on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новости региона

15.08.2019, 14:05

В Україні запустився безкоштовний онлайн-курс для митців

14.08.2019, 10:32

У Херсоні відбудеться Флешмоб жіночності-2019

14.08.2019, 10:21

Херсонців запрошують відсвяткувати День Незалежності

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > «Госпожу министершу» приговорили к расстрелу...

«Госпожу министершу» приговорили к расстрелу...

В начале июля 1910 года херсонская газета «Родной край» сообщала о приезде в Херсон супруги военного министра Российской империи Сухомлинова - Екатерины Викторовны. Госпожа Сухомлинова направлялась в Голую Пристань, где в то время жил ее отец, известный далеко за пределами империи ученый-археолог, основатель и «собиратель» сокровищ Херсонского музея древностей, Виктор Иванович Гошкевич. В Голой Пристани состоялась первая после нескольких десятилетий разлуки встреча отца и уже взрослой дочери, ведь семья Гошкевичей распалась, когда Кате было всего 8 лет. Впрочем, встрече этой суждено было стать и последней в их жизни...

Свои самые счастливые совместные годы жизни чета Гошкевичей провела в Киеве. Здесь в 1882 году у них родилась дочь Катя. Гошкевичи вели скромную и в то же время наполненную бурными и интересными событиями жизнь в среде киевской богемы. В гостях у них бывали литераторы, поэты, художники и ученые. Сам глава семейства, имеющий семинарское и университетское образование, уже тогда был страстно увлечен археологией и посвящал ей всё свое свободное время. Кто знает, может, именно эта его настоящая страсть и послужила в дальнейшем причиной развала семьи. Еще совсем не старый, разменявший всего лишь третий десяток лет жизни, Виктор Иванович носил густую и длинную бороду, делающую его похожим на библейского патриарха. Сходство с патриархом послужило поводом к тому, что известный, причем уже не только на родине, художник Михаил Врубель, расписывавший в 1884 году внутреннее убранство Кирилловской церкви в Киеве, придал одному из написанных им апостолов черты лица Виктора Гошкевича.

Впрочем, колоритный Гошкевич не единожды служил моделью для художников. В образе Моисея работы художника Виктора Васнецова во Владимирском соборе Киева без труда узнаются портретные черты Виктора Ивановича. Кроме того, в собрании Русского музея имеется написанный Васнецовым в 1887 году портрет будущего создателя и хранителя Херсонского музея древностей. Не осталась незамеченной и ангельская красота маленькой дочери Гошкевича, Кати. Васнецов увековечил ее лик в образе Святого Младенца на руках Богоматери на фреске во Владимирском соборе Киева... С той поры пролетело немало лет. Виктор Иванович, уехавший в Херсон после развода с женой, всецело отдался своему любимому увлечению археологией, ставшему делом всей его дальнейшей жизни и принесшему без преувеличения мировую славу созданному им Херсонскому музею древностей. Об этом свидетельствуют восторженные отзывы посетивших музей иностранных ученых и исторические материалы в газетах начала XX века. Бескорыстный, честный, не жалевший своих сил и времени для пользы общества человек... Дочь же его, Екатерина, принадлежала к совсем иному складу людей, а посему и след, оставленный ею на страницах истории, хотя и был не менее ярким, расцвечен иными красками человеческого характера.

В начале XX века Кате исполнилось 20 лет - самое время позаботиться бедной девушке о своем будущем. Вот как вспоминает об этом периоде ее жизни бывший депутат Государственной Думы Василий Шульгин, хорошо знавший Екатерину и семью Гошкевичей: «В то время она была машинисткой у одного киевского нотариуса. Она получала 25 рублей в месяц (жалование по тем временам весьма скромное. -Прим. авт.), имела одно приличное платье и притом черное. Но она была больше, чем королева, она была Васнецовское дитя»... С детских лет Екатерина Гошкевич знала это и делала большую ставку на свою красоту и обаяние в достижении поставленной перед собой цели. Первым подходящим кандидатом на роль мужа под прицел ее томных глаз попал молодой и богатый помещик Владимир Бутович, потомок славного украинского рода, чей предок в свое время подписался под решением Переяславской рады. Бутович сделал Екатерине предложение и увез ее после свадьбы в свое имение в Полтавской губернии.

Теперь у Екатерины Викторовны были деньги и определенное положение в обществе. Однако жизнь в сельской глуши была скучна, без развлечений и привычного общения в среде киевского бомонда. Вскоре после рождения сына заскучавшая госпожа Бутович начинает посещать европейские курорты, где царит по-настоящему бурная жизнь с развлечениями и новыми встречами. Итогом полюбившихся ей поездок стало знакомство в мятежном 1905 году с командующим войсками Киевского округа генерал-лейтенантом Владимиром Александровичем Сухомлиновым. Завязавшемуся роману не помешали ни революционная кровавая драма, непосредственным участником которой был генерал, ни маленький сын Екатерины Викторовны, ни разница в возрасте меж влюбленными, составлявшая ни много ни мало 34 года.

Стоит ли говорить, что любовная связь такой крупной государственной персоны, как генерал Сухомлинов, с замужней женщиной не могла остаться незамеченной. Разразившийся вслед за этим скандал и лживые попытки сделать законного мужа мадам Бутович участником какой-либо грязной истории стали лишь легкой прелюдией к многолетнему бракоразводному процессу, подоплеку которого обсуждали на просторах всей империи. Конечно, в этих обсуждениях на все лады склоняли и имя престарелого генерала Сухомлинова. Тем не менее, как это ни удивительно, скандалы и гнусные подробности в деле «любовного треугольника» не мешали дальнейшему и весьма стремительному карьерному росту Владимира Александровича. Он в марте 1909 года был назначен Императором Николаем II на должность военного министра Российской империи. Теперь с высоты своего положения Сухомлинов мог и пренебречь правилами и условностями общепринятого этикета.

Не дожидаясь окончания бракоразводного процесса, Екатерина Викторовна переехала в огромный, полагавшийся по штату военному министру особняк, состоявший из 40 просторных комнат. Несмотря на строгие правила, не позволявшие людям семейным посещать дом, хозяин которого открыто жил с чужой женой, в особняке Сухомлинова всегда было шумно и многолюдно. И всё это благодаря весьма общительному характеру Екатерины Викторовны. В числе «ближайших и верных» друзей военного министра имелись весьма сомнительные личности. О некоторых уже тогда было известно, что они занимались шпионской деятельностью в пользу Германии. Впрочем, Сухомлинов не принимал никаких явных доводов секретных служб, оставаясь верным своей «корыстной дружбе».

О том, как из первых рук министра Сухомлинова уплывали секреты, уникальные военные разработки и даже образцы нового оружия, рассказывает в своей книге «Последний свидетель», написанной в эмиграции, бывший депутат Государственной Думы Василий Шульгин. Подтверждает это и доклад члена Госдумы Александра Гучкова, сделанный им накануне войны: «Циничная беспринципность, глубокое нравственное безразличие, ветреное легкомыслие в связи с материальной стесненностью (и это при жаловании 50 тысяч, в год положенному военному министру, что равнялось годовой зарплате 27 высокооплачиваемых рабочих наивысшей квалификации! - Прим. авт.) и необходимостью прибегать к нечистоплотным услугам разных проходимцев и, наконец, женское влияние (явный намек на Екатерину Викторовну. - Прим. авт.), которое цепко держало Сухомлинова в рабстве, - всё это делало его легкой добычей ловких людей... Русский военный министр - в руках банды проходимцев и шпионов накануне европейской войны, к которой готовится лихорадочно Германия со своей союзницей...».

О том же шпионском окружении военного министра Сухомлинова можно найти информацию в материалах историка и политического деятеля периода революционной эпохи Сергея Мельгунова. То же утверждает в своих мемуарах «Двойной агент. Записки русского контрразведчика» и контрразведчик Владимир Орлов, не понаслышке знакомый с сутью событий. Что и говорить, начало войны 1914  года застало военного министра, члена Государственного совета, генерал-адьютанта Сухомлинова врасплох, а его совсем недальновидные или попросту неумелые и преступные действия стали причиной поражения армии в решающих битвах. Наконец, после ряда промахов и серьезных неудач, в апреле 1915 года Сухомлинова отправляют в отставку, а спустя год заключают в каземат Петропавловской крепости, обвиняя его в растратах армейских средств и государственной измене.

Несмотря на всю тяжесть обвинений, предъявленных Сухомлинову, Екатерине Викторовне в то время жилось совсем не плохо. Ее фотографии в изысканных нарядах можно было встретить почти во всех иллюстрированных изданиях империи. Мало что изменилось для нее и после буржуазной революции в феврале 1917 года. Беззаботная жизнь бывшей «госпожи министерши» продолжалась вплоть до августа 1917 года, когда она была наконец арестована. А вскоре состоялся суд над четой Сухомлиновых. Обвинения были всё те же: государственная измена, растрата, взятки... Впрочем, решение суда оказалось весьма мягким для Екатерины Викторовны, которая, в отличие от супруга, избежала наказания. Вот только к прежней беззаботной жизни возврата для нее уже не было. В тяжелое послереволюционное время Екатерина Викторовна существовала на жалкие остатки былого благополучия, которые удалось утаить от конфискации. В голодные и трудные годы привыкшая к роскоши, веселой и беззаботной жизни госпожа Сухомлинова в доле с компаньоном офицером-дезертиром попыталась заняться крупными сахарными спекуляциями. Однако капиталов нажить не удалось. Спекулянты были задержаны и приговорены военно-революционным трибуналом по закону военного времени к расстрелу... И было Екатерине Викторовне всего лишь 36 лет от роду...

P. S. Как это ни парадоксально, но глубокий старик Сухомлинов пережил свою молодую жену на целых 8 лет. Выйдя из тюрьмы и эмигрировав в Германию, бывший военный министр Российской империи, влачивший жалкую жизнь без средств к существованию, в возрасте 78 лет замерз на скамье в парке зимой 1926 года...

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №43 (675).- 24.10.2014.- стр.17

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.