on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.03.2017, 09:29

Март-2017

Дух пряный марта был в лунном круге, Под талым снегом хрустел песок. Мой город истаял в мокрой вьюге, Рыдал, влюблённый, у чьих-то ног. Ты прижималась всё суеверней, И мне казалось - сквозь храп коня - Венгерский танец в небесной черни Звенит и плачет, дразня меня. А шалый ветер, носясь над далью,- Хотел он выжечь душу мне, В лицо швыряя твоей вуалью И запевая о старине... И вдруг - ты, дальняя, чужая, Сказала с молнией в глазах: То душа, на последний путь вступая, Безумно плачет о прошлых снах. Александр Блок

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Новости региона

28.03.2017, 11:15

На Херсонщині пройшов фестиваль "Барви Таврійського краю"

24.03.2017, 11:02

Відбувся захід у рамках циклу «Україна – єдина країна»

24.03.2017, 10:59

Відбулася зустріч-бесіда з представником Херсонського обласного Війскомату

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Фальц-Фейн Фридрих Эдуардович


Фальц-Фейн Фридрих Эдуардович



1863—1916
Гения не любят современники, забывают следующие поколения и вспоминают лишь потомки. Но вспоминают его уже не как личность, а как совокупность идей. Мы расскажем об организаторе Аскании-Нова как о личности, и как о совокупности идей.
«Наиболее неотложным, — писал в 1914 году известный пионер охраны природы России академик И.П. Бородин, — представляется мне образование степных заповедных участков. Степные вопросы — это наши, чисто русские вопросы, между тем именно степь, девственную степь, мы рискуем потерять скорее всего... Из частных лиц с особенным уважением и благодарностью следует отметить деятельность Фридриха Эдуардовича Фальц-Фейна. Его имение Аскания-Нова... пользуется европейской известностью благодаря оригинальному зоологическому саду... Но в данном случае еще важнее то обстоятельство, что в том же имении Аскания-Нова Ф.Э. Фальц-Фейн устроил (в 1898 году) два защитных участка девственной степи, один в 500, другой в 100 десятин, а сверх того, в другом своем имении Елизаветфельд, находящемся в соседнем Мелитопольском уезде, еще два небольших участка (10 и 15 десятин). Эти степные участки изучали и описали Н.И. Прохоров и И.Пачоский». (1).
 

А вот свидетельство еще одного авторитета, известного ученого-географа и природоохранника, академика Д.Н. Анучина: «Видным деятелем в смысле охраны природы является у нас крупный землевладелец Таврической губернии Фр. Эд. Фальц-Фейн» (2).


Так же высоко оценил почин основателя Аскании-Нова профессор ботаники Харьковского университета В.И. Талиев: «...Но в истории вопроса охраны природы не только в России, но и вообще особенная заслуга принадлежит крупному просвещенному землевладельцу Ф.Э. Фальц-Фейну» (3).
Профессор М.М. Завадовский вспоминал: «Меня безгранично изумляло дело его рук, каждое дерево, каждая рощица или прудок были им продуманы и поражают цельностью назначения. Этот человек не любил писать, и то немногое, что значится в литературе под его именем, часто написано лишь по его указанию. Его талант ушел в дело, в организацию, в создание крупного произведения совершенно особого рода... С необычайной энергией он развертывал дело своей жизни, отдавая ему свой талант, свою редкой силы волю и средства» (4).
Действительно, в природоохране Фальц-Фейн предусматривал самые мелочи. По его приказу при постройке новых каменных домов в стенах оставляли ниши для гнездящихся там скворцов, во время сенокоса впереди косцов шли девушки и отпугивали затаившихся зайчат и перепелок. Всеми силами поддерживал Фридрих Эдуардович и другие природоохранные учреждения, зоосады. Рижскому он подарил немало редких зверей и птиц, за что был избран почетным членом общества «Рижский зоосад».
Профессор И.К. Пачоский писал: «Наиболее ценною достопримечательностью заповедника Аскания-Нова бесспорно является девственная степь. Все прочее, подобно вообще делам рук человека, при наличности средств и желания может быть не только восстановлено, в случае, если оно будет разрушено, но даже и развито, и расширено до небывалых размеров. Напротив, степь, как явление природное, может быть только сохранена» (5).


Заповедной целиной и ее хозяином восхищался до революции и будущий хулитель Фридриха Эдуардовича — профессор-животновод М.Ф. Иванов:
«Большой любитель природы, тонкий знаток и ценитель ее, Ф.Э. Фальц-Фейн пожелал иметь у себя образчик первобытной степи, то есть такой, какою она была до заселения ее человеком с его домашними животными. Я не могу не сказать хотя бы несколько слов об этой охранной степи... Степь вообще, а эта охранная в особенности, весною сказочно красива, как только пригреет весеннее солнце, она быстро покрывается яркой зеленью. Степь в этом районе Таврической губернии ровная, как стол, без малейшего бугорка, косогора. Этот бесконечный зеленый ковер быстро покрывается цветами. Сначала большими группами появляются разных цветов и оттенков степные ирисы, наполняя воздух нежным ароматом, через несколько дней вся степь густо покрывается степными тюльпанами, по преимуществу красного и желтого цвета. Это один из красивейших моментов в жизни степи. Еще не успевают отойти тюльпаны, как появляются красивые кисти валерианы, а затем быстро исчезают, так как к этому времени разрастается и заглушает все остальное ковыль, который в половине мая выбрасывает свою серебряную пушистую метелку, и тогда степь превращается в постоянно волнующееся серебристо-белое море. К осени ковыль достигает в благополучный год до двух аршин роста, причем бывает густым, как щетка. Зимой здесь находят себе приют тысячи зайцев» (6).


Эти высказывания видных ученых я привожу для того, чтобы еще раз подтвердить верность мнения писателя Александра Кременского, в конце 20-х студентом-биологом побывавшего в Аскании и полюбившего ее на всю жизнь: «Думается, пора восстанавливать справедливость, попираемую на протяжении многих лет: в тридцатых-сороковых годах (да и позже — В.Б.) в статьях, брошюрах было принято писать о создателе Аскании пренебрежительно: дескать, помещик-богач бесится с жиру и развел в степи парки, хотел прогреметь на всю Европу» (9). Одним из первых сим неблаговидным делом стал заниматься животновод М.Ф. Иванов, тот самый, кому Фальц-Фейн в свое время предоставлял все условия для работы. В мае 1935 года, на своем юбилее, неблагодарный овцевод заявил: «Тот зоопарк, который до революции был широко известен и которым увлекались досужие туристы, является затеей, делом любительским. Он был осуществлен из честолюбия и побуждения наживы, но во всяком случае, не для науки, ибо никаких научных проблем он перед собой не ставил» (7).
Ложь пробралась даже в такое солидное академическое издание, как «История городов и сел Украинской ССР. Херсонская область»: «Создавая парк, Фальц-Фейн меньше всего думал о научных интересах... С учетом положения разделились и обязательства между наследником «королей овцеводства» и бедняком (Фальц-Фейном и его верным помощником Иваном Сиянко. — В.Б.). Первый учился, путешествовал, скупал ценные виды животных, а сын бедняка гнул спину в зоологическом парке» (16).


Впрочем, это и понятно, ибо сам В.И. Ленин писал о Ф.Э. Фальц-Фейне исключительно как об «эксплуататоре», у которого имелось 200000 десятин земли и «работало» в 1893 году на косовице 1100 машин» (8).
Но зачем искажается история? Нет, не каприз богача и не барская прихоть создали удивительный зоопарк-заповедник Асканию. «Она, — писал Александр Кременской, — рождена пожизненной страстью, научными интересами естествоиспытателя» (9).


Взгляните на фотографию основателя Аскании. Все говорит о силе воли и таланте этого человека.
Фридрих Эдуардович Фальц-Фейн родился 16 апреля 1863 года в Аскании-Нова и был старшим среди семи братьев и сестер.
Глава семьи — Эдуард Иванович — первый сын легендарного Йоганна Фальц Фейна, умер, когда Фридрих еще был подростком. Мать, Софья Богдановна, поддерживала дружеские отношения с И.К. Айвазовским, Л.Н. Толстым, Ф.М. Достоевским, В.Д. Набоковым. Эта красивая импозантная дама обладала большой практической сметкой и, живи она в Америке, могла бы стать героиней приключенческих романов. Возле крымского Перекопа построила незамерзающий порт Хорлы с громадными складами, хлебными элеваторами, таможней, метеостанцией, почтой и телеграфом. Родственник Фридриха — Александр, пионер русского воздухоплавания, испытывал первые аэропланы Туполева (с которым учился в одной школе), погиб летчиком во время первой мировой войны в Карпатах. Брат — Владимир, избирался членом Государственной думы Третьего созыва, возглавлял Херсонский отдел Российского общества правильной охоты.


Учителем для Фридриха пригласили француза Конрадса. Конрадс, по-видимому, и привил смышленому и любознательному мальчонке любовь к природе. В семнадцать лет за отлично сданные экзамены в Херсонскую гимназию Фридрих получил от родителей разрешение на устройство первой вольеры. В 1983 году недалеко от господского дома в Аскании-Нова Фридрих оградил 8 десятин степи, где содержал несколько степных животных (17).


В 1882 году Ф.Э. Фальц-Фейн поступает в Дерптский (Юрьевский) университет и во время каникул объезжает все крупные ботанические сады и зоопарки мира. Первый участок целины в районе урочища Кроли Фридрих стал охранять, закончив университет в 1889 году. Эту дату можно считать началом организации первого заповедника, как на Украине, так и в целом в Российской империи. Добавлю, что вначале, при дележке отцовского наследства, Фридриху достался Доренбург, а Владимиру — Аскания. Но увидев, как Фридрих опечалился, Владимир обменялся с ним имениями.


Участок в урочище Кроли оказался не очень удачным, по нему раньше проходил чумацкий шлях, и тогда по совету ботаника И.К. Пачоского Фальц-Фейн закладывает в 1898 году новые заповедные участки в 500 и 120 десятин. А затем, в имениях братьев — еще три участка в 45 десятин. Любопытно, что уже тогда они имели буферную зону. С 1897 года он создает зоопарк и ботанический парк, с 1898 года — естественный музей. На глубину 70 метров были прорыты скважины, из которых при помощи мощного насоса выкачивалось по 300 тысяч ведер воды ежедневно для поливов. Позже Фридрих Эдуардович провел в Асканию водопровод, телеграф, телефон, электрическое освещение, построил почту, больницу, создал большую библиотеку.
Первое время Софья Богдановна и управляющий имением Подоба противились природоохранным начинаниям Фридриха. Став полновластным хозяином Аскании, Фридрих сразу выгнал Подобу и полностью подчинил хозяйственные интересы природоохранным и научно-биологическим. Прибыль от продажи овец и шерсти он пускал на развитие заповедника, зоопарка, дендропарка и биологических исследований (по 20—40 тысяч в год). Охрана природы и биология стали в Аскании при Фальц-Фейне делом номер один.
Фридрих слыл упрямым и волевым. Рассказывают, как-то на охоте заряд дроби задел ему правую руку. Дабы не тревожить родителей, он наскоро перевязал руку, сменил куртку и, как ни в чем не бывало, явился на праздничный ужин. Но когда один из знакомых крепко пожал ему руку, Фридрих не вынес боли и упал в обморок.
Другой раз он добился увольнения одного строптивого инспектора, а тот в отместку заложил под его дом взрывчатку и поджег ночью бикфордов шнур. Лишь железная кровать спасла Фридриха от смерти: одна из потолочных балок упала на спинки кровати.


В 1889 году Фридрих Эдуардович посетил Всемирную выставку в Париже, где познакомился с известным зоологом Сент-Хилиром.
«В Вас, — сказал ему ученый, — счастливо сочетаются любовь к природе, знания, энергия и наличие необходимых средств для выполнения Ваших планов» (10).
Вскоре Фридрих Эдуардович подружился с известным путешественником генералом П.К. Козловым. При его помощи Фальц-Фейн, после нескольких неудачных попыток, наконец-то в 1899 году добывает в Монголии лошадей Пржевальского. Жеребца дарит царь, и вскоре в Аскании (впервые в мире) дикие лошади дают приплод. В начале ХХ века в вольерах Аскании-Нова содержится 58 видов млекопитающих, 344 вида птиц, числом более 1800 разных животных. В апреле 1902 года в зоопарк из Беловежья привозят зубров. От них Фальц-Фейн с помощниками добивается приплода. С 1902 года асканийские степи систематически стали изучаться И.К. Пачоским и другими видными учеными.
Крупным научным учреждением становится и зоопарк. В нем работают более 100 человек, из них 10 квалифицированных экскурсоводов.
Далеко за пределами России разошлась слава о «райском саде». С 1912 по 1917 годы его посетило 12850 человек. Бывали профессора И.К. Пачоский, Г.К. Высоцкий, М.М. Завадовский, Н.Н. Клепинин, М.Ф. Иванов, И.И. Иванов, А.А. Браунер, немецкий ученый Лейдекер, путешественник П.К. Козлов. В 1913 году у Фальц-Фейна гостил известный германский пропагандист охраны природы Г. Конвенц. «Райским садом» назвал Асканию профессор Хеч.


В 1901 году Николай II, посетив Всероссийскую торговую ярмарку и познакомившись с асканийскими экспонатами, твердо решил погостить у Фридриха Эдуардовича, чем впервые нарушил дворцовый этикет, запрещающий императору останавливаться у частных лиц в их собственном доме.
21 апреля 1914 года в Асканию прибыл полковник Спиридович, начальник секретной службы. А через два дня на трех автомашинах из Крыма приехал Николай II. Хозяин долго водил царя по своим владениям, рассказывая, как решает проблему разведения в неволе исчезающих животных. Император всем интересовался, задавал массу вопросов. В зоопарке на Николая напал петух. Рассерженный Фальц-Фейн обещал посадить его в клетку.
«Не надо, — улыбнулся государь, — это мой единственный враг, который нападает в открытую».
Отъезжая, самодержец обещал дать хозяину Аскании награду за его труды — звание «потомственного дворянина». И обещание сдержал. Единственный случай, когда за охрану природы получили дворянское звание. Позже царь еще раз хотел посетить Асканию, взяв сына, да началась война. Впоследствии Николай II восторженно писал своей матери об Аскании: «Там живут разные олени, козы, антилопы, гну, кенгуру и страусы круглый год под открытым небом на открытом воздухе и тоже вместе. Удивительное впечатление, точно картина из Библии, как будто звери вышли из Ноева ковчега» (17).


Фридрих Эдуардович — активный член Постоянной природоохранительной комиссии при Императорском Русском Географическом обществе. В мае 1913 года поддержал ее взносом в тысячу рублей (11).
С началом первой мировой войны в России издали вереницу «антигерманских указов»: вся германская собственность ликвидировалась, немцам запрещалось говорить на родном языке, собрание более чем двух немцев объявлялось вне закона, лошадей конфисковали, свиней — регистрировали, почтовых голубей по приказу местного генерал-губернатора Эбелова— переписывали и запрещали выпускать. Почувствовал излишнее внимание властей и хозяин Аскании.
В бумагах профессора А.А. Браунера мной было найдено любопытное письмо.

«В общество естествоиспытателей при Новороссийском университете.
В последних числах июля с/г одним из крестьян Днепровского уезда был на охоте в степи близ имения Фальц-Фейна «Аскания-Нова» убит кобчик, на ноге которого обнаружено алюминиевое кольцо с надписью, доставленной затем мне.
Покорнейше прошу не отказать в распоряжении сообщить мне по возможности в непродолжительном времени имеющиеся у Вас по этому вопросу сведения с целью освещения этого обстоятельства, вызвавшего разговоры о каких-то подозрительных затеях враждебной нам Германии.
И.О. помощника начальника Херсонского губернского жандармского управления в Днепровском уезде Таврической губ. Полковник (Подпись неразборчива).
25 окт. 1914 г. №1770, г. Херсон».


Фальц-Фейн стал кольцевать птиц одним из первых в России, еще в начале девяностых годов прошлого века. Кольцами не пользовался. На шею птицам вешались специальные цилиндрики с записками на четырех языках. Одна такая попала к правителю Судана Калифу Махди. Тот вызвал к себе европейца Рудольфа Златина, томившегося в неволе не один год, и приказал объяснить, что это за вещь.
«Этот журавль выведен и выращен в моем поместье «Аскания-Нова» Таврической губернии, на юге России. Просьба сообщить, где птица была поймана и убита. Сентябрь 1892 года. Фридрих Фальц-Фейн» — прочитал европеец.


«Нечестивцы, у них еще есть время заниматься таким пустяковым и бесполезным занятием, — пожал плечами правитель Судана. (1).
Позже кольцеванием у Фальц-Фейна стал заведовать Генрих Рибергер. Вообще у хозяина Аскании собралась верная и трудолюбивая команда: Рибергер, Сиянко, Игумнова. Кучер Никифор, бролее пятидесяти лет служивший у Фридриха и за свою преданность получивший медаль из рук царя. Наливайко, помощник главного пастуха, душой младенец и лицом Стенька Разин. Опытный пастух Иван Саучак, в свои сто четыре года лучше других пасший отары.
Жена путешественника П.К. Козлова, Елизавета Козлова, вспоминает:
«Ф.Э. органически не терпел письменно излагать свои мысли, он никогда или почти никогда не писал писем и за всю свою жизнь выпустил только пять маленьких статей... На все мои замечания и упреки по этому поводу он, бывало, отвечал: «Приезжайте в Асканию и давайте совместно работать: я буду говорить, рассказывать, отвечать на вопросы, я ничего не утаю... А Вы — спрашивайте, наблюдайте сами, разбирайтесь в архиве зоопарка и пишите». Но этому доброму намерению так и не суждено было осуществиться, и Ф.Э. унес с собой все, что знал, над чем работал, и чего достиг его выдающийся, самобытный ум...» (12).


В начале 1917 года Ф.Э. Фальц-Фейн покидает Асканию. Живет в Москве, где занимается природоохраной, организовывает Московское общество охраны природы. Пишет в Харьков профессору В.И. Талиеву: «В отношении охраны степи необходимо высказаться по поводу нижеследующего: 1) мой защитный участок целинной степи в 500 десятин представляет собой объект большой научной ценности; 2) остальная целинная степь, расположенная вокруг этого участка, как сенокосная и выпасная, является необходимым окаймлением и дополнением для участка защитного, ограждая этот последний от засорения и видоизменения флоры» (13).
Через год Фридрих Эдуардович уезжает в Германию, где в феврале 1919 года выступает с докладом об Аскании на заседании природоохранной комиссии под председательством профессора Г. Конвенца. Хозяин Аскании очень трудно переносил разлуку со своим заповедником.
«Как трудно жить в городе, тут даже не видно, как заходит солнце» — передает его слова Е. Козлова (12).


Умер Фридрих Эдуардович Фальц-Фейн в санатории Бад Киссинген 57 лет отроду 2 августа 1920 года Похоронен на старом кладбище «Двенадцати апостолов» в Берлине. На могильном камне, с изображением двух степных орлов, высечена надпись: «Здесь покоится знаменитый создатель «Аскании-Нова».
Еще при Фальц-Фейне, ученые-естественники не раз поднимали в печати вопрос о национализации заповедника-зоопарка. Друг Фридриха Эдуардовича — Петр Кузьмич Козлов писал в 1915 году: «...В заключение позволю себе высказать искреннее пожелание, чтобы Асканийский зоопарк — гордость России, скорее перешел в национальную собственность и явился бы, таким образом, живым откликом на современный вопрос «об охране памятников природы». Только при широком содействии правительства, при скорейшем издании соответствующего закона, вопрос об охране памятников природы станет на твердую почву» (14). Естественно, Козлов не мог высказать такую точку зрения без согласия владельца Аскании.
По-видимому, к такому решению Фридрих Эдуардович склонился после 1905 года, когда толпы крестьян громили помещичьи усадьбы. У семьи Фальц-Файнов разрушили Хорлы, Преображенку, Максимовку, Дофино, Даровку.


2 декабря 1905 года пристав Днепровского уезда сообщил таврическому губернатору:
«Вчера, 1 декабря вечером, разгромлена экономия «Дофино» с конфетной фабрикой, а сегодня утром окончательно сожжена. Громили и грабили крестьяне, женщины и дети сел Калапчака, Чалбасс и Николаевка, куда увезли награбленное. Грабителей было бричек сорок, из них некоторые были вооружены огнестрельным оружием. Сегодня днем разграблена экономия «Максимовка» С.Б. Фальц-Фейн... В Хорлах покамест тихо, тоже устроена самооборона, сделаны баррикады» (15).
Обеспокоенный судьбой «райского сада», Фридрих Эдуардович срочно пишет таврическому губернатору: «Ввиду ужасов, происходящих в западной части нашего уезда, обращаюсь к Вам с покорнейшей просьбой, ради спасения от разгрома хотя бы несколько усадеб нашего уезда, назначить на постой ко мне в Асканию-Нова и к брату Владимиру хотя бы двадцать человек казаков или крымцев за наш счет и полное содержание. Эти, хотя и ничтожные, силы совместно со служащими, я уверен, могли бы отстоять пока еще не разгромленные экономии... Скажу только, что пожар этот быстро разгорается, двигаясь с запада на восток... Убедительно прошу Вас, Ваше превосходительство, поэтому исполнить мою просьбу, так как иначе все погибнет...» (15).
Губернатор направил солдат, и они спасли «земной рай».

Литература:
1. Бородин И.П. Охрана памятников природы, СПб., 1914, 32 с.
2. Анучин Д.Н. Охрана памятников природы, М., 1914, 42 с.
3. Талиев В.И. Охраняйте природу, Харьков, 1914, 14 с.
4. Завадовский М.М. Общий почерк развития Аскании-Нова. // Аскания-Нова, М, с. 1—60.
5. Пачоский И.К. Целинная заповедная степь Аскании-Нова // Аскания-Нова, М., 1924, с. 83—113.
6. Иванов М.Ф. Акклиматизационный зоологический сад Ф.Э. Фальц-Фейна в Аскании-Нова Таврической губернии // Естествознание в школе, 1911, № 3, с. 3—15.
7. Иванов М.Ф. Наука должна освещать путь производству // М.Ф. Иванов. Полное собрание сочинений, М., 1963, Т. 1, с. 443.
8. Ленин В.И. // Полное собрание сочинений, Т. 3, с. 243.
9. Кременской А.А. Черные пески. М., 1985. — с. 200—201
10. Гржимек Б. Дикое животное и человек. М., 1982. — 150 с.
11. Архив РГО. Дело Постоянной Природоохранной комиссии, № 41/1911, Д. 30, ч. 1, 2.
12. Козлова Е.В. Аскания-Нова: Зоопарк в южно-русских степях. Петроград, 1923, 120 с.
13. Бюллетени Харьковского общества любителей природы, 1918, № 1.
14. Козлов П. Аскания-Нова: первые опыты акклиматизации животных в России, СПб., 1915, 95 с.
15. Революционная борьба на Херсонщине: 1905—1917 гг., Херсон, 1962, 250 с.
16. Iсторiя мicт i сiл Української РСР: Херсонська область, К., 1972, 560 с.
17. Фальц-Фейн В., 1997. Аскания-Нова, К.: Аграрная наука, 347 стр.


Источник: http://www.ecoethics.ru/b29/04.html

 

Галереи


Фальц-Фейн Фридрих Эдуардович

Статьи

24.01.2014 Степові орли з України над Берлінською могилою творця в «Асканії-Нової»
16.11.2009 Фальц-Фейн в бронзе
03.11.2009 Памятник основателю
30.10.2009 Памятник основателю чуда
16.04.2008 К юбилейной дате
09.11.2006 Золотое руно Таврии
01.09.2003 Охрана природы степи
11.11.2002 Память о Фальц-Фейне и его деле
07.01.2000 Чей ты родом? (О происхождении южнорусской овчарки)
01.01.2000 Аскания-Нова и Одесса.
01.01.2000 Лошадь Пржевальского.
01.01.2000 Материнский век
01.01.2000 Южно-русская овчарка.
01.01.1998 Фальц-Фейн Фридрих Эдуардович
01.01.1995 О южнорусской овчарке.

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.