on-line с 20.02.06

Арт-блог

02.07.2018, 08:50

Липень-2018

Лине пісня літа Липень на осонні – Божа благодать. Сливи, ніби сонні, В шибку  стокотять. Проситься малина Губи замастить. Пісня літа лине З серця – у блакить. А вода в криниці Справді дзвонкова. Пити – не напитися… Сила ожива. Трави наче з медом Витекли із сот. Сонце власне кредо Мовить із висот. Синє і зелене В рамочці одній. Горнуться до мене Квіти запашні. І протяжним рипом Грають явори… Гарний місяць липень- Що не говори. Вадим Крищенко  

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Новости региона

17.07.2018, 10:50

Драма українського режисера з Херсону перемогла на кінофестивалі в Єревані

17.07.2018, 10:26

«Дорога Памела», або Доброта врятує світ

12.07.2018, 10:12

Литовская встреча на Херсонской набережной (фото и видео)

Все фото и видео Дмитрия Багненко «Витовт Великий» причаливает ...
> Персоналии > Музыка > Вазин Георгий > Грустный юбилей

Грустный юбилей

01.01.2000

Далеко не часто бывает, чтобы в один день сошлись три таких замечательных юбилея -60-летие со дня рождения, 40-летие творческой деятельности и 25-летие камерного оркестра "Гилея". Юбилей -это повод для подведения итогов, для размышлений о жизни, о времени, о себе, о людях, с которыми ты живешь и работаешь, о стране, в которой ты живешь, о мире, в котором мы все существуем. Виновник этих всех юбилеев - народный артист Украины, художественный руководитель и дирижер камерного оркестра "Гилея", очень известный в Херсоне человек - Георгий Андреевич ВАЗИН.

- Если бы с помощью машины времени Вы могли перенестись на 40 лет назад, что бы Вы изменили в своей жизни?
- В 1972 году, когда я служил в Германии и руководил симфоническим оркестром ГСВГ, мэр города Лейпцига предложил мне остаться у них. Обещали замечательные условия для работы, квартиру, высокую оплату, но тогда мое мировосприятие, как и у многих из нас, было другим. Мне и сейчас трудно представить себя вне родины. Я считаю, что родину, как и мать, менять нельзя. Но то, что происходит у нас сейчас, конечно, ничем иным назвать нельзя, кроме как только геноцидом народа и культуры. По-моему, над Херсоном витает какая-то злая сила, которая хочет уничтожить нашу культуру; а человек без культуры, без прошлого, да и без настоящего не имеет будущего.


- Так мрачно?
- Для оптимизма особо нет причин. Зарплату я, как и члены моего коллектива, как вся филармония не получал с 1997 года. Когда же я завожу разговор о 40 % надбавке за звание народного артиста, у руководства это вызывает недоумение. На что надеяться, на что рассчитывать?
- У Вас хорошие отношения с областным и городским управлениями культуры?
- Да, я поддерживаю с ними приятельские отношения. Мы встречаемся, пожимаем друг другу руки, нормально общаемся, но как от руководителей я от них не ощущаю никакой пользы.
- Но надежда еще какая-то все-таки есть?
- Надежда умирает последней. Вы помните, у нас были прекрасные самодеятельные коллективы, их было очень много. Сейчас все это исчезло, ничего нет. Но если не надеяться, то незачем и жить.


- На юбилейный концерт соберутся друзья. Можно сказать, что для Вас это большая радость?
- Когда собираются друзья, это всегда радость. Приедут мои друзья из Днепропетровска, Львова, Киева, Москвы. Оркестр готов во всеоружии встретить это событие. В концерте будут участвовать все лучшие херсонские исполнители. Конечно, это приятно, это здорово, когда к тебе столько людей хорошо относится. Но все-таки я бы хотел, чтобы это хорошее отношение имело какое-то более реальное воплощение. Чтобы взяли наш оркестр в муниципальную собственность, чтобы этот оркестр был городским. Может быть, руководство города наконец пойдет нам навстречу. Что должно выразиться в том, чтобы к нам изменилось отношение. Чтобы мы, как учителя и врачи, имели не 3-х годичную, а 3-х месячную задолженность по зарплате; чтобы хоть немного мы могли получить струн, канифоли; чтобы у нас не сокращали библиотекаря, костюмера; чтобы мы хоть немного были нужны не только горожанам, но и отцам города.

ОДИНОКИЙ АРТИСТ
Остывающий зал тишины наглотался
В незакрытом окне полусонных кулис.
В темный бархат портьер
Луч софита вплетался,
А на сцене сидел одинокий артист.
Нет ни мыслей, ни чувств
Но привычна потеря,
Не осталось души нерастраченных сил.
Их он в жертву принес, стоголовому зверю,
Чтобы браво кричал и цветы приносил.
Очень трудно понять, даже искренне веря,
За какие грехи так Господь рассудил
Беззаветно любить ненасытного зверя
И до боли желать, чтобы вновь приходил.
Чтобы снова сжигать воспаленные нервы,
Чтоб в хрипящую грудь будто скальпель влезал,
Чтобы сердце, как мяч, каждый раз, будто первый,
Не жалея бросать в переполненный зал.
Одинокий артист...
Он не пьян, и не болен,
Он в своих небесах продолжает кружить,
Только завтра опять этот зал будет полон,
Значит стоило петь, значит стоило жить.

Владимир МАРУС
"Булава" №7(289)
 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.