on-line с 20.02.06

Арт-блог

13.05.2015, 09:45

May

Random photo

Voting

???

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Calendar

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

News

01.08.2015, 13:17

Crazzzy Days

13.05.2015, 09:52

den-evropyi-v-hersone---2015

> Organizations > Music > N. Kulish Kherson regional academic music and drama theatre > Она одевала Людовика и причесывала Пушкина

Она одевала Людовика и причесывала Пушкина

02.11.2002

Многие зрители восхищаются, видя на сцене херсонского драмтеатра артистов в великолепных сказочных костюмах, с вычурной прической. Порой за гримом старика не узнают молодого актера... А где-то за сценой Лариса Николаевна Теплякова смотрит на свою работу. Она объездила весь Союз - сначала с рижским, потом и с нашим театром. Почти 20 лет она была главным костюмером херсонского драматического, и вот уже второй сезон работает по специальности - в гримерно-парикмахерском цехе. Могла ли себе представить первоклассница, впервые попавшая в театр на сказку «Золушка» и замиравшая в восторге от причесок и костюмов героев, что 40 лет своей жизни посвятит театральному закулисью, будет сама изменять внешность актеров и создавать для них костюмы?
- Как судьба привела вас в театр?

- Школу я окончила в Николаеве, и за компанию с подругой поехала поступать в Москву, в институт иностранных языков. Но недобрала 1 балл и вернулась домой не солоно хлебавши. Поработала немного на швейной фабрике, в 1962 году окончила театрально-художественное училище в Одессе. Родители к тому времени переехали в Ригу. Меня уже ждали в Рижском театре русской драмы, где я 2 года проходила практику. Но пока ездила защищать диплом, на мое место перед гастролями срочно взяли человека. А я попала в театр оперетты и работала там до 1981 года - сначала гримером, пастижером, потом заведовала гримерным цехом. Это было интересное время. На базе Рижского театра оперетты работала всесоюзная лаборатория оперетты, все знаменитые мюзиклы впервые ставились в Риге. Такие, как «Хелло, Долли!», «Сестра Керри», «Целуй меня, Кэт!», «Цветок Гаваев», который почему-то сразу сняли (тогда еще была холодная война с США). Когда американцы привезли в Советский Союз спектакль «Моя прекрасная леди», он шел в Ленинграде и Москве. Поскольку от Риги до Ленинграда - 10 часов езды, весь наш коллектив поехал и посмотрел этот спектакль. А потом режиссер полностью «передрал» «Мою прекрасную леди» - это тоже была первая постановка в Союзе.

- Много было работы?
- Много работы, много спектаклей, много актеров. Только главная героиня порой за спектакль меняла по три парика. А массовка: в первом акте они крестьяне, во втором -дворяне, в третьем - цыгане. И каждый раз - новый парик, новый грим. Пять человек едва успевали подготовить актеров к выходу на сцену, поэтому антракты делали по 20 минут. К тому же большинство мужчин было полулысых, и почти всем приходилось делать парики, накладки. Завцехом - пожилая латышка, которая много лет проработала в театре. Она не баловала актеров, ревниво хранила свои секреты и добиласьтого, что за каждый сделанный ею парик ей платили отдельно, хотя эта работа входит в наши обязанности. Поэтому когда я начала работать, ко мне сразу выстроилась очередь: «Мне паруку. Мне паруку» (парука -по-латышски парик).

- Приходилось ли вам работать со знаменитыми артистами?
- В рижском театре работала Жанна Глебова, которая стала заслуженной артисткой в 25 лет. Она играла Сильву в кинофильме с Кадочниковым, Соломиным и Калныныием. Потом вместе с мужем уехала в Израиль. Из эстонского театра к нам приезжал Георг Отс. Он пел в спектаклях «Целуй меня, Кэт!», «Мистер Икс» и в свои 50 был в прекрасной форме. Гримировался Отс сам, парики не носил. Но все равно советовался, просил меня посмотреть из зала, не вырывается ли его внешний вид из общей массы. Несколько раз приезжал Герард Васильев - в Рижском оперном театре работал его родной брат. С ним мы общались несколько больше. Он тоже спрашивал совета после того, как загримируется. А вот для гастролировавших звезд чешской и польской оперетты я делала парики.
- А как вы оказались в Херсоне?

- Пришлось переехать на юг из-за здоровья мамы. Рассчитывала работать в театре по специальности, но вакансии не оказалось. В Риге в гримерном цехе было 5 человек, а в херсонском театре по штату всего двое. Наш главный художник Виктор Григорьевич Балаш предложил мне возглавить костюмерный цех. Я решила попробовать. Тем более, что в училище интересовалась историей костюма, ходила на лекции для костюмеров, в общежитии жила с девочками с костюмерного отделения, даже шить научилась.

- Вы сами создавали костюмы для спектаклей?
- Обычно эскизы костюмов делает художник, но и мне самой приходилось этим заниматься. Когда художника отправили на курсы в Москву, я рисовала эскизы костюмов для постановки «Доктора философии». Для некоторых спектаклей делала рабочие наброски. Отбирала ткани, ездила по магазинам, на базу, на склад. Виктор Григорьевич Балаш часто советовался со мной по цвету, фактуре ткани. Когда в Херсоне ставили мюзикл Раймонда Паулса «Сестра Керри», пригодился мой опыт работы в рижском театре. Его главный режиссер 10 лет уговаривал Раймонда Паулса написать музыку к «Сестре Керри», и как раз при мне этот спектакль выпускал сам Паулс. Постановка была мне хорошо знакома, и потому Виктор Балаш попросил меня разработать эскизы женских костюмов. Мои костюмы совсем не похожи на то, что было создано в Риге. Я все их очень люблю, хотя у нас не было таких перьев, таких шляп, как в рижском театре. Я сама делала много головных уборов для разных спектаклей: все восточные тюрбаны и чалмы в «Аладдине», шляпа у жены в «Мнимом больном», шляпы в «Моей прекрасной леди».

- Сколько лет живут театральные костюмы?
- Помногу. В нашем театре есть еще костюмы, которые шило театрально-художественное училище для спектакля "Флагадмирада", который при мне уже не шел.
- На каждый спектакль шьют новые костюмы?
- Совсем нет. 50%, а порой и больше - это подбор из старого. В основном на массовку, иногда на персонажей. Было и так, что одному составу сошьют, другому - нет: то времени не хватает, то ткани. У нас всего две швеи - одна мужская, одна женская. А одеть-обуть надо каждого актера с головы до ног. Вот и приходилось порой использовать готовое. Например, спектакль «Три мушкетера» почти полностью был сделан на костюмах из более ранней постановки «Любовь д'Артаньяна», новую одежду шили только для короля Людовика, королевы Анны, Констанции, Миледи и для балета. В «Хелло, Долли!» костюмы было решено создавать в стиле ретро.

Благо, некоторый запас костюмов для массовки в этом стиле был готов -«наследство» от спектакля «Хочу замуж». Но ретро - это 20-е годы XX века, а в пьесе действие происходит несколько раньше - в конце XIX -начале XX веков. Из-за такого «сдвига» во времени получились некоторые нестыковки. Какие кареты в 1920-е годы? Да и Сары Бернар к тому времени давно уже не было в живых. Но хорошо, что это не бросается в глаза.
- Кого сложнее одевать - женщин или мужчин?
- Все зависит от стиля, от эпохи. Сложнее, конечно, с женщинами. Их одежда более подвержена модным течениям. Некоторым актерам все равно - хоть в мешке готовы выйти: я свое сыграю, а вы как хотите. А есть очень требовательные. Если артист недоволен и есть возможность переделать костюм - переделываем. А бывало и наоборот. У нас работала одна очень заводная актриса. Пришла она как-то к швее и настояла, чтобы та сшила платье так, как хочет она. Получилось не платье, а халат. Швея получила выговор, с тех пор без подписи режиссера или главного художника ничего не делает.

- Итак, костюмы сшиты. На этом работа заканчивалась?
- Сшитые костюмы - полдела. Я работала еще и как костюмер. Не всегда густер успевает добежать до гримерки и переодеться. Порой переодевание идет по ходу спектакля, за кулисами, в темноте. Пуговицы, отлетающие в самый неподходящий момент, - это обычное дело. Я вооружалась иголочками, булавочками и быстро пришивала или пристегивала их. У графини в «Фигаро» пышное платье - несколько нижних юбок на обручах, и очень красивая расписанная оборка. И постоянно на оборку ей кто-то да наступит. Только выйдет на сцену - через минуту эта оборка опять отрывается. Очень тяжело физически было делать массовые спектакли: много людей, много костюмов.

- Не жаль было бросать привычную работу и переходить в новый цех?
- Думала, что продержусь в костюмерном цехе не больше года - работа хлопотливая, сложная и физически, и морально. А отработала почти 20 лет. И когда появилась возможность заняться любимой работой - все вернулось на круги своя. Я соскучилась по своей профессии -гримировать, делать прически и пастиж - парики, шиньоны, усы, бороды.
- Вы сами гримируете всех актеров?

- В большинстве случаев актеры самостоятельно гримируются, а в некоторых театрах пошла мода выходить на сцену вообще без грима. Но это в корне неверно. Это неуважение к зрителям. Без грима на сцене под ярким светом лицо актера становится плоским, его просто не видно из зала. Я же делаю прически и парики, накладные усы и бороды, а гримирую лишь тех, кому нужен характерный или возрастной грим. Молодой актер Александр Мельник в «Козе-дерезе» играет деда, и его приходится хорошо «состаривать». На концертные программы я делала грим Пушкина, Гоголя. Это своего рода живопись. Но опыт есть. В рижском театре я делала фим Николая II, Керенского, Котовского, Штрауса, Моцарта...
- Тяжело делать портретный грим?

-Долго. Сначала делаются пробы, а потом приноравливаешься.
В последнее время успевала за 15-20 минут перегримировать актера. Сделать сказочных героев в кино - Бабу Ягу, гоблина - проще. Там используются пластические маски, в театре таких нет. А если надо сделать узнаваемый персонаж, историческое лицо - приходится поработать. Хорошо, когда у персонажа есть характерная прическа, бородка, усики, как, например, у Николая II - считай, полдела сделано.
- Возникают ли в вашей нынешней работе проблемы?

- В театре дефицит грима. Раньше каждому актеру выдавали по 2 коробки на сезон, а сейчас женщины обходятся косметикой, мужчинам перепадают остатки старого грима или они пользуются одним набором на пятерых. Недавно заведующий постановочной частью меня обрадовал: заказал грим - аж 10 коробок. Если актер чувствует, что ус отклеивается - на пульте за сценой стоит клей: выскочит, чуть подмажет, подклеит - и работает дальше. Театральных париков, которые можно красить, которые хорошо держат прическу, у нас тоже немного. Для сказок хороши парики из искусственных волос, но, к сожалению, со временем они становятся похожими на паклю. А вот с париками из искусственных волос, купленными на рынке, ничего сделать нельзя - ни перекрасить, ни накрутить.

- У вас на плите лежат старинные щипцы. Вы делаете завивку именно ими или электрическими?
- Такими щипцами пользовались и 100, и 200 лет назад. Я тоже предпочитаю работать ими. Есть у нас и электрические, но они хуже держат прическу, ими не сделаешь ондуляцию - волны, модные в 1930-е годы. Но вместе с такими «древними» щипцами мы используем и современные средства для укладки волос: лаки, гели, пенку, воск.
- И актеры безропотно терпят все ваши манипуляции?
- Терпят. Это часть их работы.

Лариса ЖАРКИХ
СВ "Гривна" 2 ноября 2002г.

 

Leave a reply

Enter the number you see to the right.
If you don't see the image with the number, change the browser settings and reload the page