on-line с 20.02.06

Арт-блог

13.05.2015, 09:45

May

Random photo

Voting

???

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Calendar

 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

News

01.08.2015, 13:17

Crazzzy Days

13.05.2015, 09:52

den-evropyi-v-hersone---2015

ЮРИЙ  НЕСИН

Родился в Одессе в 1965 году. С 1966 года  живёт в Херсоне. Окончил факультет иностранных языков Измаильского педагогического института. Работал учителем в школе №57. Сейчас работает в Институте Усовершенствования Учителей. Является членом Международной ассоциации русскоязычных литераторов.

Юношеская непосредственность и романтизм являются отличительной особенностью его творчества. Многие стихи поэта остры и ироничны. Прирождённый сатирик, Юрий Несин по–доброму осмеивает в пародиях и эпиграммах курьёзные случаи из нашей жизни.

Будучи преподавателем французского и английского языков, он успешно создаёт литературные переводы. Из иностранных авторов наибольшее предпочтение отдаёт бельгийцу Морису Карему. Тема любви проходит красной нитью сквозь всё творчество Юрия Несина.

Его стихи регулярно публикуются в периодической печати. Подборка стихотворений Юрия Несина была помещена в поэтическом сборнике «Голос надежды» (Херсон, 1998г.) печатается он и в других местных изданиях. На сегодняшний день вышло 6 сборников его стихов.

 

 

           ЖАННА д’АРК

 

Не отрекаясь от своих святынь,

Историю другой страны читаю

И снова имя «Жанна» вспоминаю

Из сотен юных, славных героинь.

 

Я вижу: Домреми, Шинон, Париж…

Средневековье… Над страною грозы.

Растоптаны захватчиками розы,

В огне и стены, и верхушки крыш.

 

Испив всю горечь нищеты до дна,

Страну от краха девушка спасала.

Пришли победы, но она не знала,

Что слишком высока у них цена.

 

Ранение. Пленение. Конец?

Нет, победила только сила воли.

Она сильнее самой страшной боли,

Но только лишь для избранных сердец.

 

Всё пройдено: и пытки, и костёр,

Но от идей она не отступила.

Её держала неземная сила, –

То Бог был с ней, всему наперекор.

 

Предательство бургундцев, час измен,

У короля дрожат от страха руки…

Чтоб Жанна не испытывала муки,

Просили лишь пятьсот монет взамен.

 

Когда её сжигали на костре

И развевался пепел над Руаном,

Она воскресла в одеянье рваном,

Как птица Феникс. Утром, на заре, 

 

Сквер, улица, дождём омытый парк,

Не говоря о площади, шептали,

Что мужества такого не встречали,

Какое было у великой д’Арк.

 

             *      *      *

 

Не каждая птица умеет летать,

А тем более, петь.

Не каждую птицу заставишь молчать,

Когда просвистит плеть.

 

Не каждая птица и пряник возьмёт,

Ведь рядом лежит кнут.

Но каждая птица готова в полёт:

Её небеса ждут.     

 

            *      *      *

 

Когда закончится зима,

К реке я выйду сонным утром,

И небо бледным перламутром

Осветит старые дома.

 

Я не услышу крика птиц

И не увижу туч, как прежде.

И всё–таки – живу в надежде

Жить без барьеров и границ.

 

Иду сквозь ветра слабый стон.

Речной песок тяжёл и влажен.

И каждый миг весенний – важен,

За то, что так прекрасен он.

 

               *      *      *

 

Конечно, Богу с высоты видней,

Кто обретёт себе врага, кто – друга.

Запутался я в паутине дней,

Не вырваться из замкнутого круга.

 

Где добродетель, где живёт порок?

Кто в мире я? Ищу пока ответа…

Душа стремится ввысь, туда, где Бог,

А плоть утеху ищет рядом где–то.      

 

                  *      *      *

 

Глубь фетишизма сразу не измерю,

Культ предков я по–своему ценю.

За самую тяжёлую потерю –

Потерю веры – сам себя виню.

 

Не провалиться в бездну безвременья,

Когда лишь мрак безверия окрест.

Не потерять надежды и терпенья,

Не уронить и пронести свой крест.

 

Каким бы ни казался он тяжёлым,

Какой бы та дорога ни была…

Идти с крестом босым и полуголым

И верить, – в мире станет меньше зла…

 

 

           ПОСЛЕДНЯЯ ПЕСНЯ

 

Он своё отлетал, он себя пережил,

Старый голубь, сидящий на крыше нагретой.

Он друзей потерял, сам себе он не мил,

И последняя песня осталась неспетой.

 

Смотрит он отрешённо на жизнь голубей,

Погрузив свою голову в старые перья.

Он с течением лет стал намного слабей

И лишился у стаи былого доверья.

 

Окончание жизни приходит ко всем.

Только смерть не пугает уставшую птицу.

Он в последнее небо взовьётся затем,

Чтоб полёт его в песню сумел превратиться.  

 

 

                 МАМА

 

Твои черты божественно чисты.

Твой возраст? Для меня он без значенья.

В твоей душе так много красоты

И мужества, и воли, и терпенья.

 

Ты говоришь со мной наедине, –

Я всё прочту в глазах, мне слов не надо.

И если очи улыбнутся мне,

То это ли не лучшая награда?

 

Когда нежданно явится беда,

Доверие окрепнет, не порвётся.

И твоё сердце в унисон всегда

С моим горячим сердцем рядом бьётся.

 

           Лит. пер. с франц. Автор М. Карем.

     

     *      *      *

 

Так давно я мечтал быть с тобой,

О тебе без конца говорил.

Облик твой был всегда предо мной,

Я надеждою трепетно жил.

 

И в сомненье терзаюсь пока:

Что несёт наступающий день?

Смотришь ты на меня свысока,

В твоей жизни я просто лишь тень. 

                   

                      Лит. пер. с франц. Автор Р. Деснос

 

 

КОГДА ШУМЕЛИ ЛИСТЬЯ КЛЁНА…

 

Когда шумели листья клёна

И ночь таинственна была,

Смотрел в глаза её влюблённо,

Но не нашел я в них тепла.

 

Ресницы плавно опуская,

Она шепнула мне: «Прощай!

Ты извини, что я такая,

И о плохом не вспоминай».

 

Разлука эта неизбежна,

Виновных не было и нет.

На небе тёмном и безбрежном

Мерцал луны далёкий свет.

 

Расстались быстро, ветер злился,

Неся поток прохладных струй.

Я вспомнил, как в неё влюбился

И первый робкий поцелуй.

 

                 *      *      *

 

Моя любовь – свеченье уголька.

Горит в костре он среди мрака ночи.

Кого огонь влечёт? Лишь мотылька,

Который ничего не напророчит.

 

И сколько угольку гореть тому,

Траву ночную слабо освещая?

Не нужен он, наверно, никому,

И участь его горькая такая.

 

Как глупо никого не согревать

И не дарить спасительного света

Тому, кто в нём нуждается опять,

Чтобы дожить хотя бы до рассвета.

 

Но даже если всё сгорит дотла,

Костёр погаснет – горя не случится;

В моей душе достаточно тепла,

Мой уголёк из пепла разгорится!

 

           *      *      *

 

В любви есть что-то роковое,

Её приносят Небеса.

И если сильно любят двое,

Она подарит чудеса.

 

Любовь появится нежданно,

На белых крыльях прилетит

С улыбкой вовсе не экранной,

Поймёт и, может быть, простит.

 

Любовь прекрасна, но ранима.

О, где вы, грёзы и мечты?!

Нельзя пройти спокойно мимо

Её великой красоты.

 

Любовь не выдержит обмана

Бесцветных, равнодушных фраз.

Она открыта и желанна

Для нежных рук и добрых глаз.

 

В любви есть что-то роковое,

Но что, понять нам не дано.

И если сильно любят двое,

То это Богом суждено.

 

               *      *      *

 

У любви нет логики, поверьте!

Логика ей просто не нужна.

От рожденья и до самой смерти

Чувствами питается она.

 

У любви ни капли нет расчета –

Только необузданная страсть.

Если кто-то полюбил кого-то,

Может без взаимности пропасть.

 

У любви рассудка нет ни грамма.

И спешат, не думая, к венцу.

А любовь порой приводит прямо

К самому печальному концу.

 

У любви нет штиля и в помине:

Волны плещут, шторм, девятый вал…

И она сродни одной картине,

А какой – уже я подсказал.

 

 

                  ЮМОР

 

                                  «Посвист ветра, снеговые горы.

                                            Песню о любви поёт каюр.

                               Я навылет высмотрел просторы,

                                         Я не верю, что любви каюк»

                                                                         А. Власов

        ЛЮБВИ – КАЮК!

 

Ветер свистнул, сосны задрожали,

Но поёт в снегу храбрец–песец.

Хорошо без горя и печали,

Я не верю, что любви – конец!

 

Снеговые горы – это чудо!

Красота издалека видна.

Песнь каюра слышу отовсюду.

Я не верю, что любви – хана!

 

Ах, какие славные просторы!

Полетать бы мне, но не судьба.

Вывожу я на скале узоры…

И не верю, что любви – труба!

 

Я навылет высмотрел чего–то.

Что–то прилетело с высоты.

Может быть, обломки самолёта?

Я не верю, что любви – кранты!

 

Оказалось – птицы. Зря боялся.

Присмотрелся: клювы, как утюг.

Если Власов до стихов добрался,

Сразу видно, что любви – каюк!

 

 

                                «Не лучше ль из дому во двор

                                  Пройти небрежно и лениво

                                И постоять, и выпить пива?

                           Конечно, лучше – что за вздор!»

                                                             О. Чухонцев

 

    КАК ВЫПИТЬ ПИВО

 

Как лучше пиво выпить мне?

Могу, конечно, просто дома,

Но там обыденно, знакомо.

При звёздах или при луне?

 

Когда весна стучит во двор,

Пройду небрежно и лениво,

Чтоб стоя выпить кружку пива,

Облокотившись на забор.

 

Но больше смысла вижу в том,

Чтоб выпить это пиво сидя

И, друга детства не обидя,

Поговорить о том, о сём…

 

Однако я  признаюсь вам,

Весь опыт свой пивной итожа:

Всё ж лучше выпить пиво лёжа,

Делясь с подругой пополам.

 

          *      *      *

 

Снился сон: трещат в камине

Прогоревшие дрова.

Я – Пьеро, пишу Мальвине

Сокровенные слова.

 

На столе моём чернила,

Две свечи мне дарят свет.

Ты, Мальвина, подарила

Сто улыбок, я – сонет.

 

На холсте и на бумаге

Вывожу пером: есть ты…

Не хватает мне отваги

Все свои открыть мечты.

 

Я от страсти весь сгораю,

Сердце – словно тот камин,

Ведь отлично понимаю:

В мире нет других Мальвин.

 

Ты одна не белом свете

С прядью голубых волос.

Жаль, что щёки, губы эти

Целовать не довелось.

 

Буратино где–то ходит,

Ищет ключик золотой…

Нет, тебе он не подходит,

Храбрый он и заводной,

 

Но любить, как я, не сможет.

Ты словам моим поверь.

Мысль его иная гложет, –

Буратино ищет дверь.

 

Видит это вся округа,

Знает даже Артемон.

Ну зачем ему подруга,

Что с ней будет делать он?

 

Я пишу стихи, как оды, –

Всё серьёзней и смелей.

Ты дороже мне свободы,

О, Мальвина, будь моей!

 

В полумраке у камина

Всё скрипит моё перо.

Ты – прекрасная Мальвина,

Я – страдающий Пьеро.

 

          *      *      *

 

Когда летит к поэту муза,

То стихотворец восхищён,

И крепче нет теперь союза, –

Он вдохновением скреплён.

С поэтом вроде бы всё ясно,

А с поэтессою – сложней:

Она вздыхает не напрасно…

Кто прилетает в гости к ней?

Как время вечером проводит?

Что тихо шепчут ей в тиши,

Когда ночная мгла приходит?

Их – двое, больше – ни души.

Узнали тайну в жёлтой прессе.

(Ох, острый у неё язык!)

Не прилетает к поэтессе,

Приходит просто к ней… музык!