on-line с 20.02.06

Арт-блог

13.05.2015, 09:45

May

Random photo

Voting

???

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Calendar

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

News

01.08.2015, 13:17

Crazzzy Days

13.05.2015, 09:52

den-evropyi-v-hersone---2015

> Topics > CULTURE > History of culture and the regional study > Таврия XX века > Преступники или герои? История одной херсонской улицы

Преступники или герои? История одной херсонской улицы

В феврале 2016 года в соответствии с требованиями закона о декоммунизации 93 городские улицы в Херсоне изменили своё прежнее «советское» название. Всё это широко обсуждалось и в прессе, и в кулуарных разговорах, а порой даже выплёскивалось на улицы города. Хотя никоим образом так и не смогло существенно повлиять на уже принятые в «верхах» решения

В число 93-х переименованных топонимов вошла улица, которая своим названием вызывала недоумение у некоторых обывателей и в последние годы советского вре­мени, не говоря уж о времени нынешнем, когда давно забы­лась подоплёка появившегося к 10-й годовщине Октября назва­ния этой улицы. Речь идёт об улице Сакко и Ванцетти. Всего год не до­тянуло старое название до своего 90-летия, ибо постановлением Президиума Херсонского горсовета бывшая 2-я Матросская получила имя Сакко и Ванцетти 13 октября 1927 года. Предшествовало этому переименованию событие широко обсуждаемое, да что там обсуждае­мое - резонансное, вызвавшее бурю эмоций, громких выступлений и противостояний, которые без преувели­чения вполне могли бы стать опас­ной искрой начала ожидаемой боль­шевиками мировой революции.

Подоплека истории
Началась эта история в США в самый разгар российских рево­люционных событий 1917 года. К тому времени Америка тоже была втянута во внутренние раздоры и конфликты, обусловленные ростом рабочего движения в стране. Вот только в отличие от самодержав­ного европейско-азиатского государства, ослабленного революцией 1905 года, Первой мировой вой­ной и интенсивно бродящей «за­кваской» провозглашённых свобод, в демократических Соединенных Штатах боролись со всякими ре­волюционными проявлениями жёстко и конкретно. Так, во время разгона одного из политических митингов был арестован рабочий-итальянец, труп которого спустя не­сколько дней обнаружили на тротуаре у одного из высотных зданий, в котором располагался полицей­ский участок. Известие о гибели арестованного вызвало громкую бурю возмущения по всей стране. Уже изначально рассматривались две версии смерти рабочего: поли­цейские вытолкнули арестованного из окна 7 этажа или же он выбросил­ся сам, не выдержав издевательств блюстителей порядка. В любом случае действия правоохрани­телей подпадали под категорию преступных.

Итальянцы своих не бросают
Как бы там ни было, по причине крайнего недоверия к следствен­ным органам за расследование обстоятельств взялась группа ра­бочих во главе с анархистами Сакко и Ванцетти. Последующие факты говорят о том, что им удалось найти неопровержимые доказательства причастности к этому делу властей штата и непосредственно самого губернатора Фуллера. На рабочем митинге в Бостоне в начале мая 1920 года Бартоломео Ванцетти собирался обнародовать собран­ный во время расследования компромат, однако не успел. Накануне митинга Сакко и Ванцетти были арестованы по обвинению в убийст­ве кассира и охранников при ограб­лении кассы на обувной фабрике в Саут-Брейнтри. При этом у Сак­ко якобы был изъят револьвер, хотя впоследствии он заявлял, что оружия у него не было. Благодаря вездесущим газетчикам спрятать концы в воду, то есть по-тихому решить «итальянский» вопрос, всё-таки не удалось.

 Вокруг ареста рабочих-анархистов разгорелись серьёзные страсти, привлёкшие к делу все без исключения поли­тические и общественные силы как Америки, так и иных стран. За ходом расследования «преступле­ний» итальянцев, освещавшимся в газетах, следили во всём мире. А вот само следствие более похо­дило на фарс, нежели на серьёз­ное профессиональное действо. Во-первых, несмотря на то, что по делу проходили около 50 сви­детелей преступления, показания их серьёзно разнились. Очевидцы путались в фактах, по-разному опи­сывали внешности нападавших, марку и цвет автомашины, на кото­рой скрылись преступники. Кто-то утверждал даже, что за рулём авто сидел Ванцетти, в то время как он вообще не умел водить ма­шину. Во-вторых, следователи не приняли во внимание имеющиеся у обоих алиби только потому, что свидетели, их подтверждавшие, были итальянцами... Словом, до­казательная база трещала по швам. Тем не менее, даже невзирая на массовые выступления в защиту арестованных итальянцев, после длительного процесса был вынесен обвинительный приговор - смерт­ная казнь.

Свободу Сакко и Ванцетти!
В ответ на это явно несправед­ливое решение в мире разверну­лось широкомасштабное движение в защиту приговорённых. Впрочем, полиция, суд и власть имущие свои позиции не сдавали. Не поколебало их решения и то, что в 1923 году был задержан один из настоящих грабителей, застреливших кас­сира и охрану в Саут-Брейнтри, засвидетельствовавший, что к это­му делу итальянцы не имели ника­кого отношения. Так в смуте и про­тивостоянии властям пролетели несколько лет, во время которых власти готовились к исполнению вынесенного приговора, а междуна­родное рабочее движение, тем паче осуждённые, ожидали его отмены. Всё это время американские анар­хисты призывали к неповиновению правительству, к забастовкам и мя­тежам, а после 9 апреля 1927 года - дня, когда окончательно был утверждён смертный приговор, - тюрьму, в которой содержались Сакко и Ванцетти, попытались взять приступом. Демонстрации протеста против произвола американского правосудия бесконечными волнами проходили по всему миру. В Босто­не, Нью-Йорке, Лондоне, Берлине, других крупных городах произошли серьёзные стычки рабочих с по­лицией. Участились террористи­ческие акты, взрывы бомб, повлёк­шие человеческие жертвы.

Движение за отмену приговора в СССР
Конечно, СССР не мог остать­ся в стороне от происходивших в мире событий, тем более они затрагивали интересы двух прямо полярных слоёв международного общества. Даже несмотря на то, что приговорённые к смерти итальянцы были членами партии анархистов, с которой советским большевикам было уже давно не по пути. Впрочем, об их партийной принадлежности в Советском Союзе особо не рас­пространялись, хотя, как говорится, и слов из песни не выбрасывали - чаще всё же называли их пролетариями, революционерами и про­грессивными деятелями, страдаю­щими от произвола власти капи­талистов. По всей стране, даже в са­мых глухих, «медвежьих» уголках её, советские граждане, руководи­мые партией, на митингах в защиту Сакко и Ванцетти единогласно требовали отмены приговора. Тогда уж точно в СССР имена приговорённых итальянцев были на слуху у каждого от мала до велика. Немалую роль в этом сыграли советские газеты, которые на протяжении несколь­ких лет следили за каждым шагом процесса и действиями, развора­чивавшимися вокруг него.

Херсонская пресса на кануне казни
Конечно, не оставалась в сторо­не от общего дела и местная херсон­ская газета «Рабочий», предшественница «Наддніпрянської прав­ди». Особенно с апреля 1927 года, когда был окончательно утверж­дён приговор над итальянцами. Информация о противодействии международного рабочего движения силам капитала на долгое время заняла первую её полосу: «... правящие круги штата Массачусетс твёрдо намерены казнить Сакко и Ванцетти, несмотря на протесты всего мира... », «Отказ о помило­вании Сакко и Ванцетти вызвал всеобщее негодование во Франции. Здание посольства Соединённых Штатов окружено специальной охраной... », «В Буэнос-Айресе пол­ностью проводится всеобщая за­бастовка протеста против казни Сакко и Ванцетти... », «Взрывы в Нью-Йорке, Филадельфии и Бал­тиморе. Полиция приведена в бое­вую готовность... » - сообщала под общим заголовком «Накануне каз­ни Сакко и Ванцетти» херсонская газета «Рабочий» 9 августа 1927 го­да. «Приготовления к казни продол­жаются. Казнь назначена на 11 ав­густа... Сакко голодает 24 дня. Губернатор Фуллер отказался при­нять прошение о пересмотре дела».

10 августа, за день до назначен­ного срока казни, демонстрации протеста возобновились с новой силой. По сообщениям херсонской газеты, только в Нью-Йорке на ма­нифестацию протеста вышли бо­лее 550 тысяч человек. В Чикаго полиция пыталась разогнать де­монстрантов, стреляя в воздух. 11 августа за полтора часа до срока, назначенного для исполнения при­говора, судебная администрация сообщила осуждённым, что казнь ненадолго отсрочена. Пользуясь отсрочкой, защита вновь попы­талась подать ходатайство о пе­ресмотре дела, однако безуспешно. Наконец, спустя девять дней - но­вое сообщение о подготовке к каз­ни, облетевшее газеты всего мира: «Нью-Йорк, 20 авг. Сакко и Ванцетти снова переведены в дом смертни­ков, где находится электрический стул. Тюрьма охраняется усиленны­ми нарядами полиции. Все здания правительственных учреждений в Чикаго, Нью-Йорке и других горо­дах находятся под охраной. Казнь назначена на полночь с 22 на 23 августа. Все попытки защиты безуспешны. По-видимому, все средства исчерпаны»...

В память о казненных
В день смерти приговорённых комитет по спасению Сакко и Ван­цетти опубликовал их прощальные письма, написанные перед казнью. Среди них было несколько строчек, написанных Ванцетти сыну Сакко: «Твой отец - не преступник, а один из отважнейших людей в мире. Он пожертвовал всем дорогим и святым человеческому сердцу во имя веры в свободу и правосудие для всех... ». В тот же день по окончании работы на многих предприятиях Херсона состоялись собрания рабочих и служащих, на которых были приняты резолюции протеста: «Рабочие Кожтруда в своей резо­люции шлют проклятье палачам, которые убийством двух невинных рабочих бросили вызов мировому пролетариату, - писала газета “Рабочий”. - Пусть знает кровожад­ная буржуазия, что вместо Сакко и Ванцетти идут новые миллионы трудящихся, которые вынесут свой суровый приговор американской и всей мировой буржуазии... ».

После смерти Сакко и Ванцет­ти по всему Советскому Союзу прокатилась волна массовых переименований, увековечивших их имена не только в названиях улиц. Так, Московский завод пишущих принадлежностей стал заводом имени Сакко и Ванцетти, и многие поколения бывших советских школьников помнят золотое тиснение с их именами на гранях ручек и ка­рандашей. Эпопея борьбы за спа­сение итальянцев оставила свой след и в херсонской топонимике - спустя несколько месяцев после казни по настоятельному жела­нию местных жителей в городе появилась улица, названная их именами.

Послесловие
Что же касается истины, то вопрос виновности-невиновности Сакко и Ванцетти до сей поры оста­ётся открытым. По утверждению некоторых более поздних иссле­дователей дела, Ванцетти точно не был виновен, Сакко - возможно. Однако как бы там ни было, следст­вие и суд их виновность с полной уверенностью не доказали, а лишь воспользовались косвенными уликами и сомнительными свидетельствами, чтобы отправить итальянцев на электрический стул. Спустя полвека после казни, в августе 1977-го, губернатор Мас­сачусетса демократ Дукакис офи­циально заявил о том, что смерть Сакко и Ванцетти - это пятно в ис­тории штата. «Смерть их была несправедливой, и пора оконча­тельно очистить их имена от позо­ра». Дукакис призвал задуматься о судьбе всех граждан, «кому до­роги принципы терпимости, спра­ведливости и гуманизма, кто ува­жает истину и сохраняет верность высоким идеалам американской нации». Благодаря ему в календаре памятных дат появился «День па­мяти Сакко и Ванцетти», который отмечают 23 августа.

И всё же точки над «і» не рас­ставлены и до сей поры...

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №30 (765).- 21.07.2016.- стр.13

 

 

 

 

Leave a reply

Enter the number you see to the right.
If you don't see the image with the number, change the browser settings and reload the page