on-line с 20.02.06

Арт-блог

06.09.2018, 13:50

Вересень-2018

Знову Вересень приїхав На вечірньому коні І поставив зорі-віхи У небесній вишині. Іскор висипав немало На курний Чумацький шлях, Щоб до ранку не блукала Осінь в зоряних полях. Р.Росіцький

Випадкове фото

Голосування

Що для вас є основним джерелом інформації з історії?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календар подій

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новини регіону

19.04.2024, 15:15

Проєкт «Вишивана Херсонщина»

До Дня Вишиванки започаткований проєкт «Вишивана Херсонщина». Для ...
19.04.2024, 11:56

На Херсонщині понад 10 000 пам'яток історії та культури. У якому стані більшість з них зараз — невідомо — ОВА

  У якому стані наразі перебувають більшість пам'яток історії ...
19.04.2024, 11:45

"Не занурити в глибину навколишнього жаху, а подарувати посмішку", - херсонська художниця Яна Голуб'ятникова

  Наразі в роботах херсонської художниці Яни Голуб'ятникової не ...
> Персоналії > КУЛЬТУРОЛОГІЯ > Хміль Віктор Адольфович > Херсон так і не став притулком для короля

 

Херсон так и не стал убежищем для короля

Херсон - удивительный город, богатый своей самобытной историей. Причём, несмотря на то, что, казалось бы, каждая страница его более чем 200-летнего существования хорошо изучена и описана, в анналах исторического наследия есть немало белых пятен, которые ещё предстоит открыть и изучить историкам. К одной из таких малоизученных исторических тем относится и «румынский след» в истории Херсона

Политические игры в Европе, предшествовавшие началу Первой мировой войны, несомненно,  не смогли обойти стороной и Румынию, граничившую тогда с Австро-Венгрией, Сербией и Болгарией. Вторая балканская война в июне - июле 1913 года, которую ещё называют Межсоюзнической, значительно ослабила мелкие балканские государства (Болгарию, Сербию, Грецию и Черногорию) и свела на нет тяжкие потуги Российской империи в укреплении своего влияния на Балканах. Зато благодаря этому значительно усилилось влияние Германии и Австро-Венгрии на полуострове. Это влияние сказалось на выжидательной политике Румынии в начале Первой мировой войны. Только лишь после успешной операции генерала Брусилова (знаменитый «брусиловский прорыв» в мае - июле 1916-го), нанесшей серьёзное поражение армиям Австро-Венгрии и Германии, когда Брусилов занял Буковину и Восточную Галицию, Румыния, наконец, сделала свой выбор.

В августе 1916 года, несмотря на свою неподготовленность и в целом слабую военную мощь, Румыния объявила войну Австро-Венгрии, с коей давно уже находилась в «этническом» конфликте. Вступление Румынии в войну на стороне России и Антанты внесло серьёзные изменения в расклад сил антигерманской коалиции, причём изменило ситуацию в худшую сторону. Былой нейтралитет Румынии создавал своеобразную буферную зону меж югом России и военно-политическим блоком центральных держав, противостоявших ей.

Со вступлением Румынии в войну Российская империя была вынуждена распылять силы, отправляя на румынский фронт свои войска. В то же время, предвидя негативные последствия «антигерманского» шага, Румыния обратилась к правительству Российской империи с просьбой обеспечить убежище - резиденцию румынского короля в случае неудачно складывающихся для страны обстоятельств.

Просьба о помощи была принята, а местом резиденции румынского королевского двора на случай эвакуации был определён Херсон. Опасения румынского правительства имели основания, ибо спустя три с половиной месяца после вступления в войну армия Румынии была разбита наголову.

Февральская революция 1917 года, поколебавшая устои монархии, привела к власти в стране новое буржуазное Временное правительство. Однако обязательства, заключённые в 1916 году меж двумя соседними государствами, оставались в силе. Временное правительство было готово предоставить убежище правительству соседней страны на прежних условиях, не отступая от плана.

Для размещения румынского королевского двора в Херсоне были подготовлены новый губернаторский дворец (улица Калнышевского (ранее Чекистов), 2), ряд крупных городских зданий и гостиниц. Весной 1917 года стало известно, что «Военный министр и министр снабжения останутся с армией даже в том случае, если ей придётся отойти за пределы Румынского государства. В пределах Румынии до последнего момента останется король... ». Всё же остальные правительственные службы были готовы к эвакуации в Херсон.

Вслед за этим известием началась деловая переписка Временного правительства с херсонским городским самоуправлением: «Прошу принять меры к предоставлению в Херсоне помещений для румынской королевской семьи и сопровождающих лиц, хотя бы в пределах, намеченных министерством в начале года, то есть общим числом 4000 человек. Д. М. Щепкин (и. о. министра МВД. - Прим. авт. )».

Размещение такого большого числа эмигрантов в маленьком Херсоне, насчитывавшем в 1917 году 78680 человек, при том, что цены на необходимые товары и продукты питания после Февральской революции стали неуклонно расти, сулило городским обывателям дополнительные проблемы. Посему, образовавшийся в марте 1917 года и занявший, кстати, помещение губернаторского дворца, предназначенного для румынской королевской фамилии, Совет рабочих и солдатских депутатов Херсона дал ответ: «Пребывание в Херсоне Румынского Двора, конвоя и прочего является недопустимым, так как это обрекает Херсон на полную экономическую разруху. Исполком настоятельно рекомендует просить Временное правительство подыскать для румын более подходящее место в глубоком тылу».

Невзирая на вполне обоснованные доводы, в адрес городского самоуправления «сверху» было спущено очередное предписание: «Местные организации оказывают противодействие организации и приёму румынского правительства в Херсоне. Предлагаю принять срочные меры к устранению трений и оказать полное содействие устройству Румынского Двора и правительства в Херсоне. О принятых мерах доложить. Министр-председатель, военный и морской министр А. Керенский».

4 августа 1917 года в местных херсонских газетах появилось обязательное постановление: «Согласно распоряжению Временного правительства, настоящим довожу до сведения жителей Херсона, что все квартиры и комнаты, реквизированные для нужд румын в январе и феврале 1917 г., подлежат немедленному освобождению в течение 24 часов со дня опубликования настоящего обязательного постановления. Указанные квартиры и комнаты должны быть меблированы и обязательно обставлены кроватями.

Начальник гарнизона полковник Константинов,

исполняющий обязанности губернского комиссара Сосновский,

исполняющий обязанности начальника милиции Крыжановский».

В тот же день в Херсон для инспекции отведённых помещений прибыла румынская делегация в составе президента сената Кочиаса, депутата Мауля и капитана королевской службы Лукашевича.

10 августа в город прибыли 350 румынских сенаторов и депутатов с семьями. А ещё через нисколько дней специальный состав доставил членов министерства, посольств дружественных и нейтральных стран, аккредитованных при румынском правительстве, банки «Национальный» и «Румынский». Приезжих разместили в реквизированных для этой цели гостиницах «Старая Петроградская» и «Европейская».

Для принятия следующей партии беженцев срочно освободили помещения, занятые госпиталями и лазаретами, переведя всех раненых в Николаев. 13 августа в Херсон прибыли состав суда и канцелярия во главе с министром-сенатором Жатаржи. Затем стали приезжать эшелоны с ранеными румынскими солдатами.

Временное правительство по мере возможности решало вопрос снабжения города продовольствием, но продуктов всё же не хватало. Цены неумолимо поползли вверх. С 7 сентября подняли цены на хлеб и отруби. С 10-го ввели карточную систему на мыло и жиры. Спички достигли неимоверной цены - 90 рублей за ящик (1000 коробков). С 4 октября подорожала электроэнергия.

Вследствие социально-бытовых проблем город захлестнули пьянство и воровство. Население начинало роптать. Всего лишь спустя одну-две недели после приезда румын меж «гостями и хозяевами» начались пока ещё лёгкие стычки с неизменным мордобитием.

В ответ на недовольство херсонцев и из-за неблагонадёжности войск херсонского гарнизона уже в конце августа по приказу генерала (тогда ещё Верховного Главнокомандующего) Корнилова в городе был расквартирован казачий полк. Впрочем, враждебное противостояние прекратить не удалось даже казакам...

Возможно, посему в отношении румынской королевской семьи было принято несколько иное решение: «По последним сведениям, - писали местные газеты, - румынская королевская семья в Херсон не приедет, ей предложено для пребывания имение Фальц-Фейна Аскания-Нова».

В начале ноября 1917 года на страницах местных газет бомбой взорвалось сообщение об измене: «Румыния собирается против нас выступить! Она направится на Одессу, Херсон, Николаев и другие города. Подмогу им должны оказать немецкие подводные лодки и турецкий флот. В тоже время австрогерманские войска должны направиться на Киев. Румынии за измену обещают всю Бессарабию, часть России до Днепра и побережье Чёрного моря, а также часть Буковины с Черновцами. (Интересно, что эти обещанные земли таки вошли в административно-территориальную единицу “Губернаторство Транснистрия”, образованную румынскими властями на территории части оккупированных в 1941 году областей Украины. Транснистрия просуществовала с 19 августа 1941 года по 20 марта 1944 года. - Прим, авт. ). От румынского короля требуют, чтобы он отказался от престола в пользу своего брата Вильгельма Гогенцоллерна, который сейчас находится в Бухаресте и будет назначен главнокомандующим над войсками, действующими против России».

Несмотря на все уверения находившегося в Херсоне вице-президента Румынии Кочиаса в любви к «своей верной, великой союзнице России», отношение населения к эмигрантам ещё более ухудшилось. Драки, оскорбления, пьяный дебош, переходивший в «бои местного значения» между румынами и горожанами, стали частым явлением для Херсона. И даже введение в город регулярных войск уже не могло восстановить порядок. Напряжение нарастало с каждым днём. Этому способствовало и отсутствие в городе постоянной твёрдой власти. В конце 1917 года в местной прессе промелькнуло сообщение, что румынские офицеры, находившиеся в Херсоне, были арестованы и содержались под охраной на судах, стоявших вдалеке от берега на Днепре.

Все эти обстоятельства, а также соглашение о перемирии и последовавший за ним недолгий мир (Брест-Литовский договор между Россией и Германской коалицией) послужили в начале 1918 года репатриации румынских эмигрантов.

Так закончилась ещё одна из малоизвестных страничек истории нашего Херсона.

Александр Захаров

Джерело інформації «Гривна-СВ».- №51 (1048).- 23.12.2021.-  стр.5

Публікація першоджерела мовою оригіналу

Напишіть свій коментар

Введіть число, яке Ви бачите праворуч
Якщо Ви не бачите зображення з числом - змініть настроювання браузера так, щоб відображались картинки та перезагрузіть сторінку.