on-line с 20.02.06

Арт-блог

05.04.2019, 09:39

Апрель-2019

Апрельская прогулка (Ю. Визбор) Есть тайная печаль в весне первоначальной, Когда последний снег мне несказанно жаль, Когда в пустых лесах негромко и случайно Из дальнего окна доносится рояль. И ветер там вершит кружение занавески Там от движенья нот чуть звякает хрусталь Там девочка моя, еще ничья невеста, И грает, чтоб весну сопровождал рояль. Ребята, нам пора, пока мы не сменили Веселую печаль на черную печаль. Пока своим богам ни в чем не изменили, В программах наших душ передают рояль. И будет счастье нам, пока легко и смело Т а девочка творит над миром пастораль, Пока по всей земле, во все ее пределы Из дальнего окна доносится рояль.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новости региона

10.04.2019, 15:08

Епоха Вацлава Мошинського. Пам'яті Майстра

21.03.2019, 10:20

У Херсоні безкоштовно покажуть сучасне українське кіно

18.03.2019, 10:08

V Міжнародний конкурс малюнку «Ілюстрація до народної казки»

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Херсон - город нескучный. 4 часть

Херсон - город нескучный. 4 часть

В прошлом номере «Субботнего выпуска» мы продолжили рассказ о нашем городе и его жителях, которые в те времена, когда не было ещё телевизоров, музыкальных центров и прочей личной аудио-видеоаппаратуры, умели отдыхать и развлекаться. Причём, пожалуй, более активно, нежели ныне мы, привязанные опять-такик своей «развлекательной электронной технике». Так что не правы были заезжие путешественники, посетившие Херсон в конце XIX – начале ХХ веков, считавшие наш город скучным и унылым

На любой вкус!
Старшее поколение бывших советских сограждан наверняка помнит кинокомедию «Свадьба», снятую в СССР в 1944 году по одноименному произведению Антона Павловича Чехова. А если кто не помнит, то уж в памяти, по крайней мере, точно хранит фразу «...в Греции всё есть…», ставшую крылатой во времена всеобщего дефицита. Правда, обычно цитируют только вторую половину фразы, произнесённую гостем греком-кондитером на свадьбе Эпоминонда Максимовича Апломбова. А полностью эта фраза звучала так: «Это в России ничего нету, а в Греции всё есть…». Антон Павлович, вложивший эти слова в уста грека, наверняка знал, о чём писал в далёком 1890 году.

Может быть, в России и впрямь тогда «ничего не было» – классику виднее, но вот в Херсоне, похоже, было всё! Разве что появлялось с небольшой задержкой во времени, но точно – всё. И даже бананов с их достаточно коротким сроком хранения, оказывается, было предостаточно. Чтобы убедиться в этом, читаем объявление в одном из январских номеров газеты «Югъ» в начале ХХ века: «Во фруктовом магазине А. Хасанова по Суворовской улице в доме Халаная получены бананы, александрийские мандарины, апельсины, виноград, яблоки и груши. Продаются с небольшой пользой (ненамного выше закупочной цены. – А. З.). Спешите покупать!».

Вот ведь не только бананы, а и виноград, и яблоки, и груши, и всё это, заметьте, – зимой! Чуть раньше, примерно лет за 40 до этого, этнограф-путешественник Афанасьев-Чужбинский, посетивший Херсон, отмечал изобилие апельсинов и лимонов на местных базарах. А об арбузах, дынях и сливах в сезон и говорить не приходилось, причём по самым что ни на есть доступным ценам. Ну как тут не радоваться жизни?!

«Веселье без водки – одно притворство»
Да и со всеми прочими продуктами, без которых радость жизни была бы не полной, в прошлом в Херсоне тоже было всё в порядке. С той же водкой, например, отличавшейся не только лишь одними красочными этикетками, но и своим особым вкусом. Несмотря на сотни полторы-две названий, каждый сорт водки был совершенно не похож на другой, что несомненно было отражено в её названиях: «Померанцевая», «Миндальная», «Персиковая», «Гвоздичная», «Малиновая», «Тминная», «Калуферная», «Бальзамная», «Лавровая», «Анисовая», «Рябиновая», «Вишнёвая», а ещё водки «Зелёная», «Голубая крепительная», «Белая», «Коричневая», «Зорная», «Целебная», «Розмариновая», «Гусарская», «Французская», «Ерофеич», «Ратафия» и прочая, и прочая... К слову, в дореволюционном справочнике по составлению водок разных сортов в рецепте водки «Целебной» среди её составляющих упоминаются листья коки – кокаинового куста.

Пожалуй, не меньшим был и ассортимент различных вин, а вино «Сан-Рафаэль», наиболее рекламируемое в Херсоне, считалось лечебным и полезным для желудка как взрослых, так и детей. По крайней мере, так об этом повествовала реклама того времени.

«Люблю повеселиться, особенно поесть…»
Всё в порядке было и, скажем, с не просто газированной водой, к какой мы давно уже привыкли сейчас, а с самой настоящей минеральной, с насыщающими её солями, ионами, анионами и катионами. Как вещала газетная реклама начала ХХ века: «Свежие минеральные воды – Виши, Эмс, Оберзальцбрун, Контрексвиль, Боржом, Левико, Ронсенво, Карлсбадская, Мариенбадская, Франц-Иосиф, Сальватор, Гунияди Янос, Киссинген, Ракоци – имеются всегда на складе провизора Льва Билинкиса». И это, опять-таки, лишь небольшая часть существовавших в то время марок минеральной.

Можно было бы ещё упомянуть десятки сортов рыбы, доступных простому смертному в те далёкие времена и совершенно не известных нам ныне. И даже «элитный» и дорогой осётр неизменно присутствовал в качестве целого ряда рецептов блюд в поваренной книге для молодой хозяйки: «Свежую осетрину нарежьте ломтиками в четверть вершка толщиной, обваляйте в муке и жарьте на прованском масле». «Взять фунта три разной рыбы, осетрины, белорыбицы, сига или белуги…».

Следом за рыбой в «празднике живота» в те далекие времена принимали участие десятки наименований птицы: жаркое тетёрка, рябчик фаршированный, жаркое вальдшнеп, глухарь жареный... Причём птицы в окрестностях Херсона водилось в таком изобилии, что в период перелёта местные обыватели колотили её палками прямо на улицах города. Как отмечала газета «Югъ» в 1901 году: «Мало-мальски порядочный охотник в день может набить до 100 штук различной дичи, особенно много куропаток». И далее – самое интересное: «На прошлой неделе дичь ловилась руками, билась палками нашими обывателями на центральных и людных частях города. Например, на Суворовской был пойман вальдшнеп, а на Греческой руками поймана перепёлка».

В тех же старых херсонских газетах можно отыскать сообщение об огромной стае куропаток, рискнувшей в сумерках напрямую миновать Херсон. Бедные птицы в темноте натыкались на густо натянутую над улицами телеграфную проволоку и десятками падали на мостовые под ноги обывателей-прохожих, которые радостно сворачивали им их тонкие шейки. Что поделать, под личиной разумного homo sapiens скрывается всё тот же первобытный дикарь с неизжитыми цивилизацией охотничьими инстинктами.

Продуктового дефицита до 1916 года не знали
Конечно, в повествовании об изобилии продуктов питания в прошлом не стоит сбрасывать со счетов и то, что, кроме среднего обывателя, существовала ещё гораздо большая группа тех, чьи заработки лишь позволяли свести концы с концами. Именно для них в каждом городе, в том числе и в Херсоне, действовала фиксированная такса на основные продукты питания, ежемесячно утверждаемая местным губернатором. К основным продуктам главным образом относились хлеб и мясо. И какие бы сложные времена ни переживала страна, за период с 1900-го по 1915-й годы цены на эти продукты питания повысились всего лишь на копейку-две за фунт, в зависимости от сортности продукта. И даже позднее, в 1916–1917 годы, когда жизнь стала «слетать с катушек», какое-то время удавалось контролировать повышение цен.

Впрочем, здесь я говорю всего лишь о Херсоне и его жителях, не касаясь населения сельской местности, чья жизнь и достаток напрямую были связаны с урожайностью года, а неурожайных лет в нашем регионе «рискованного» земледелия тогда хватало. А в остальном, как я уже говорил, в те далекие времена, до 1916 года, по части продуктов Херсон не отставал от других городов, а на прилавках лавок и магазинов наблюдалось изобилие всего, что требовалось для веселья. Ведь, как утверждает старая пословица, сытый весел, а голодный нос повесил. Латинское же слово «дефицит», означающее недостаток, нехватку чего-либо, появилось и прочно укрепило свои позиции уже с первых лет советской власти и оставалось на слуху вплоть до нашего времени.

Херсон поющий…
Вот прямо не знаю, почему путешественники называли Херсон скучным городом. Ведь даже вопреки отсутствию тогда привычных для нас телевизоров и компьютеров с их обильно-развлекательными программами и бездонным Интернетом херсонцы совсем не были заложниками скуки, находя подходящее занятие по душе в своё свободное время. И уж точно не страдали они от дефицита общения, так как часто неплохо проводили время за вечерними посиделками с «глубоко философскими» разговорами о жизни и политике, о прочитанных книгах или театральных постановках.

Зачастую неспешные беседы сдабривали общим или сольным пением под собственный аккомпанемент или даже под аккомпанемент целого маленького оркестрика. Ведь стоит отметить, что в те времена играли на различных музыкальных инструментах если не все, то, пожалуй, подавляющее большинство. Нужно подчеркнуть и тот факт, что почти во всех приличных учебных заведениях наряду с общими предметами преподавали ещё и игру на музыкальных инструментах. И уж несомненно эти учебные заведения могли похвастаться своим оркестром (а то и несколькими), состоявшим из лучших музыкантов-учащихся, и своим хором.

Так что наш Херсон был не только читающим городом, но и поющим. Даже когда в последней четверти ХІХ века в моду постепенно стал входить граммофон с трубой-тюльпаном и шипящим механическим звуком, живое пение оставалось востребованным в любой компании, да и не только. Херсонский журналист Александр Петражицкий, расстрелянный в тюрьме осенью 1937 года, оставил в своём дневнике чудную зарисовку, датируемую 1916-м: «Тихая, грустная осень. Жёлтая листва осыпается в тоске, и солнечные закаты становятся красными. Очень тихо в саду, совсем тихо… Из раскрытых окон доносятся звуки рояля и милый голос поёт:

Ночь над Севильей спустилась,
Спит всё во мраке ночном…

Томительно душная ночь спустилась над старым городом. Тишина и покой разлиты всюду, но город не спит, а только притаился. Высоко в небе стоит полная луна и заливает своим расплавленным светом плоские крыши и тёплые веранды, обвитые вьющимися розами и глициниями…». Наверное, так о своём городе может писать только влюблённый в него человек…

Продолжение темы – в одном из ближайших номеров.

Александр Захаров

Источник информации

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.