on-line с 20.02.06

Арт-блог

05.04.2019, 09:39

Апрель-2019

Апрельская прогулка (Ю. Визбор) Есть тайная печаль в весне первоначальной, Когда последний снег мне несказанно жаль, Когда в пустых лесах негромко и случайно Из дальнего окна доносится рояль. И ветер там вершит кружение занавески Там от движенья нот чуть звякает хрусталь Там девочка моя, еще ничья невеста, И грает, чтоб весну сопровождал рояль. Ребята, нам пора, пока мы не сменили Веселую печаль на черную печаль. Пока своим богам ни в чем не изменили, В программах наших душ передают рояль. И будет счастье нам, пока легко и смело Т а девочка творит над миром пастораль, Пока по всей земле, во все ее пределы Из дальнего окна доносится рояль.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новости региона

24.04.2019, 09:19

Відбувся ХХV ювілейний Всеукраїнський конкурс читців Шевченка

10.04.2019, 15:08

Епоха Вацлава Мошинського. Пам'яті Майстра

21.03.2019, 10:20

У Херсоні безкоштовно покажуть сучасне українське кіно

> Персоналии > Кино > Гринько Николай > Херсонский папа Карло: история одной судьбы

Херсонский папа Карло: история одной судьбы

Замечали ли Вы, переключая телеканалы в бесцельном поиске новых эмоций и впечатлений, что так или иначе, когда попадаешь на старые добрые фильмы времен минувшего столетия, сразу же хочется их пересмотреть?
До боли знакомые сюжеты, по миллиону раз виденные сцены, и такие родные актеры. Актеры, которых мы помним с детства. Такие великие, и такие любимые, как всесоюзный папа Карло - Николай Гринько.

А знали ли вы, что Николай Гринько - украинский советский актер, в 1973 году получивший звание Народного артиста УССР, родился в 1921 году в городе Херсоне?
Родители Николая играли в украинском рабоче-крестьянском передвижном театре. Молодой человек с самого детства тоже мечтал стать актером, но его планы разрушила война - Гринько призвали на фронт.
Николай служил стрелком-радистом авиаполка, был комсоргом полка, позже - старшиной гвардии. В части создал ансамбль самодеятельности, который гастролировал как фронтовая бригада. За активное участие в художественной самодеятельности и комсомольскую работу будущий актер был награжден медалью «За боевые заслуги».

После войны Гринько удается устроиться помощником режиссера, а с 1946 года стать уже ведущим актером драматических театров Запорожья и Ужгорода. Через десять лет Николай Григорьевич уже актер и художественный руководитель Киевского эстрадного оркестра «Днепр». В 1963 году он становится актером киностудии им. Довженко.
Дебют в кино состоялся в 1951 году в роли Бунтаря в фильме Игоря Савченко «Тарас Шевченко». В последующие десять лет Николай Григорьевич почти не снимался, полностью посвятив себя работе в театре. Первой, по-настоящему серьезной работой спустя десятилетие стала роль солдата-американца в фильме А. Алова и В. Наумова «Мир входящему» (1961 год). Режиссеры даже получили ящик коньяка, выиграв пари у американской делегации, что играл солдата не американец, а украинский актер. Николай Гринько настолько вжился в роль, что иностранные киношники приняли его за чистокровного янки. Картина получила специальную награду жюри на Венецианском кинофестивале, а Гринько присудили особый приз «За рекламу автомобилей фирмы «Студебеккер»» (автомобиль этой фирмы).

С 1961 года Николай Гринько полностью отдается новой стихии - кино. Очень неожиданной и эффектной его работой стала роль А.П. Чехова в фильме Сергея Юткевича «Сюжет для небольшого рассказа» (1969), об истории создания пьесы «Чайка» и ее провале на сцене Александрийского театра. С ним долго здоровались на Мосфильме: «Здравствуйте, Антон Павлович», а во Франции во время премьеры фильма Чехов-Гринько имел невероятный успех, наравне с Мариной Влади, которая была его партнершей.
Особыми стали для творческой жизни Гринько работы в фильмах Андрея Тарковского. Режиссер впервые увидел Николая Григорьевича в картине «Мир входящему», долго разыскивал его и с тех пор называл своим талисманом. У Тарковского Гринько дебютировал в фильме «Иваново детство», 1962 год. Эта картина получила высшую награду Венецианского кинофестиваля - «Золотого льва».

За ними последовали «Андрей Рублев» (1966), «Солярис» (1972), «Зеркало» (1974) и одна из лучших работ Гринько - роль Профессора в «Сталкере» (1979). В оскароносном фильме Райнера Вернера Фассбиндера «Третье поколение» главный герой описывает свою любимую сцену из «Соляриса» Андрея Тарковского: герой фильма немецкого классика рассказывает об образе, который создал в фильме наш земляк - образ Благородного Отца, живущего в самой глубине подсознания мирового искусства. В 70-х режиссеры открыли новую грань таланта актера: огромное чувство юмора, стремление к импровизации и отличную пластику. Особенно эти качества заметны в детских фильмах, где он прекрасно двигался и пел. Многие поколения знают и любят его как папу Карло из фильма-сказки Нечаева «Приключения Буратино» (интересно, что на эту роль Гринько не хотели брать из-за высокого роста, но Нечаев его отстоял). Были еще и «Автомобиль, скрипка и собака Клякса», «Приключения Электроника».

Но, к великому сожалению, на киностудии им. Довженко его не считали «своим». Несмотря на мировое признание, на родной киностудии ему не дали ни одной главной роли. Сыграв в 180 фильмах, будучи востребованным в России и Европе, актер страдал оттого, что с ростом популярности в мире его просто перестали замечать в своем отечестве. Тогда он решил, что дома может что-то получиться, если делать фильмы самому. Начал писать сценарий к «Украденному счастью» по Ивану Франко. Мечтал о роли Миколы Задорожного, писал ее «на себя». С ним хитрили и студия, и Госкино УССР, тянули резину, не говорили ни да ни нет. Он ждал. Но когда прошло шесть лет ожидания, Гринько сказал: «Все. Поезд ушел. Микола тоже остается во мне. Жаль. Я бы хорошо это сделал». Его попытались утешить: мол, на данном этапе Украине нужна комедия. Гринько написал еще один сценарий - «Сеньор Марио пишет комедию» по пьесе Альдо Николаи. Итальянский драматург дал согласие, в Госкино Гринько поздравили и разрешили набирать актерский ансамбль. Но вдруг Госкино УССР решает: национальной студии нужна и комедия на национальной основе. Больше в украинское кино Николай Гринько не пытался пробиться. На студии его любили, поэтому, в обход начальства, некоторые режиссеры утверждали на небольшие, эпизодические роли, которые их фильмы только украшали.

Была у Гринько заветная мечта: сыграть Дон Кихота. К сожалению, приглашение от Резо Чхеидзе поступило тогда, когда Гринько по возрасту и состоянию здоровья уже не мог взяться за роль. Актер понимал, что даже на пробы режиссер позвал его, только зная о заветной мечте, и все же, когда студия «Грузия-фильм» пригласила Гринько пройти пробы на роль Дон Кихота, он обрадовался как ребенок. Казалось, давнишняя мечта сыграть Рыцаря печального образа вот-вот станет явью. Павильон на «Грузия-фильме» напоминал зрительный зал. Собравшиеся стояли, сидели друг у друга на головах - ждали «того, самого знаменитого... Неделю шли пробы, и неделю зал был полон. Когда Гринько выходил из гримуборной, люди встречали его в длинном коридоре, и он шел сквозь восторженный шепот и аплодисменты. Радовался: «По-моему, получилось!» Ему сказали: ждать решения. Ждал. Упрямо и с надеждой. Но вестей из Грузии не было. Актер все понял. Тогда он попросил отдать ему снятую пробу на память, но ее не отдали, и даже не ответили на просьбу. Николай Григорьевич слег. Это была настоящая драма для него, пережить которую он так и не смог. Николай Гринько умер 10 апреля 1989 от лейкоза.

Несколько лет назад в СМИ появилась информация, что на Байковом кладбище в Киеве вандалы разгромили памятник актеру Николаю Гринько. «Скульптура не на центральной аллее, чуть подальше... В тени деревьев актер застыл во весь рост. Почитай, два метра. Он почти такой же, каким был в жизни. Обаятельный, с неповторимым ироничным прищуром, с добрым бесиком в теперь уже застывших глазах, чуть ссутулившийся, в элегантном пиджаке, в рубашке с распахнутым воротом, в руке зонтик... Этот зонт подонки долбили, должно быть, кувалдой - поддался не сразу. Хотели было взяться уже за «руки»-«ноги», да кто-то преждевременно спугнул...» - писал в своей статье о этом ужасном акте бесчеловечности и вандализма кинокритик и журналист Олег Вергелис. А ведь его жена Айше Чулак-Оглы продала все ценности, которые у нее были, чтобы установить любимому Николаю надгробный памятник. Оставила только два кольца: подарок мужа и подарок отца - на светлую память о двух самых дорогих мужчинах в ее жизни.

Руслана Митюхина
«Наддніпрянська правда плюс».- №9 (9).- 12.2013.- стр.20

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.