on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новости региона

15.08.2019, 14:05

В Україні запустився безкоштовний онлайн-курс для митців

14.08.2019, 10:32

У Херсоні відбудеться Флешмоб жіночності-2019

14.08.2019, 10:21

Херсонців запрошують відсвяткувати День Незалежності

> Туризм, отдых, развлечения > Биосферный заповедник Аскания-Нова > Херсонская область, Присивашье: убежище для «азиатов» ( продолжение)

Херсонская область, Присивашье: убежище для «азиатов» ( продолжение)



Дикие лошади: живы или нет, слухи или реальность?
-Уже в середине ХХ века стало ясно, что сбываются худшие опасения: вольных диких лошадей почти не осталось. Собственно говоря, сам Пржевальский застал их тогда, когда у них уже давно начались, как это говорят, «проблемы». А приблизительно с 1940-х годов наблюдается неуклонное снижение численности. Хотя уже с 1926 года этот вид в Монголии находился под охраной. Да только охрана эта была не очень-то действенной: на диких лошадей продолжали охотиться. Кроме того, появились табуны домашних лошадей и скота. В результате у лошадей диких «отобрали» почти все водопои. А в тех местах это почти смертный приговор – всё равно, что выстрел из винтовки. Так или иначе, но после 1968 года в Монголии достоверных встреч с лошадью Пржевальского не было. По крайней мере, так пишут в специальной литературе – в авторитетных справочниках. Но в начале 1980-х от одного из преподавателей херсонского пединститута автору этих строк довелось услышать примерно следующее: на самом деле, лошадь Пржевальского в природе ещё обитает. Но... существует негласная договорённость зоологов разных стран не разглашать эти сведения. Чтобы не подвергать риску тех лошадей, которые ещё сохранились в природе. Не знаю, может быть, и было такое вот «джентльменское соглашение». Во всяком случае, уже в 1987 году в прессе появились сообщения о том, что в 1981 и 1982 годах в китайской части Джунгарии видели-таки лошадей Пржевальского! К сожалению, не было полной уверенности в том, что это были именно дикие лошади: ведь к тому времени в тех местах появились и лошади одичавшие. А сейчас можно сказать почти со стопроцентной уверенностью: диких лошадей этого вида уже не существует.

Олень императора
Как и лошадь Пржевальского, этот олень тоже содержится в зоопарке заповедника Аскания-Нова. А история открытия и изучения вида напоминает настоящий детектив. Первому европейцу, которому довелось его увидеть, пришлось преодолевать не просто трудности – он, по-видимому, здорово рисковал своей жизнью! Потому как в то время (во второй половине XIX века) к югу от Пекина находился императорский охотничий парк. Его площадь была огромной: парк был окружён стеной длиной в 70 километров! Простым смертным не то что заходить в него было нельзя – под страхом смерти запрещалось даже заглядывать за эту стену. Тем не менее кое-кто из местных жителей знал, что в парке содержатся какие-то диковинные олени. И шкуру этого оленя удалось-таки раздобыть и привезти в Европу в середине 1860-х. А в 1866 году удалось раздобыть ещё 2 шкуры и 2 черепа оленя. По ним сделали описание животного: для науки был открыт новый вид!

Отчаянным европейцем, посягнувшим на собственность Сына Неба (так в Китае называли императоров) был Арман Давид – французский миссионер, который работал в Китае. И человеком, и исследователем он был незаурядным: ведь для зоологической науки он сделал не меньше, чем иной институт (да не обидятся на меня коллеги-зоологи)! Потому как кроме оленя (которого, кстати, назвали его именем) Арман Давид открыл ещё несколько видов животных. В том числе и знаменитую большую панду – то ли медведя, то ли гигантского енота.

А в 1969 году нескольких оленей Давида удалось привезти в зоопарки Европы. Тем самым было положено начало разведению этого вида в Европе. Как и в случае с лошадью Пржевальского, это было спасением: ведь в дикой природе олень Давида более не существовал: в Среднем Китае, где животное обитало, этот вид вымер уже очень давно. А после 1920 года этих оленей не осталось и в императорском парке: его стена была разрушена при наводнении, олени разбежались, и их перебили. Так что сейчас зоопарки мира – последнее убежище этого красивого зверя. И Аскания-Нова – в их числе! Что же дальше?

Такой вопрос возникает всегда, когда речь идёт о животных, которых в природе больше не существует и которые сохранились только в зоопарках. Так вот, «дальше» предусматривается возвращение их в природу. Что касается лошади Пржевальского, то эта работа уже началась: в Монголии, в 100 километрах к юго-западу от Улан-Батора, создан национальный парк «Хустайн Нууру» площадью в 57 тысяч гектаров. Ещё в 1992 году там появились первые лошади Пржевальского – из Аскании-Нова, голландских и одного немецкого парков полувольного разведения. В первые годы животных содержали в загонах, сейчас пытаются перейти к относительно вольному содержанию. Но сделать это непросто: ведь со времён Пржевальского изменились и лошади, и сама Монголия!

Что касается оленя Давида, то уже в 1952 году несколько животных передали из Европы в Пекинский зоопарк. Тем не менее в природные условия оленей пока не выпускают – хотя такое намерение существует. Просто отыскать подходящие условия в густонаселённом Среднем Китае труднее, чем в Монголии.

Особенностью всех этих программ является то, что жизнеспособные группы (по-научному – популяции) в природе можно будет создать только при участии возможно большего количества зоопарков из разных стран. Причина очевидна: если в природу выпустить животных из одного зоопарка (или даже нескольких), то уже через 1–2 поколения все особи будут близкими родственниками. И тогда начнётся вырождение из-за близкородственного скрещивания. А значит если даже возвращение в природу лошади Пржевальского и оленя Давида будет происходить успешно (как говорится, дай-то Бог!), то тем не менее, ещё многие годы возникшие популяции надо будет «освежать» животными из самых разных зоопарков Земли. В том числе, вероятно, и из степей Таврии.

Вместо послесловия
Думаю, в свете всего вышесказанного нет особой нужды объяснять, какое значение имеют заповедники и зоопарки для сохранения генофонда нашей планеты. И сколько труда было потрачено на то, чтобы сохранить всего лишь один вид – лошадь Пржевальского. И в этой связи я не могу удержаться от того, чтобы не процитировать выдержки из одного выступления.

«...Там показано, как пышущий здоровьем человек, вероятно, учёный, – если заповедник, там все учёные (что, и медведи тоже? – Прим. авт.), лежит на камне и наблюдает в бинокль, как белка грызёт орехи. Потом он перемещает бинокль и смотрит, как идёт медведь. Что это за заповедник?! Это заповедник для тех, кто там живёт. Они и пасутся там, пасутся лучше, чем медведи и белки. Ведь если бы этих людей не было, белка всё равно бы грызла орехи. Ей-то безразлично, есть там учёный или нет!» – из выступления Никиты Сергеевича Хрущёва на январском 1961 года Пленуме ЦК КПСС (перед этим Никита Сергеевич просмотрел фильм «Золотое озеро» об Алтайском заповеднике. – Прим. авт.).

Комментарии, как говорится, излишни. Хотелось бы только надеяться, что подобное невежественно-хамское отношение к охране природы и тем, кто посвятил ей жизнь, навсегда ушли в прошлое. А нет! Ведь уже на рубеже тысячелетий один высокопоставленный чиновник «отмочил» такое... «Да вы что, всю Херсонскую область хотите заповедной сделать?!» (Речь шла о создании нескольких новых небольших заповедных объектов – заказников. – Прим. авт.).

Сей деятель, видимо, и не подозревает, что и в Европе, и в Африке высокий процент заповедных территорий – это и престиж, и возможность развития туристической отрасли. Только не в Украине: у нас ведь до сих пор от слова «заповедник» разного рода «партайгеноссе» бледнеют и зеленеют!

А уже в III тысячелетии над многими сохранившимися уголками природы Украины нависла новая опасность – приватизация. Не стала исключением и Херсонская область. Но об этом мы расскажем уже в другой статье.

Евгений РОМАН
зоолог, член президиума Херсонского отделения Украинского общества охраны природы
Гривна-СВ , 2007-07-13 (стр. 19)

 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.