on-line с 20.02.06

Арт-блог

05.04.2019, 09:39

Апрель-2019

Апрельская прогулка (Ю. Визбор) Есть тайная печаль в весне первоначальной, Когда последний снег мне несказанно жаль, Когда в пустых лесах негромко и случайно Из дальнего окна доносится рояль. И ветер там вершит кружение занавески Там от движенья нот чуть звякает хрусталь Там девочка моя, еще ничья невеста, И грает, чтоб весну сопровождал рояль. Ребята, нам пора, пока мы не сменили Веселую печаль на черную печаль. Пока своим богам ни в чем не изменили, В программах наших душ передают рояль. И будет счастье нам, пока легко и смело Т а девочка творит над миром пастораль, Пока по всей земле, во все ее пределы Из дальнего окна доносится рояль.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Новости региона

10.04.2019, 15:08

Епоха Вацлава Мошинського. Пам'яті Майстра

21.03.2019, 10:20

У Херсоні безкоштовно покажуть сучасне українське кіно

18.03.2019, 10:08

V Міжнародний конкурс малюнку «Ілюстрація до народної казки»

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > «Херсонцы любят лечиться и сниматься...»

«Херсонцы любят лечиться и сниматься...»

Продолжаем знакомить наших читателей с бытовой и технической историей старого Херсона. Ныне на очереди - рассказ о том, как и когда херсонцы познакомились с фотографией

Со скоростью сонной улитки
Что и говорить, человеческая цивилизация всегда желала запечатлеть и сохранить для потомков индивидуальные черты лиц её представителей. Вспомните хотя бы античную культуру с ее множеством мраморных изображений портретов и идеальных тел. Да вот беда, до поры создание этих портретов было сопряжено с большими трудностями, к тому же требовало тяжёлого, напряжённого и длительного труда талантливых скульпторов либо художников-портретистов. Стоит ли говорить о том, что в прежние времена портрет был исполнен в единственном экземпляре, и для его повторения пришлось бы затратить не меньше времени, чем для создания самого оригинала. А ещё стоимость заказного портрета была непомерно высокой, так что оной привилегией могли пользоваться лишь лица с хорошо утрамбованным кошельком. Такое положение дел сохранялось не один век.

И вдруг во второй четверти XIX века всё как по мановению волшебной палочки изменилось: был изобретён фотографический способ сохранения изображений. Официальным годом рождения фотографии считается 1839-й. А первыми, кто познакомился с нерукотворным уже изображением, стали жители Парижа, по праву считающегося законодателем новых мод. Это уж потом, чуть укрепившись в столице Франции, фотография начала своё триумфальное шествие по всему миру. Правда, с разной скоростью. И если всего спустя несколько лет, перебравшись через океан, она уже успешно развивалась в Новом Свете, то расстояние от Парижа до Херсона фотография преодолела со стремительностью сонной улитки - не менее чем через четверть века. Нет, конечно, я не спорю, возможно, кто-либо из весьма почтенных и совсем не бедных жителей Херсона и имел к тому времени уже свой фотографический портрет, сделанный где-нибудь в столице или вообще за пределами империи. Однако большинству обывателей сие чудо было ещё незнакомо совершенно.

Первые фотограф и фотосалон в Херсоне
Зачинателем фотодела в нашем городе стал представитель местной богемы - художник Пётр Крестоносцев. Долгое время о нём не имелось никаких сведений, кроме фамилии. Местная херсонская история сохранила лишь информацию о том, что мастерская художника Крестоносцева располагалась «против собора» (бывшая улица Соборная, ныне Ленина), в доме Войнарского. Теперь же стало известно, что основной трудовой деятельностью Петра Александровича Крестоносцева (Волгина) в означенное время было преподавание рисования и черчения в Херсонской гимназии. О том же, что он ко всему тому был вполне состоявшимся художником, говорит тот факт, что (согласно информации сайта artru.info) в 1866 году за портрет девицы Щербатовой и картину «Сборщик даяний на храм» Крестоносцев получил звание классного художника первой степени и спустя несколько лет, наконец, -  звание академика.

В 1866 году постигший азы фотодела художник устроил в своей мастерской в Херсоне первый фотосалон и химическую лабораторию, где начал всерьёз заниматься фотографией. Первые фотографические портреты, выставленные в окнах мастерской художника, повергли херсонских обывателей в полный шок. Ещё бы! Какое поразительное портретное сходство, да и лица на портретах - как живые! Что и говорить, перед мастерской художника, находившейся на многолюдной улице старого Херсона, всегда толпился народ. Те, кто мог себе позволить потратить «пятичницу»  (бумажку в пять рублей. -А.З.), не преминули сим воспользоваться и заказать свой портрет. По-видимому, Крестоносцев слишком увлёкся новым делом, ибо его послужной список преподавателя рисования и черчения в дальнейшем полнится рядом служебных назначений в иные учебные заведения Херсона и, наконец, губернии. Впрочем, это можно объяснить и тем, что практическим применением фотографии заинтересовалась местная полиция. А как же иначе, ведь до сего времени не существовало удобного и действенного способа розыска преступников. Словесные же ориентировки, особенно на лиц, «не имевших особых примет», были практически бесполезны и не работали. Теперь же, с изобретением фотографии, работа сыска менялась коренным образом. Словом, местная херсонская полиция приложила немало сил, чтобы использовать детище Крестоносцева в интересах своей службы.

Херсонская губернская фотография
Буквально спустя полгода после открытия фотосалона по городу поползли слухи о том, что Крестоносцев сворачивает своё предприятие и продаёт фотографию. Называли даже покупателя - губернскую типографию. Слухи оказались правдивыми. Согласно заключённому договору, художник обязался обучить фотоделу двух прикомандированных к его пока ещё не проданному салону типографских учеников.В середине марта 1867 года в городе официально открылась Херсонская губернская фотография, а в средине мая, дождавшись окончания учебного года, Крестоносцев оставил службу в гимназии.

Поначалу губернская фотография обслуживала лишь государственные учреждения, одним из которых было и херсонское полицейское управление. К слову, к тому времени лишь в двух городах бывшей Российской империи - в Москве и Елисаветграде (ныне Кировоград) - полицейская служба использовала в разыскной работе фотографические карточки преступников. Херсонское полицейское управление стало третьим. Это уж потом, после Херсона, фотографические карточки освоил киевский сыск.

Интересно, что, как сообщала херсонская газета «ЮГь», в 1900 году сыскное отделение Киева обратилось письменно к полиции Херсона с требованием прислать списки и фотографические карточки живших в городе воров, "...чтобы не допустить их оперировать в случае приезда в Киев». Впрочем, делиться фотокартотекой преступников херсонский сыск явно не пожелал, ибо на запрос последовал лаконичный ответ херсонского полицмейстера: «В подведомственном мне городе воров нет и не проживает». Первая херсонская губернская фотография оказалась предприятием весьма успешным. Спустя год появилась возможность сделать её общедоступной.

В 1868 году в газете «Херсонские губернские ведомости» напечатали следующее объявление;«Желая сделать заведение общедоступным, губернская фотография вошла в сношение с главным депо Санкт-Петербурга и получила от него новый прибор Дальмейера, химические продукты и другие принадлежности лучшего качества и в больших размерах, по самым дешёвым ценам, нашла возможным удешевить работы до следующих цен: фотография на чёрном фоне - 2 рубля, белом - 3 р. Под зеркальным лаком - 5 р. Карточки в два лица - Зр. Портреты в целую пластинку - 3 р. Группы в целую пластинку (от 3 до 5 лиц): первая - 2 р., последующие - 1 р. От 10 до 20 лиц: первая - 5р., последующие - 1р.». Если учесть, что 2-3 рубля составляли дневной заработок некоторых групп населения, то цены всё же кусались. Тем не менее количество жаждавших запечатлеться немедленно возросло. С первого дня открытия общедоступной фотографии она была довольно популярным учреждением Херсона. Теперь же в отведённое для приёма заказов время - от 12 до 4 часов пополудни - у дверей заведения было так многолюдно, что пара фотографов с начала дня работала не покладая рук.

Херсон — город фотографов?
Позволю себе маленькое отступление, хотя, пожалуй, не открою Америку, если скажу, что с момента изобретения фотографии отрасль сия подвергалась различным, иногда совершенно необычным, экспериментам, сегодня уже окончательно забытым. Скажем, объявление в одной из херсонских газет на грани смены веков: «Приехав на короткое время, принимаю заказы по фотоскульптуре, съёмка портретов с натуры и проч.» совершенно ни о чём не скажет современному херсонцу. Меж тем ключевое слово фотоскульптура могло поведать обывателям в начале века об изобретении некоего Зельке - своеобразном объёмном фотопортрете. Сущность его составляют несколько десятков фотографических снимков, отснятых как бы «послойно» специальным фотоприспособлением, а затем вырезанных по контуру и наклеенных в строгой последовательности на основу. Этот способ создания фотоскульптуры был детально описан в одном из номеров журнала «Нива» в 1902 году, иллюстрациями из которого оформлено это повествование.

Успех и востребованность губернской фотографии в Херсоне подтолкнули к действию иных предпринимателей, и вскоре в Херсоне стали открываться новые фотосалоны. К началу XX века их количество достигло уже не менее двух десятков, и это - в небольшом городке, каким был в то время наш Херсон! Наиболее известными херсонскими фотографами, чьи работы сохранились до наших дней в переживших революционные невзгоды семейных альбомах, были В. Берштейн, К. Герингер, О. Гершкевич, А. Заранкин, Л. Кофф, Б. Волковир, Г. Можаровский, М. Глоцер, Л. Раппепорт, Тираспольский. И стоит сказать, что качество работ херсонских фотохудожников было отменным.

В 1901 году херсонская пресса отмечала фотографа Можаровского, который за свой труд был пожалован наградой от Его Императорского Высочества Великого Князя Алексея Михайловича. А в 1902 году местный «ЮГъ» сообщал своим читателям: «Местный фотограф Л. М. Раппепорт удостоился получить от Его Величества короля вюртембергского за изящно исполненную фотографическую работу высочайшую благодарность и булавку Его Величества, усыпанную драгоценными камнями». Широко известный сотрудник журнала «Исторический вестник» петербургский журналист Александр Фирсов, посетивший наш город в 1905 году, писал: «Бросается в глаза существование в городе значительного числа фотографий и аптекарских магазинов. Очевидно, херсонцы любят лечиться и сниматься».

Александр Захаров
«Гривна».- №44 (1086).- 28.10-04.11.2015.- стр.16

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.