on-line с 20.02.06

Арт-блог

01.08.2019, 10:03

Август-2019

Пахне мелісою й медом   Вранішній чай.   Серпень неждано до тебе, -   Що ж, зустрічай.     Меду прозорі краплини...   В вервиці дні   Мов кукурузні зернини,   Злото-ясні.     Пурпур томату достиглий,   Яблучок віск,   Тихі заграви вечірні,   В темряві зблиск.     Ночі такі баклажанові,   Пісня цикад...   Астри із неба рахманного   Падають в сад.         Літо спекотне дозріло,       Осінь гряде,       Сміло вже бронзове тіло       Холоду жде. Валентина П.

Случайное фото

Голосование

Что для вас служит основным источником информации по истории?

Система Orphus

Locations of visitors to this page

Start visitors - 21.03.2009
free counters



Календарь событий

   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новости региона

15.08.2019, 14:05

В Україні запустився безкоштовний онлайн-курс для митців

14.08.2019, 10:32

У Херсоні відбудеться Флешмоб жіночності-2019

14.08.2019, 10:21

Херсонців запрошують відсвяткувати День Незалежності

> Персоналии > КУЛЬТУРОЛОГИЯ > Хмель Виктор Адольфович > Херсонцы в эпоху «навязчивого сервиса»

Херсонцы в эпоху «навязчивого сервиса»

Почитатели таланта Ильи Ильфа и Евгения Петрова несомненно помнят начало романа «Двенадцать стульев» - монолог мастера похоронных дел, гробовщика Безенчука накануне кончины «любимой» тёщи Ипполита Матвеевича Воробьянинова:

«“Нимфа”, туды её в качель, разве товар даёт? Разве ж она может покупателя удовлетворить? Гроб - он одного лесу сколько требует... У них и материал не тот, и отделка похуже, и кисть жидкая, туды её в качель. А я - фирма старая... у меня гроб, как огурчик, отборный, на любителя... Уступлю за 32 рублика... Можно в кредит...»

Этакая провинциальная реклама в предчувствии неотвратимо назревающего заказа... оборванные рьяными приказчиками рукава, карманы и полы одежды! «Грубое зазывание покупателей в магазины подчас доходит до того, что покупателя начинают тянуть в разные стороны за фалды пиджака. Нередко эти сцены сопровождаются громкой перебранкой между приказчиками двух конкурирующих магазинов...», - писал в 1902 году херсонский «Югь». Или вот ещё: «В магазинах по Ришельевской улице вблизи Рыбного базара господствует крайне дикий обычай, который состоит в том, что приказчики обязаны весь день сторожить у дверей и, лишь только покажется покупатель, бросаться к нему, чтобы всяческими правдами и неправдами увести в свой магазин. Какие при этом разыгрываются сцены, и говорить нечего. Обмен насмешками, ругательствами и т. п. прелестями неизменно сопровождает охоту на покупателя...».

Газетной заметкой «Суворовский толчок» «Югу» вторит местный «Родной край»: «Когда вы будете проходить по Суворовской улице мимо магазинов готового платья, то, обладай вы хоть самым лучшим слухом, даже музыкальным - оглохнете. Ибо от таких “шрапнельных страстей’’, какими обдают “традиционные рыцари" проходящую публику, выдержать нельзя.

-    Пс, пс... будьте любезны, мадам, модные дамские платья... Вы можете не купить, но посмотреть же не мешает, - декламирует один из “рыцарей толчка”.

-    Зайка... зяюшка, есть саки, пожалуйте, - вторит ему его коллега.

Такое зазыванье практикуется во всех магазинах готового платья, за исключением двух на Суворовской улице...».

Конечно, здесь уж приказчики дам за платья и юбки не хватали, опасаясь получить зонтом или ридикюльчиком «по мордам-с». С дамами старались обращаться обходительно и вкрадчиво, памятуя истину, что путь к успеху лежит через женские уши... Даже старьёвщики и служители мелочных лавок в погоне за покупателем не упускали случая затащить в лавку случайного прохожего и, «парализовав» его волю и способность к сопротивлению, «всучить» совершенно не нужную ему вещь, причём иногда «втридорога»!

Нахальным приставанием к покупателям, появлявшимся в зоне их видимости, отличались и базарные торговки. Как констатировали местные газеты, «по Рыбной площади иногда буквально невозможно пройти с дамой или детьми», а уж если покупатель «не приглянулся» либо отказался брать испорченный товар, тут уж вслед ему неслась нестройная многоголосая какофония отборной площадной брани с перечислением всех его ближних и дальних родственников, в которой конкурентки-торговки были монолитны. Толкучий рынок также не отличался сдержанностью нравов: «Торговцы и их приказчики при виде покупателя положительно набрасываются на него и насильственно тащат его в свои лавки, отпуская при этом самую нецензурную брань и ругань. Особенно достаётся бесхитростному деревенскому обывателю, попадающему на рынок. Над таким покупателем издеваются, рвут за полы свитки, толкают его в спину, хватают за горло, а иногда и обворовывают. Вчера, например, торговец М. Ризинский даже избил жителя Чернобаевых хуторов Ефима Зубенко за то, что тот стал протестовать против насильственного втаскивания его в лавку... ».

Не менее нахально вели себя и гостиничные агенты, высматривающие свох потенциальных жертв на железнодорожной станции или в порту. Один из прибывших в Херсон на пароходе пассажиров жаловался: «Лишь только сошли на берег с вещами в руках, как были атакованы целой армией субъектов, на фуражках которых красовались имена разных гостиниц. Каждый из них желал оттереть своего конкурента, употреблял все усилия, чтобы по возможности ткнуть под нос карточку своей гостиницы и вырвать из рук мои вещи. Рядом другая ватага комиссионеров накинулась на другого приезжего и вступила между собой в борьбу. Когда я сказал, что гостиница не нужна, они, не стесняясь присутствия моей жены и других женщин, начали оскорблять разными неприличными намёками и оскорбительными остротами. В числе которых перещеголяли своих товарищей комиссионеры гостиниц “Бристоль" и “Лондонская"». Да уж, несмотря на вполне «благородные» европейские названия гостиниц, в этом отношении цивилизацией в старом Херсоне и не пахло...

Как я уже отмечал, городское управление пыталось бороться с «навязчивым сервисом» обязательными постановлениями, а однажды, по единогласному решению господ гласных, «от приказчиков и их хозяев была отобрана подписка не зазывать и не ловить на улице покупателей». Правда, спустя совсем короткий срок местные газеты вновь потребовали «внушить этим бесцеремонным господам вести себя на улице прилично». По-видимому, борьбу с «навязчивым сервисом» городское управление таки проиграло, по крайней мере до начала лихих событий Февральской и Октябрьской революций 1917 года, когда продуктов и товаров стало катастрофически не хватать и торговцы с приказчиками остались не у дел.

Александр Захаров
«Гривна-СВ».- №42 (882).- 18.10.2018.- стр.13

 

 

Напишите свой комментарий

Введите число, которое Вы видите справа
Если Вам не видно изображения с числом - измените настройки браузера так, чтобы отображались картинки и перезагрузите страницу.