on-line с 20.02.06

Арт-блог

24.11.2021, 16:03

Сергій Жадан "Перші дні листопада"

Перші дні листопада. Вона спить у порожній кімнаті, в чужому ліжку. А він думає: чуже місто, чужа кімната — як я її тут залишу? Третя по обіді. Суха осінь. Посиджу, доки вона спить, заговорюючи постійно. Світло таке легке. Вона четвертий день у дорозі. Хай їй хоча би тут буде спокійно. Якщо буде потрібно — поправлятиму ковдру. Якщо буде холодно — причинятиму вікна. Спробую перехитрити її застуду невиліковну. Я сам усе це вигадав, вона ні в чому не винна. Як я її залишу? Незабаром почнеться вечір. Швидко стемніє, повітря остигне. Краще вже охоронятиму її речі. Краще вже грітиму її стигми. Раптом, коли я піду, ріки затоплять кімнату, раптом птахи почнуть битися в стіни, раптом дерева обступлять її й поведуть на страту, раптом сусіди почнуть рвати тіло її на частини, раптом, щойно я вийду, вона забуде про мене, раптом забуде все, що говорила до цього, раптом серце її, золоте й шалене, буде битись тепер для когось чужого. Хай спить. ...

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новости региона

29.11.2021, 12:08

Херсонщина у Національному реєстрі рекордів України

29.11.2021, 11:18

Нa Xepcoнщинi вiдбудeтьcя 18 кiнoфecтивaль дoкумeнтaльнoгo кiнo пpo пpaвa людини

29.11.2021, 10:29

Известная херсонская художница Венера Такаева отмечает юбилей

> Темы > Театр > Из театральной истории Херсона > Херсонский эксперимент Мейерхольда

Херсонский эксперимент Мейерхольда

10.10.2002

Наш драматический театр знавал и спады, и подъемы. Причем его лучшие времена связаны с замечательными личностями.

Ровно сто лет назад, в 1902 году, театральный сезон в Херсоне открыла труппа начинающего, никому не известного режиссера Всеволода Эмильевича Мейерхольда. Этот молодой человек оставил сцену столичного театра всероссийского уровня из-за конфликта с режиссерами Немировичем-Данченко и Станиславским. Нет, причина ссоры была отнюдь не творческого плана и дело не в знаменитом «Не верю!». Просто до 1902 года Московский художественный театр не имел ни единого мецената. Каждый сезон актерам доводилось начинать с походов по спонсорам, которые в те времена вряд ли были щедрее нынешних. Однако в конце 1901 года, оценив режиссуру и талант актеров, известный российский миллионер Савва Морозов решил единолично финансировать Московский театр.

Каждый член труппы получил при этом долю заведения в виде пая, а Мейерхольд оказался в числе обделенных. Он мог продолжать работать во МХАТе, но при этом не имея акций и не получая дивидендов. Ущемленное самолюбие актера заставило его покинуть Москву. Собрав скромные пожитки, вместе с таким же обиженным Александром Кошеверовым он переехал в Херсон. У жены последнего оказались связи в Херсонской городской думе, и актерам удалось арендовать городской театр, который на тот момент держала антрепренерша, некая Малиновская. Надо сказать, заведение под ее руководством влачило весьма жалкое существование. Бюджет в 11 тысяч рублей с большим трудом позволял сводить концы с концами.

Такое положение вещей могло в скором времени погубить театр. Мейерхольду удалось проявить организаторские таланты и заманить в уездный, мало известный городишко молодых талантливых актеров из Москвы, посулив им большие роли. Вновь созданная труппа именовалась «Товариществом новой драмы». Подсчитав необходимые расходы и возможные доходы, начинающий режиссер вышел на сумму 27 тысяч рублей, тем самым более чем вдвое увеличив прибыль.

22 сентября херсонцы увидели пьесу Антона Чехова "Три сестры». Уездные театралы были в восторге. Актеров буквально засыпали цветами. В стенах Херсонского театра подобного не бывало с момента его открытия. Судьба сезона была предрешена, Немаловажную роль в достижении успеха сыграли новшества, привезенные из столицы: за печкой прятался сверчок, на столе горела лампа, в вазах стояли цветы. Все это существенно оживляло действо на сцене. Поставив не три спектакля, как раньше, а на порядок больше, к весне Мейерхольд получил вместо запланированных 27 тысяч - 35.

Отработав сезон, уже как состоявшийся режиссер Всеволод Мейерхольд оставил наш город. Местные поклонники пытались вернуть труппу, послав ему вдогонку письмо, а в нем - около пятисот подписей. Но херсонские масштабы уже были малы для «Товарищества новой драмы».

Херсонский эксперимент столетней давности подтверждает, что проблема театров - не в публике. И возможно, секрет успеха В. Мейерхольда кроется в его жизненном девизе: жизни или смерти, но только не сна.

Вадим МУСИЙКО
«Гривна» №41 10 октября 2002

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.