят, и никто ничего о нем не знает. В школе я вообще не задумывался над поэзией, учил стихи легко, но чтоб вдаваться в судьбы поэтов, несмотря на то, что нам рассказывали, - такого у меня не было, к сожалению. Все-таки я учился в советской школе. У нас в Беларуси до сих пор считают, что Янка Купала – обласканный властью поэт, и у него все было хорошо – и квартира, и машина, и дача. О том, что было на самом деле, у нас и сейчас никто не говорит и не скажут нигде. В этом смысле автор инсценировки достаточно смела.

- Сыграть Купалу было сложно?
- Очень сложно играть реальные исторические личности. До этого мне довелось сыграть Максима Богдановича. Сложно. Но когда начинаешь над этим работать - начинаешь с этим жить. Профессия у нас такая – присваивать любой материал.

- Работая над образом Янки Купалы, сделали для себя какие-то открытия?
- Во-первых, никто не знал о перипетиях его жизни, о документах. Мне было очень сложно открывать в себе и в нем, где он предал – себя и всех. Это было невероятно сложно. Не хотелось, отторжение шло: ну не мог он себя предать – человек же, поэт. Но нет, он пошел, взял первую подачку, взял вторую, взял третью, а потом, когда понял, что он разрушил до конца самого себя – долго не писал и пытался себя убить. Купала стоит в одном ряду с такими поэтами, как Есенин, Маяковский. И до сих пор в документах написано, что погиб при невыясненных обстоятельствах. А задокументировано столько всего: один ботинок остался на лестнице наверху, второй внизу, исцарапанные ногти. Но мы не можем этого говорить вслух.

- Неужели подобные темы у вас никогда не поднимались?
- Темы есть, но чтобы кто-то касался подобным образом ГПУ и внутренней человеческой свободы – нет. Наверное, это не по теме, но когда-то у нас был спектакль «Взлет Артура Уи», где речь шла о Гитлере. Так к постановщику пришли и спросили: «Скажите, а Вы про кого это ставили?» На что получили ответ: «А Вы про кого подумали?» Вопросов больше не было. Возможно, все то, что происходит у нас в Беларуси, дает спектаклю свою жизнь.

Лариса Жарких
«Херсон маркет плюс».- №21 (331).- 24-30.05.2012.- стр.15

http://www.khersonmarket.com.ua/?id=articles&act=show&article_id=1391

Leave a reply

Enter the number you see to the right.
If you don't see the image with the number, change the browser settings and reload the page