on-line с 20.02.06

Арт-блог

07.02.2019, 11:25

Февраль-2019

Б Пастернак Февраль Достать чернил и плакать https://www.youtube.com/watch?v=Ba0t9sndAqg

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Новости региона

29.01.2019, 12:08

Дозволь собі бути щасливим

25.01.2019, 10:00

Відбувся флеш-моб «Моя стрічка-моя згода!»

16.01.2019, 10:38

“Краща книга Херсонщини”

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > «Госпожу министершу» приговорили к расстрелу...

«Госпожу министершу» приговорили к расстрелу...

В начале июля 1910 года херсонская газета «Родной край» сообщала о приезде в Херсон супруги военного министра Российской империи Сухомлинова - Екатерины Викторовны. Госпожа Сухомлинова направлялась в Голую Пристань, где в то время жил ее отец, известный далеко за пределами империи ученый-археолог, основатель и «собиратель» сокровищ Херсонского музея древностей, Виктор Иванович Гошкевич. В Голой Пристани состоялась первая после нескольких десятилетий разлуки встреча отца и уже взрослой дочери, ведь семья Гошкевичей распалась, когда Кате было всего 8 лет. Впрочем, встрече этой суждено было стать и последней в их жизни...

Свои самые счастливые совместные годы жизни чета Гошкевичей провела в Киеве. Здесь в 1882 году у них родилась дочь Катя. Гошкевичи вели скромную и в то же время наполненную бурными и интересными событиями жизнь в среде киевской богемы. В гостях у них бывали литераторы, поэты, художники и ученые. Сам глава семейства, имеющий семинарское и университетское образование, уже тогда был страстно увлечен археологией и посвящал ей всё свое свободное время. Кто знает, может, именно эта его настоящая страсть и послужила в дальнейшем причиной развала семьи. Еще совсем не старый, разменявший всего лишь третий десяток лет жизни, Виктор Иванович носил густую и длинную бороду, делающую его похожим на библейского патриарха. Сходство с патриархом послужило поводом к тому, что известный, причем уже не только на родине, художник Михаил Врубель, расписывавший в 1884 году внутреннее убранство Кирилловской церкви в Киеве, придал одному из написанных им апостолов черты лица Виктора Гошкевича.

Впрочем, колоритный Гошкевич не единожды служил моделью для художников. В образе Моисея работы художника Виктора Васнецова во Владимирском соборе Киева без труда узнаются портретные черты Виктора Ивановича. Кроме того, в собрании Русского музея имеется написанный Васнецовым в 1887 году портрет будущего создателя и хранителя Херсонского музея древностей. Не осталась незамеченной и ангельская красота маленькой дочери Гошкевича, Кати. Васнецов увековечил ее лик в образе Святого Младенца на руках Богоматери на фреске во Владимирском соборе Киева... С той поры пролетело немало лет. Виктор Иванович, уехавший в Херсон после развода с женой, всецело отдался своему любимому увлечению археологией, ставшему делом всей его дальнейшей жизни и принесшему без преувеличения мировую славу созданному им Херсонскому музею древностей. Об этом свидетельствуют восторженные отзывы посетивших музей иностранных ученых и исторические материалы в газетах начала XX века. Бескорыстный, честный, не жалевший своих сил и времени для пользы общества человек... Дочь же его, Екатерина, принадлежала к совсем иному складу людей, а посему и след, оставленный ею на страницах истории, хотя и был не менее ярким, расцвечен иными красками человеческого характера.

В начале XX века Кате исполнилось 20 лет - самое время позаботиться бедной девушке о своем будущем. Вот как вспоминает об этом периоде ее жизни бывший депутат Государственной Думы Василий Шульгин, хорошо знавший Екатерину и семью Гошкевичей: «В то время она была машинисткой у одного киевского нотариуса. Она получала 25 рублей в месяц (жалование по тем временам весьма скромное. -Прим. авт.), имела одно приличное платье и притом черное. Но она была больше, чем королева, она была Васнецовское дитя»... С детских лет Екатерина Гошкевич знала это и делала большую ставку на свою красоту и обаяние в достижении поставленной перед собой цели. Первым подходящим кандидатом на роль мужа под прицел ее томных глаз попал молодой и богатый помещик Владимир Бутович, потомок славного украинского рода, чей предок в свое время подписался под решением Переяславской рады. Бутович сделал Екатерине предложение и увез ее после свадьбы в свое имение в Полтавской губернии.

Теперь у Екатерины Викторовны были деньги и определенное положение в обществе. Однако жизнь в сельской глуши была скучна, без развлечений и привычного общения в среде киевского бомонда. Вскоре после рождения сына заскучавшая госпожа Бутович начинает посещать европейские курорты, где царит по-настоящему бурная жизнь с развлечениями и новыми встречами. Итогом полюбившихся ей поездок стало знакомство в мятежном 1905 году с командующим войсками Киевского округа генерал-лейтенантом Владимиром Александровичем Сухомлиновым. Завязавшемуся роману не помешали ни революционная кровавая драма, непосредственным участником которой был генерал, ни маленький сын Екатерины Викторовны, ни разница в возрасте меж влюбленными, составлявшая ни много ни мало 34 года.

Стоит ли говорить, что любовная связь такой крупной государственной персоны, как генерал Сухомлинов, с замужней женщиной не могла остаться незамеченной. Разразившийся вслед за этим скандал и лживые попытки сделать законного мужа мадам Бутович участником какой-либо грязной истории стали лишь легкой прелюдией к многолетнему бракоразводному процессу, подоплеку которого обсуждали на просторах всей империи. Конечно, в этих обсуждениях на все лады склоняли и имя престарелого генерала Сухомлинова. Тем не менее, как это ни удивительно, скандалы и гнусные подробности в деле «любовного треугольника» не мешали дальнейшему и весьма стремительному карьерному росту Владимира Александровича. Он в марте 1909 года был назначен Императором Николаем II на должность военного министра Российской империи. Теперь с высоты своего положения Сухомлинов мог и пренебречь правилами и условностями общепринятого этикета.

Не дожидаясь окончания бракоразводного процесса, Екатерина Викторовна переехала в огромный, полагавшийся по штату военному министру особняк, состоявший из 40 просторных комнат. Несмотря на строгие правила, не позволявшие людям семейным посещать дом, хозяин которого открыто жил с чужой женой, в особняке Сухомлинова всегда было шумно и многолюдно. И всё это благодаря весьма общительному характеру Екатерины Викторовны. В числе «ближайших и верных» друзей военного министра имелись весьма сомнительные личности. О некоторых уже тогда было известно, что они занимались шпионской деятельностью в пользу Германии. Впрочем, Сухомлинов не принимал никаких явных доводов секретных служб, оставаясь верным своей «корыстной дружбе».

О том, как из первых рук министра Сухомлинова уплывали секреты, уникальные военные разработки и даже образцы нового оружия, рассказывает в своей книге «Последний свидетель», написанной в эмиграции, бывший депутат Государственной Думы Василий Шульгин. Подтверждает это и доклад члена Госдумы Александра Гучкова, сделанный им накануне войны: «Циничная беспринципность, глубокое нравственное безразличие, ветреное легкомыслие в связи с материальной стесненностью (и это при жаловании 50 тысяч, в год положенному военному министру, что равнялось годовой зарплате 27 высокооплачиваемых рабочих наивысшей квалификации! - Прим. авт.) и необходимостью прибегать к нечистоплотным услугам разных проходимцев и, наконец, женское влияние (явный намек на Екатерину Викторовну. - Прим. авт.), которое цепко держало Сухомлинова в рабстве, - всё это делало его легкой добычей ловких людей... Русский военный министр - в руках банды проходимцев и шпионов накануне европейской войны, к которой готовится лихорадочно Германия со своей союзницей...».

О том же шпионском окружении военного министра Сухомлинова можно найти информацию в материалах историка и политического деятеля периода революционной эпохи Сергея Мельгунова. То же утверждает в своих мемуарах «Двойной агент. Записки русского контрразведчика» и контрразведчик Владимир Орлов, не понаслышке знакомый с сутью событий. Что и говорить, начало войны 1914  года застало военного министра, члена Государственного совета, генерал-адьютанта Сухомлинова врасплох, а его совсем недальновидные или попросту неумелые и преступные действия стали причиной поражения армии в решающих битвах. Наконец, после ряда промахов и серьезных неудач, в апреле 1915 года Сухомлинова отправляют в отставку, а спустя год заключают в каземат Петропавловской крепости, обвиняя его в растратах армейских средств и государственной измене.

Несмотря на всю тяжесть обвинений, предъявленных Сухомлинову, Екатерине Викторовне в то время жилось совсем не плохо. Ее фотографии в изысканных нарядах можно было встретить почти во всех иллюстрированных изданиях империи. Мало что изменилось для нее и после буржуазной революции в феврале 1917 года. Беззаботная жизнь бывшей «госпожи министерши» продолжалась вплоть до августа 1917 года, когда она была наконец арестована. А вскоре состоялся суд над четой Сухомлиновых. Обвинения были всё те же: государственная измена, растрата, взятки... Впрочем, решение суда оказалось весьма мягким для Екатерины Викторовны, которая, в отличие от супруга, избежала наказания. Вот только к прежней беззаботной жизни возврата для нее уже не было. В тяжелое послереволюционное время Екатерина Викторовна существовала на жалкие остатки былого благополучия, которые удалось утаить от конфискации. В голодные и трудные годы привыкшая к роскоши, веселой и беззаботной жизни госпожа Сухомлинова в доле с компаньоном офицером-дезертиром попыталась заняться крупными сахарными спекуляциями. Однако капиталов нажить не удалось. Спекулянты были задержаны и приговорены военно-революционным трибуналом по закону военного времени к расстрелу... И было Екатерине Викторовне всего лишь 36 лет от роду...

P. S. Как это ни парадоксально, но глубокий старик Сухомлинов пережил свою молодую жену на целых 8 лет. Выйдя из тюрьмы и эмигрировав в Германию, бывший военный министр Российской империи, влачивший жалкую жизнь без средств к существованию, в возрасте 78 лет замерз на скамье в парке зимой 1926 года...

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №43 (675).- 24.10.2014.- стр.17

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.