on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.05.2019, 09:22

май-2019

Люблю я час грози весною, Коли травневий перший грім, Немовби тішачися грою, Гуркоче в небі голубім. Луна співає голосисто, От дощик бризнув, пил летить, Краплин прозорчасте намисто На сонці золотом горить. Біжать потоки з гір суворих, Пташиний не змовкає гам, І в лісі гам, і шум у горах — Усе підспівує громам… Ф. Тютчев  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Новости региона

22.05.2019, 13:44

Михайло Толстих у полоні сюрреалізму

22.05.2019, 13:30

В Херсоні покажуть фільм жахів для дітей на великому екрані

22.05.2019, 10:04

Підведені підсумки VII фестивалю «КІНОКАЛЕЙДОСКОП»

Гмырев Алексей Михайлович

Гмырев Алексеи Михайлович (1887 Смоленск — 1911 Херсон), поэт. Из семьи железнодорожного конструктора. В детстве и отрочестве нищенствовал. В поисках работы переехал в Николаев, где жил его старший брат, и поступил работать на завод «Наваль» (ныне Черноморский судостроительный завод).
В 1906 году Алексей Гмырев был осужден за антигосударственную агитацию на 6 лет и 8 месяцев каторжных работ. Умер 11 (24) сентября 1911 года в больнице Херсонской каторжной тюрьмы.

Далеко за тюрьмой, где клубится туман,
Без обряда схоронят меня,
И покроет могилу колючий бурьян...
Алексей Гмырев, 1911 год

Пророческие слова поэта сбылись. А дело было так...

«Год тому в больнице Херсонской каторжной тюрьмы умер от чахотки политический заключенный, бывший рабочий Николаевских судостроительных заводов Алексей Гмырев. Шесть лет беспрерывного заключения отразились на его юношеском здоровье, и, как следствие, на двадцать четвертом году его опустили в могилу.
В ту ночь их умерло трое. На казенном кладбище вырыли три могилы и опустили в них три черных гроба. Какая из них его могила — никто не скажет. Приходят друзья, и скорбные стоны несутся к трем могилам».
«Правда», 13 сентября 1912 года.

Газета, которая именовалась «Правдой», дезинформировала своих читателей. Через месяц после смерти поэта место его захоронения было четко определено. Вот «показания»-воспоминания Марии Козловой, подруги (возлюбленной) Алексея: «...Тогда помощник начальника (тюрьмы) твердо сказал: «Да, умер». И уже как сквозь сон я услышала: «Тюремное кладбище, сто одиннадцатый разряд.» Уехать и не побывать на кладбище я не могла. Кому приходилось в те годы бывать в Херсоне, тот знает, что это за кладбище. Оно начиналось у самого вокзала и тянулось на очень большое расстояние к городу. Зашла в контору и попросила указать мне могилу Гмырева, но они этого не знали и объяснили мне, что могилу отметят только после того, когда будут хоронить следующего.

В следующее воскресенье я вновь посетила херсонское кладбище, пришла на сто одиннадцатый разряд, где было уже несколько свежих могил. В середине на одной из них был вбит столбик с железной табличкой с одним только словом «Гмыря».

Последний раз могилу Алексея Гмырева она посетила весной 1912 года. Мария Козлова оказалась единственным человеком, который знал местонахождение могилы поэта. Что касается «соратников» по борьбе с царизмом, Гмыревым интересовался только его сокамерник Ефим Афонин (партийная кличка — Батько). Он единственный из всей Николаевской парторганизации РСДРП поинтересовался у Козловой, в каком состоянии находится могила Гмырева и можно ли поставить какой-либо памятник.

Вскоре Мария Козлова навсегда уезжает в Москву. Со временем деревянный колышек сгнил, а холмик сравнялся с землей.

Когда большевики окончательно утвердились, пришло и признание творчества Гмырева. В различных издательствах выпускались сборники его стихов, получившие восторженные отзывы классиков советской литературы и музыки.

Его именем названы улицы Херсона и Николаева, а также Николаевская областная научная библиотека. В разное время в Николаеве были установлены скульптурные изображения Гмырева: одно на территории Черноморского судостроительного завода, второе — в сквере напротив корпуса педагогического института. На открытии последнего присутствовала Мария Афанасьевна Козлова.
Как бы не был увековечен поэт никто и никогда не придет на его могилу и не возложит на нее букет цветов, потому что никто не знает, где она. Это предвидел Алексей Гмырев, когда писал:
Знаю я, что к могиле моей не придут
Ни друзья, ни слепые враги.

Александр Скороход
Журнал «Новый фаворит» май 2004 год

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.